Гражданско-правовые аспекты договора инвестирования пенсионных накоплений

АПИКОВ Рустам Султанович
аспирант кафедры гражданского права Современной гуманитарной академии, консультант Комитета Государственной Думы РФ по труду и социальной политике (г. Москва)



Осуществляемая в настоящее время Российской Федерации пенсионная реформа приводит к возникновению целого ряда гражданско-правовых отношений в сфере пенсионного обеспечения. Однако эти отношения, будучи по своей природе гражданско- правовыми, в то же время осложнены специфическими публично-правовыми элементами, что приводит к появлению необычных и порой противоречивых правовых конструкций в отечественном законодательстве. В частности, сказанное относится к легальному регулированию такого правового института, как договор об обязательном пенсионном страховании, наряду с другими актуальными проблемами являющемуся предметом рассмотрения настоящей статьи.

Российская система негосударственного пенсионного обеспечения, прирастившая свои активы за последние десять лет более чем в 130 раз, заслуживает пристального внимания как один из самых перспективных институциональных инвесторов. Тем более что ее финансовые возможности год от года будут только увеличиваться. Этим обусловлена актуальность исследования гражданско-правовых аспектов регулирования системы негосударственного обеспечения.

Как известно, на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 31 Федерального закона от 24 июля 2002 года № 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации», граждане имеют право отказаться от формирования накопительной части трудовой пенсии через Пенсионный фонд Российской Федерации и передать свои пенсионные накопления в негосударственный пенсионный фонд (НПФ) в соответствии с законодательством Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании. Право застрахованного лица на пере¬дачу своих накоплений в негосударственный пенсионный фонд определено статьей 32 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации». Застрахованное лицо вправе в порядке, установленном федеральным законом, отказаться от получения накопительной части трудовой пенсии из Пенсионного фонда Российской Федерации и передать свои накопления, учтенные в специальной части индивидуального лицевого счета, в негосударственный пенсионный фонд. Деятельность НПФ регулируется Федеральным законом от 7 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (далее - «Закон № 75-ФЗ»).

На основании Закона № 75-ФЗ сторонами договора об обязательном пенсионном страховании являются:
—    страхователь (физическое или юридическое лицо, обязанное перечислять страховые взносы на формирование накопительной части трудовой пенсии);
—    застрахованные лица (физические лица, заключившие договор об обязательном пенсионном страховании).

Участники договора - это сотрудники организации - вкладчики, которым согласно заключенному с НПФ договору будут производиться выплаты взносов. В договоре должен быть приведен список физических лиц, в пользу которых перечисляются взносы. Согласно условиям договора, организация в установленные сроки перечисляет на солидарный счет НПФ пенсионные взносы за своих работников.

Пенсионные накопления передаются в доверительное управление по договору, заключаемому на один год между НПФ и управляющей компанией. Неотъемлемой частью такого договора является инвестиционная декларация, которая определяет требования к целям инвестирования, составу и структуре инвестиционного портфеля управляющей компании.

Поскольку форма договора обязательного пенсионного страхования является в каждом негосударственным пенсионным фондом единой, то застрахованное лицо, желающее заключить договор с данным фондом, должно воспользоваться предложенной ему формой (в терминах статьи 428 ГК РФ - «договор присоединения»). Оферта, т.е. предложение заключить договор, исходит от НПФ; акцепт, т.е. выражение согласия с офертой, осуществляется гражданином путем подписания бланка договора . Подчеркнем также, что договор этот является публичным: «Фонд, осуществляющий деятельность по обязательному пенсионному страхованию, не вправе отказать застрахованному лицу в заключении договора об обязательном пенсионном страховании, за исключением случаев, когда фонд (...) заявил о принятии решения о приостановлении привлечения новых застрахованных лиц» (п. 2 ст. 36.4 Закона № 75-ФЗ).

При этом действующее законодательство трактует договор обязательного пенсионного страхования как реальный - т.е. он вступает в силу не с момента достижения согласия между сторонами, а с момента передачи имущества (денежных средств): «Договор об обязательном пенсионном страховании вступает в силу со дня зачисления перечисленных предыдущим страховщиком средств пенсионных накоплений на счет нового страховщика» (п. 3 ст. 36.4 Закона № 75-ФЗ).

