Юридические консультации банкротство

Банкротство физических лиц

Теоретические вопросы юридической конструкции исламских финансовых институтов

ЮСУПОВ Тимур Зирякович
кандидат юридических наук, доцент кафедры финансового права юридического факуль­тета Института экономики, управления и права (г. Казань)
ЮСУПОВА Гульназ Фаритовна
кандидат педагогических наук, старший преподаватель Казанского (Приволжского) федерального университета
В статье рассматривается теоретическая и практическая значимость изучения вопросов исламских финансовых институтов. Проанализированы основные нормы и принципы, на которых строится исламская финансовая система. Актуальность вопроса состоит в том, что в свете поиска инвестиционных ресурсов исламский мир не может не представлять интерес для России, посколькуза последниедесятилетия в результате притока нефтедолларов этотрегион стал выступать одним из крупнейших поставщиков капитала на мировые рынки. В ближайшем будущем Россия может стать получателем финансовых ресурсов из этого источника.

 

Необходимость формирования многополярного и то­лерантного мира может быть реализована только в условиях четкого понимания и восприятия тех или иных особенностей различных культур, религий и традиций. Среди многих фак­торов, способствующим этому, на наш взгляд, одним из важ­нейших является конфессиональная составляющая, так как история развития человечества, развитие его духовных и цен­ностных ориентиров неразрывно связаны с развитием и рас­пространением религии.

Если, например, в качестве критерия выбрать такой эле­мент цивилизации, как религия, то все государства можно подразделить на государства: атеистические, христианские, исламские, буддийские и т.д.

Возможно, на сегодняшний день наибольшее проникно­вение и оформление, в рамках нормативных правовых актов, регулирующих различные вопросы государственного и обще­ственного устройства, религиозные постулаты получили в му­сульманских странах, традиционно исповедующих ислам как официальную религию. Этой точки зрения придерживается ряд современных российских ученых. Так А. В. Мелехин указы­вает, что из всех современных мировых религий ислам, пожа­луй, наиболее тесно соприкасается с политикой, государством и правом. Связующим звеном между ними выступает мусуль­манское право.


Мусульманское право — одна из самостоятельных право­вых систем современности, которая является частью мировой правовой культуры. В настоящее время в мире нет ни одной исламской страны, правовая система которой не испытывала бы влияния норм шариата (определенным исключением яв­ляется лишь Турция). Вместе с тем ни в одной из указанных стран мусульманское право ныне не является единственной си­стемой действующих право­вых норм.

 

Шариат («прямой путь») — это совокупность обращен­ных к людям обязательных к соблюдению норм и пред­писаний, установленных Аллахом и переданных им через пророка Мухаммеда. Нормы шариата регулируют во­просы поведения мусульман в повседневной жизни в их отно­шениях между собой и с властью. В шариате религиозная идея очень тесно взаимодействует с правовым началом.

В исламе господствует идея теократического общества, в котором государство выполняет роль служителя религии.

Из изложенного видно, что если в континентальном ев­ропейском праве норма — это предписание законодателя, то в мусульманском праве норма — это предписание Аллаха му­сульманам.

Данные Аллахом правила — это догмы, основанные на вере, а посему они зачастую иррациональны, лишены логики. Их нельзя отменить, поправить, они — для бесспорного и аб­солютного исполнения.






В конечном счете, направление и глубина воздействия мусульманского права на современные правовые системы той или иной страны обусловлены достигнутым ею уровнем эко­номического и культурного развития.

По масштабу применения норм мусульманского права и степени их влияния на действующие законодательства можно предложить следующую классификацию современных право­вых систем стран Востока.

Первую группу составляют правовые системы, где му­сульманское право продолжает применяться максимально широко (Саудовская Аравия, Иран). Прежде всего, его нормы и принципы оказывают глубокое влияние на конституцион­ное законодательство и сложившуюся здесь форму правления (например, обязательное соответствие шариату всех принима­емых законов).

Вторую группу составляют правовые системы, где дей­ствие мусульманского права не столь всеобъемлюще, но все же весьма существенно (Ливия, Пакистан, Судан). Здесь мусуль­манское право продолжает регулировать отношения «лично­го статуса».


К третьей группе можно отнести правовые системы таких стран, как Египет, Сирия, Ливан, Ирак, Сомали, Мавритания, Афганистан. Их конституционное право закрепляет особые положения ислама и мусульманского права. Так, конституции многих из них предусматривают, что главой государства мо­жет быть только мусульманин, а мусульманское право — ис­точник законодательства.

В четвертую группу входят Тунис и Народная Демокра­тическая Республика Йемен. Их брачно-семейные законода­тельства отказываются от ряда основополагающих институтов мусульманского права. Например, в Тунисе законодательно запрещена полигамия, а Семейный кодекс НДРЙ в 1974 г., по существу, наделил женщину равными правами с мужчинами в семейных отношениях.

В классической суннитской традиции мусульманского права сформировалось учение о четырех основных источни­ках, к которым относятся: Коран (Священное писание ислама), Сунна (свод преданий о жизни и деятельности Мухаммеда), иджма (единодушное мнение авторитетных лиц — муджтахи- дов) и кийас (аналогия).


Все нормы и заповеди Корана традиционно делятся на три категории: богословские, этические и «практические». К последним относятся как предписания, регулирующие культ, так и собственно юридические нормы.

Подсчитано, что всего в Коране содержится около 500 ая- тов (стихов), носящих юридический характер. Коранические нормы права относятся к различным отраслям. Их можно раз­делить на следующие группы: нормы «личного статуса», граж­данско-правовые нормы, уголовно-правовые нормы, опреде­ляющие некоторые деяния, являющиеся преступлениями, и виды наказания за их совершение; процессуальные нормы, регламентирующие судопроизводство, дачу свидетельских показаний, клятву и т.п., конституционно-правовые нормы, определяющие образ правления, характер взаимоотношений между правителем и подданными и т.п., международно-пра­вовые нормы, на основе которых устанавливаются отношения исламского государства с другими государствами в мирное и военное время; нормы, касающиеся экономических и финан­совых вопросов.

С этих позиций интересным видится особое рассмотре­ние правового регулирования финансовых институтов, сло­жившееся в рамках исламского права.

На сегодняшний день в российской правовой науке до­статочно полномасштабных, фундаментальных исследований, посвященных такому феномену современности, как исламские финансовые институты.


До сих пор исламские финансовые институты остаются во многом «вещью в себе», несмотря на то, что обладают, по при­знанию многих специалистов, значительным потенциалом.

Важно иметь в виду, что все основные проблемы, с которыми сталкиваются исламские экономические структуры в своей организации и деятельности, носят преимущественно правовой характер и непосредственно связаны с ведущими институтами, принципами и нормами исламского права (фикха). Именно поэтому изучение исламской экономики невозможно без установления ее правовых основ. Причем ключевое значение приобретает анализ теоретико­правовых аспектов указанного явления, ведущих концепций, конструкций и исходных начал подхода исламского права к регулированию имущественных отношений.

В этой связи видится целесообразным подчеркнуть, что исламские финансовые институты отчасти следует рассматри­вать через призму уже сложившихся категорий в традицион­ной финансово-правовой науке.

Необходимо отметить, что в финансово-правовой науке сложилась определенная система традиционных финансовых институтов, которые в той или иной форме присутствуют и в странах с исламской системой права.


Само понятие «финансовый институт» является достаточ­но широким и всеобъемлющим. К ним традиционно относят целевые бюджетные и внебюджетные фонды, в том числе бан­ки и парабанковские организации, также страховые компании и агентства по реструктуризации кредитных организаций и подобные организации международного значения.

Определение финансовых или финансово-кредитных ин­ститутов дается различными авторами.

Так, С. В. Запольский, рассматривая, институциональную концепцию, исходит из функционального своеобразия от­дельно существующих финансовых институтов, таких как госу­дарственные доходы, государственные расходы, страхование, госкредит, банковский кредит, денежное обращение и т.д.



В своем исследовании Н. Д. Эриашвили наряду с поня­тием «финансовый институт» вполне обоснованно выделяет международные финансовые институты. К таковым он от­носит Международный валютный фонд (МВФ); группу Все­мирного банка, включающую Международный банк рекон­струкции и развития (МБРР), Международную ассоциацию развития (MAP), Международную финансовую корпорацию (МФК), Многостороннее агентство по гарантированию инве­стиций (МАГИ); Банк международных расчетов и Всемирную торговую организацию (ВТО). Указывает, что Международные финансовые институты призваны:

1) объединять усилия мирового сообщества в целях стабилизации международных финансов и мировой экономи­ки;

2) осуществлять международное валютное и кредитно­финансовое регулирование;

3) разрабатывать и координировать стратегию и тактику мировой валютной и кредитно-финансовой политики.