Как следует из изложенного, между подписанием договора обязательного пенсионного страхования и его вступлением в силу существует определенный промежуток времени, который связан с необходимостью осуществления действий третьего лица - Пенсионного фонда Российской Федерации. Сама по себе отсрочка вступления договора в силу до совершения одной из его сторон конкретных действий по передаче имущества другой стороне представляет собой дело достаточно обычное: реальными являются договор займа, хранения (если договором не установлено иное), доверительного управления, может быть таковым договор дарения, и другие. Но во всех этих случаях передача имущества является функцией именно одной из сторон договора. В договоре же обязательного пенсионного страхования такая обязанность возлагается на третье лицо. В связи с этим вполне закономерно возникает вопрос, какова природа этой обязанности, в какой момент она возникает и как обязанное лицо (Пенсионный фонд Российской Федерации) узнает об этой обязанности.

Согласно Закону № 75-ФЗ, от застрахованного лица после заключения договора обязательного пенсионного страхования с избранным им НПФ требуется направление документа в Пенсионный фонд Российской Федерации о передаче в этот НПФ суммы его пенсионных накоплений. Этот документ носит название «заявление застрахованного лица о переходе в фонд» и регламентируется нормами статьи 36.7 Закона № 75-ФЗ:
«1. Застрахованное лицо может воспользоваться правом на переход в фонд не чаще одного раза в год путем подачи заявления в Пенсионный фонд Российской Федерации...
2.    Форма заявления застрахованного лица о переходе в фонд утверждается Правительством Российской Федерации...
4.    Заявление застрахованного лица о переходе в фонд направляется им в Пенсионный фонд Российской Федерации не позднее 1 октября текущего года. Застрахованное лицо может подать указанное заявление в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации по месту жительства лично или направить иным способом. В последнем случае установление личности и проверка подлинности подписи застрахованного лица осуществляются:
1)    нотариусом;
2)    должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации в случаях, если застрахованное лицо находится за пределами территории Российской Федерации;
3)    органом (организацией), с которым у Пенсионного фонда Российской Федерации заключено соглашение о взаимном удостоверении подписей».

Столь серьезное отношение законодателя к заявлению застрахованного лица о переходе в фонд (о чем свидетельствуют утверждаемая на уровне Правительства форма, инструкция по заполнению, заверение подписи) связано с тем, что этот документ имеет не только информационное, но и правовое содержание, поскольку он порождает обязанность Пенсионного фонда РФ перевести определенному участнику гражданского оборота определенную денежную сумму, более того - передать ее в собственность этому лицу без возникновения каких-либо обязательств последнего перед собой и без иного встречного предоставления с его стороны.

Основания для отказа в удовлетворении заявления или для оставления его без рассмотрения ограничены исчерпывающим перечнем: выбор ненадлежащего НПФ (лишенного лицензии или прекратившего привлечение новых застрахованных лиц), нарушение формы заявления (в том числе отсутствие заверенной подписи гражданина), наличие двух или более заявлений от одной даты, пропуск установленных сроков. Все эти основания являются формальными, не зависящими от воли Пенсионного фонда Российской Федерации. Иными словами, Пенсионный фонд РФ не имеет свободы воли в отношении заявления застрахованного лица.

Исходя из того, что согласно ст. 153 ГК РФ «сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей», а договор, в соответствии со ст. 154 ГК РФ, представляет собой двустороннюю или многостороннюю сделку (но бывают и сделки односторонние), представляется, что направление заявления застрахованного лица о переходе в фонд следует рассматривать именно как одностороннюю сделку особого рода. Гражданин, действуя своей волей и в своем интересе, намеревается своими действиями создать определенные гражданские права и обязанности. Его действия направлены на:
—    установление обязанности Пенсионного фонда Российской Федерации перевести денежные средства в негосударственный пенсионный фонд;
—    установление прав и обязанностей негосударственного пенсионного фонда как стороны договора обязательного пенсионного страхования;
—    установление своих прав и обязанностей как стороны договора обязательного пенсионного страхования.
Не следует забывать о том, что переводу денежных средств предшествуют еще две процедуры, не имеющие на сегодняшний день четкой законодательной трактовки:
1)    получение гражданином пенсионной книжки;
2)    внесение Пенсионным фондом РФ изменений в Единый реестр застрахованных лиц.