М. М. Рассолов, говоря о финансовых институтах, ото­ждествляет их с налогами и займами, которые, он указыва­ет, возникли одновременно с государством, поскольку были объективно необходимы для содержания и функционирова­ния публичной власти.

Рассматривая данное понятие, профессор Н. И. Химичева отмечает, что финансовое право регулирует общественные отношения, возникающие при создании, распределении и ис­пользовании различных фондов денежных средств, которые при однородности, схожести по методам их аккумуляции и использования объединяются понятием «финансовый инсти­тут» и входят в финансовую систему в качестве ее отдельных звеньев.

С экономической точки зрения под финансовым институтом понимается учреждение, занимающееся операциями по передаче денег, кредитованию, ин­вестированию и заимствованию денежных средств с помощью различных финансовых инструментов. Основное назначение финансового института — организация посредничества, т. е. эффективного перемещения денежных средств (в прямой или опосредованной форме) от сберегателей к заемщикам. Первые представляют собой, образно говоря, обладателей «мешка денег», т.е. они готовы передать их за вознаграждение лицу, испытывающему финансовый голод; вторые имеют в портфеле выгодный инвестиционный проект, но не располагают достаточными для его реализации источниками финансирования.


К финансовым институтам относятся банки, сберегатель­ные институты (кассы), страховые и инвестиционные компа­нии, брокерские и биржевые фирмы, инвестиционные фонды и т. п. Финансовый институт призван обеспечить согласование различных потребностей сберегателей и заемщиков. Финансо­вые институты выполняют следующие функции:

1) сбережение финансовых ресурсов (saving);

2) собственно посредничество (intermediation);

3) финансовая трансформация (maturity transformation);

4) передача риска (risk transfer);

5) организация валютных операций (foreign exchange op­erations);

6) содействие ликвидности (liquidity);

7) организация операций по изменению организационно­правовых форм компаний (going public and going private transactions).


В современном экономическом словаре финансово-кре­дитные институты определяются как государственные и част­ные, коммерческие организации, уполномоченные осущест­влять финансовые операции по кредитованию, депонирова­нию вкладов, ведению расчетных счетов, купле и продаже ва­люты и ценных бумаг, оказанию финансовых услуг. Основны­ми финансово-кредитными институтами являются банки, но в их число входят и финансовые компании, инвестиционные фонды, сберегательные кассы, пенсионные фонды, взаимные фонды, страховые компании.

Учитывая вышеназванные особенности, следует отметить, что на сегодняшний день в ряде стран с исламской правовой системой также сформировались особые подходы в право­вом регулировании финансовых институтов в соответствии с основополагающими религиозными положениями. Схожего мнения в своем исследовании придерживается Л. Р. Сюкияй- нен, указывая, что, прежде всего, это означает систему пред­ставлений и идей, которые с опорой на исламские постулаты обосновывают цели и средства экономического развития в це­лом, а также определяют место конкретных финансово-эконо­мических институтов в хозяйственной жизни мусульманского общества. В таком понимании исламская экономика выступа­ет концептуальной моделью, своего рода исламским эконо­мическим проектом. Кроме того, под исламской экономикой следует понимать реально существующие институты и образ­цы хозяйственной активности — финансово-экономические структуры, опирающиеся в своей организации и деятельности на исламские критерии. В этом значении исламская экономи­ка является уже не идеей, а практикой. Причем использование данного термина применительно к названным выше структу­рам получает дополнительное обоснование, если они функ­ционируют не в качестве единичных образований, являясь ис­ключением на фоне общего экономического пространства, а представляют собой звенья целостной системы институтов и процедур, опирающихся на исламские представления о долж­ном экономическом порядке.

Одновременно под исламской экономикой вполне до­пустимо понимать основанные на исламских подходах прин­ципы деятельности, воспринимаемые не только собственно исламскими финансово-экономическими институтами, но и теми хозяйствующими субъектами, которые в целом не под­чиняются исламским требованиям, а также теоретическое ос­мысление указанных принципов.


Шариат обязывает не только соблюдать многочисленные религиозные традиции и ритуалы, руководствоваться опре­деленными принципами в повседневной жизни, но также и предъявляет определенные требования к сфере финансов и ве­дению бизнеса. Исламские финансовые институты находятся все еще в процессе развития, конечным результатом которого является сближение практики с концептуальными основами. Основной задачей регулирующих органов является принятие международных стандартов деятельности в сочетании с одно­временным соблюдением принципов Шариата.

Исламская экономическая система признает частную соб­ственность и рыночную конкуренцию, но главным в ней являет­ся положение о том, что все богатство принадлежит Богу, кото­рый передает его во временное пользование человеку. Поэтому человек должен бережно и рационально относиться к природ­ным ресурсам и сохранять природу для будущих поколений.



Мораль ислама отрицает любое поведение, которое ведет к несправедливости и нарушению прав человека. Считаются незаконными любые спекулятивные сделки, обман, обособле­ние финансовых ресурсов от реальной экономики. В исламской модели четко оговаривается понятие «зульм» означающее «не­справедливость, ущерб, зло». В любом запрещенном или по­рицаемом шариатом бизнесе осуждается даже элемент зульма, несущий вред вовлеченным в этот бизнес людям или интересам общества. Вред может быть явным или скрытым (последствия его могут стать ощутимыми спустя некоторое время), может выражаться не только в имущественной форме, но и в серьез­ном нарушении нормальной работы государственных органов или отдельных коммерческих организаций. С целью борьбы с несправедливым и приносящим урон обществу поведением или бизнесом в исламской экономике запрещается любое неза­конное присвоение чужой собственности или дохода, составля­ющее основу ростовщичества, так же как явно преступные дей­ствия — воровство либо мошенничество. Виды деятельности, категорически не совместимые с моралью ислама:

— ростовщичество (риба);

— неопределенные сделки с повышенным риском (гарар), например, опционы и фьючерсы;

— игорный бизнес (мейсир);

— лотереи;

— спекуляция ценными бумагами;

— традиционное (коммерческое) страхование;

— производство и торговля запрещенными товарами;

— сговор продавцов с целью повышения цен на однород­ный товар, установление монополии;

— нерациональное использование природных ресурсов или препятствование их восстановлению.


В отдельную категорию можно выделить те запрещенные исламом виды деятельности, которые практически в любой стра­не мира рассматриваются как экономические преступления:

— коррупция;

— коммерческий шпионаж;

— обман и дезинформация;

— разглашение секретов и тайн;

— мошенничество;

— выпуск фальшивых денег и т.д.


В некоторых мусульманских государствах (Саудовская Аравия, Оман, Кувейт, Бруней, ОАЭ и др.) «идеологизация» публичных финансов, введение исламских налогов (закят и др.) позволяют властям без использования инструментов при­нуждения (такие налоги уплачиваются не в силу предписаний закона, а согласно религиозным нормам) осуществлять со­бирание налогов в том объеме, в котором это не реализуется в государствах, создающих для этого специальные силовые структуры по борьбе с финансовыми (налоговыми) правонарушениями.

Следует отметить, что все исламские финансовые инсти­туты основывают свою деятельность на определенных прин­ципах, которые в свою очередь основываются на религиозных постулатах. Принципы деятельности финансовых институтов принято классифицировать следующим образом:

1. Разделение. Разделение прибыли, убытка или риска. Отличительной чертой исламской финансовой системы явля­ется ее направленность на цели развития и социальные цели. Считается, что разделение прибыли и убытка, или партнер­ское финансирование, с акцентом на предпринимателей, ис­пытывающих нехватку денежных средств, обеспечит больший экономический потенциал, чем традиционные системы зало­гового кредитования, которые благоприятствуют устоявшим­ся фирмам. Поскольку прибыль нельзя гарантировать, ислам­ский финансовый институт должен принять на себя хотя бы часть риска определенной операции. Нет гарантии постоян­ной прибыли. Аналогичным образом вкладчики исламских институтов не могут инвестировать свои средства на основе га­рантированной прибыли. При этом обеспечение разрешается для защиты от халатности, намеренного вреда или нарушения договорных условий сторонами договора.

2. Недобросовестная прибыль. Ростовщичество, или риба, строго запрещено: любая прибыль на используемые денежные средства должна быть связана с доходами предпри­ятия. Понятие «риба» шире понятия «процент» и включает в себя несправедливую прибыль или использование в своих интересах. Также запрещается эксплуатирование одной сто­роны, нуждающейся в продукте, другой стороной с использо­ванием денег и капитала.

3. Отсутствие спекуляции. Операции, основывающие­ся на случае или спекуляции (в арабском языке известные как майсир), а не на усилии/действии сторон для получения дохода, считаются шариатом недействительными. Шариат, однако, не запрещает обычные биржевые игры или принятие риска. Сдел­ки с использованием свопов и опционов, к примеру, должны рассматриваться более осторожно для проверки соответствия сути коммерческой операции данному принципу. Это наиболее часто обсуждаемая область, и недавно были разработаны реше­ния, в соответствии с принципами шариата, по операциям по хеджированию. В некоторых уголках исламской экономической мысли уже существует готовность признать различие между ин­струментами, которые стремятся достигнуть исключения риска в основополагающих коммерческих операциях, а также в тех опе­рациях, которые проводятся из чисто спекулятивных целей.