В реестре застрахованных лиц должно быть указано, какой негосударственный пенсионный фонд выбрал данный гражданин, и какая сумма подлежит переводу в НПФ. Это действие Пенсионного фонда Российской Федерации, хотя и является юридическим действием, в данной ситуации не может считаться сделкой, поскольку оно, по сути, носит только информационный и учетный (регистрационный) характер. Обязанность же Пенсионного фонда Российской Федерации по переводу денег в НПФ возникает, по всей видимости, из довольно  сложного юридического состава: заключенного договора обязательного пенсионного страхования плюс заявления застрахованного лица (при условии правомерности и соблюдения формы обеих этих сделок) плюс получения пенсионной книжки застрахованным лицом.

Завершающим моментом на стадии заключения договора обязательного пенсионного страхования является собственно перевод денежных средств в негосударственный пенсионный фонд. Как представляется, это действие также является односторонней сделкой, направленной на исполнение обязательства Пенсионного фонда Российской Федерации перед гражданином. Именно в результате этого действия Пенсионного фонда Российской Федерации договор обязательного пенсионного страхования наконец вступает в силу - что позволяет говорить о сложном юридическом составе, необходимом для придания полной силы договору обязательного пенсионного страхования:
1)    подписание бланка договора застрахованным лицом и представителем НПФ;
2)    направление застрахованным лицом заявления в Пенсионный фонд Российской Федерации;
3)    получение застрахованным лицом пенсионной книжки в Пенсионном фонде Российской Федерации;
4)    перечисление денежных средств от Пенсионного фонда Российской Федерации в НПФ.

Нельзя не отметить, что наряду с чисто правовыми проблемами эта конструкция создает и значительные технологически затруднения при выборе негосударственного пенсионного фонда застрахованным лицом, что ограничивает переход граждан из Пенсионного фонда Российской Федерации в НПФ.

Как известно, пенсионные резервы представляют собой один из важнейших источников развития не только рынка доверительного управления и рынка ценных бумаг, но и экономики нашей страны в целом. У данного сектора огромный потенциал. Благодаря этим активам интересные и нужные для российской экономики проекты могут получить новый приток долгосрочных инвестиций . В связи с этим требует рассмотрения существующая проблема, связанная с доверительным управлением пенсионными резервами.

В современном гражданском обороте применение права доверительного управления весьма актуально, поскольку оно касается управления имуществом коммерческих организаций, внешнего и конкурсного управления имуществом несостоятельных лиц, управления имуществом паевых инвестиционных фондов, ценными бумагами приватизированных предприятий, денежными средствами коммерческого банка, накопительной частью трудовых пенсий граждан и иными активами частного оборота. Иными словами, доверительное управление применимо как в публичных целях (управление государственным имуществом), так и в частных интересах (управление имуществом частных (физических и юридических) лиц) .

Доверительное управление пенсионными резервами, как предмет правового регулирования, имеет ряд отличительных особенностей, без учета которых не может быть сформулирована эффективная система соответствующих правовых норм. Специфика данных отношений обусловлена сущностью, назначением и институциональными целями негосударственных пенсионных фондов и гражданско-правового института доверительного управления.

Основным назначением негосударственных пенсионных фондов является создание независимой системы пенсионного обеспечения. При этом в отечественном законодательстве акцент сделан на независимости пенсионных фондов от государства, тогда как в мировой практике законодатель традиционно уделяет больше внимания независимости данных организаций от учредителей фондов (в большинстве случаев это крупные работодатели). Таким образом, главная цель института негосударственных пенсионных фондов заключается в обособлении имущества, предназначенного для выплаты будущих пенсий, от имущества их учредителей (исключение в данном случае составляют возможности использования имущества пенсионных фондов в интересах учредителей) .

Главной задачей правового института доверительного управления является освобождение собственника имущества от расходов, связанных с его содержанием и использованием. Все заботы, связанные с содержанием и использованием имущества перелагаются на другое лицо-доверительного управляющего, который получает за это вознаграждение. Несмотря на то, что доверительное управление имуществом закреплено в российском гражданском законодательстве уже более десяти лет, оно сохраняет свою новизну, поскольку потенциал этой правовой модели еще только начинает использоваться. Доверительное управление имуществом нашло свое широкое применение в сферах фондового и финансового рынков, в области управления ценными бумагами.

Целью законодателя является обеспечение следующих условий:
1)    независимости пенсионных фондов;
2)    перенесения бремени содержания имущества фондов на доверительных управляющих. Только реализация перечисленных целей позволит негосударственным пенсионным фондам сконцентрироваться на интересах граждан (застрахованных лиц).