4. Отсутствие неопределенности. Наличие неопреде­ленности (гарар) в контракте запрещается, поскольку это подразумевает событие, которое может не произойти. При вступлении в договорные отношения стороны должны полно­стью раскрывать свои намерения и информацию друг другу, поскольку сделка, которая содержит в себе гарар, будет запре­щена. Любой вид сделки, где предмет сделки, стоимость или и то, и другое не определены и не зафиксированы заранее, будут рассматриваться шариатом с подозрением.



5. Отсутствие инвестиций, не представляющих инте­ресы общества. Инвестиции по своей сути должны соответ­ствовать принципам шариата. Операции, связанные с опре­деленными видами продуктов, запрещаются; такие продукты включают в себя свинину, алкоголь, оружие, азартные игры и традиционные финансовые продукты. Исламские финансо­вые институты могут (в зависимости от мнения Шариатского совета) сталкиваться с трудностями при инвестировании в та­кие виды деятельности, как гостиничный бизнес и индустрия развлечений. Также институты имеют черный список запре­щенных инвестиций, составленный Шариатским советом. По­скольку интересы общества (маслаха) являются ключевым за- коноведческим принципом шариата, существует множество причин для формирования списка позитивов. Экологически безвредные проекты — это пример той области, с которой можно начать список инвестиций, представляющих обще­ственный интерес.

6. Отсутствие накопления денежных средств. Торговля и предприятия, генерирующие реальное богатство для бла­га общества в целом, поддерживаются партнерами, разде­ляющими прибыль и убытки. Накопление денег является неправильным и строго осуждается Кораном; деньги — это всего лишь средство обмена и не должны рассматриваться в качестве товара, который должен накапливаться.

В своем исследовании Н. И. Ефременко выделяет ряд во­просов, которые представляются спорными, но одновременно обозначают проблемы в рамках развития исламских финансо­вых институтов.


Во-первых, есть расхождение между парадигмой ислам­ских финансов, или их теоретической концепцией, и практи­кой исламских финансовых институтов. Во-вторых, фактиче­ски исламские финансовые институты вынуждены приспо­собиться к окружающей среде, где они конкурируют с обыч­ными финансовыми посредниками и не имеют доступа к тем инструментам управления ликвидностью на денежном рынке, которыми обладают финансовые посредники в традиционных финансах. В-третьих, каждое шариатское правление в финан­совом институте и преобладающая местная юридическая тра­диция и интерпретация объединяются с конкурентным дав­лением рынка и влияют на деятельность каждого исламского финансового института. В-четвертых, в большинстве стран исламские финансовые институты все еще обязаны исполнять инструкции по управлению традиционным финансировани­ем и использовать стандарты бухгалтерского учета, которые не могут быть полностью приспособлены к сущности их деловой активности. В-пятых, мусульманская духовная традиция вклю­чает разновидности, отражающие пять школ мысли, каждая из которых имеет собственную интерпретацию характера (природы) финансовых сделок и продуктов, совместимых с Шариатом.

Как мы видим, вопросы правовой природы исламских финансовых институтов до конца еще не отработаны, а их кон­струкция должна подвергаться модификации по мере разви­тия.



Учитывая относительно непродолжительную историю становления современных исламских финансовых институтов и процесс их начального формирования в странах Запада, в качестве рекомендаций для России необходимо предложить всесторонне изучить, накопить опыт в вопросах внедрения фи­нансовых институтов, базирующихся на нормах и принципах ислама. И этот процесс может занять не один год. В качестве ближайших ориентиров следует отметить необходимость по­нимания принципов построения исламской финансовой мо­дели всеми заинтересованными сторонами этого процесса, дальнейшее привлечение специалистов в этой области, как из-за рубежа, так и отечественных.

В этой связи следует уделять особое внимание принци­пам, лежащим в основе исламского права и деятельности ис­ламских финансовых институтов.

Такой вектор развития внешней и внутренней политики неизбежно приведет к активному совершенствованию россий­ского законодательства в различных областях и, в первую оче­редь, в финансовой сфере, что позволит упростить взаимную адаптацию финансовых и экономических систем.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 6 (85) 2015

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).