Вместе с тем, существует ряд дополнительных проблем, без решения которых формирование полноценной системы пенсионного обеспечения невозможно. Одной из наиболее серьезных задач является повышение привлекательности пенсионных фондов для работодателей и работников, в первую очередь за счет налоговых преимуществ для вкладчиков фондов. Другим важным аспектом, требующим пристального внимания законодателя, являются взаимоотношения пенсионного фонда и его доверительного управляющего.

Следует признать, что в действующем законодательстве отсутствуют нормы, направленные на обеспечение независимости негосударственных пенсионных фондов от их учредителей. Более того, антимонопольное законодательство не позволяет применительно к пенсионным фондам использовать понятие аффилированного лица. Согласно существующему определению, аффилированность могут иметь только физические и юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в то время как НПФ, являясь некоммерческими организациями, такой деятельности не осуществляют).

Кроме того, в числе объектов, в которые запрещено инвестировать пенсионные резервы, отсутствуют ценные бумаги учредителей негосударственных пенсионных фондов и их аффилированных лиц. На наш взгляд, это делает негосударственные пенсионные фонды весьма уязвимыми для злоупотреблений со стороны учредителей.

Взаимодействие пенсионного фонда и его доверительного управляющего регулируется рядом нормативных актов и договором об управлении пенсионными резервами. Поскольку действующее законодательство регламентирует лишь наиболее общую часть отношений между НПФ и его управляющей компанией, содержание договора об управлении пенсионными резерва¬ми в настоящее время имеет определяющее значение.

Доверительное управление имуществом представляет собой сравнительно новый институт для отечественного гражданского права. Доверительное управление имуществом введено в законодательство Российской Федерации ч. 4 ст. 209 ГК РФ, гл. 53 ГК РФ в качестве самостоятельной правовой формы управления чужим имуществом, осуществления всех правомочий собственника в едином процессе деятельности по управлению чужим имуществом . В то же время, несмотря на полезное экономическое воздействие, достигаемое за счет передачи имущества в управление третьему лицу, правовое регулирование деятельности по доверительному управлению в России далеко не идеально. Многие положения о доверительном управлении не соответствуют экономической природе отношений, складывающихся между субъектами доверительного управления, и увеличивают риск утраты переданного имущества. В итоге, уменьшается положительное макро- и микроэкономическое воздействие от использования такого института оформления отношений по управлению .

Согласно ст. 1012 ГК РФ доверительный управляющий вправе совершать в отношении переданного ему в управление имущества любые юридические и фактические действия в интересах учредителя доверительного управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Управляющий ограничен в своих действиях по отношению к переданному ему учредителем имуществу только законом либо условиями договора доверительного управления. Исключение составляет лишь недвижимое имущество, распоряжение которым управляющий вправе осуществлять только, если такое право предоставлено ему законом или договором с учредителем.

В качестве существенных условий договора доверительного управления п. 1 ст. 1016 ГК РФ определяет:
1)    состав имущества, передаваемого в управление;
2)    наименование (имя) учредителя и/или выгодоприобретателя;
3)    размер и форму вознаграждения управляющего;
4)    срок действия договора.

В ГК РФ сформулированы основные принципы договора доверительного управления имуществом, важнейшими из которых являются:
1)    обособление имущества доверительного управления от имущества управляющего и иного имущества (ст. 1018 ГК РФ);
2)    презумпция ответственности доверительного управляющего за прямые убытки и упущенную выгоду (ст. 1022 ГК РФ);
3)    обусловленность права управляющего на вознаграждение и возмещение расходов наличием доходов от использования имущества доверительного управления (ст. 1023 ГК РФ);
4)    выделение денежных средств и ценных бумаг в качестве особых объектов доверительного управления (ст.ст. 1013, 1025 ГК РФ).

Закон № 75-ФЗ содержит ряд специальных норм, регулирующих отношения по управлению пенсионными резервами. Так, Закон № 75-ФЗ устанавливает, что договор доверительного управления пенсионными резервами должен соответствовать условиям, утвержденным Правительством РФ (ст. 25), а ценные бумаги, в которые размещены пенсионные резервы, управляющий должен хранить на отдельном счете, открытом на его имя в специализированном депозитарии пенсионного фонда (ст. 26).

Отношения по доверительному управлению пенсионными резервами также регулируются иными нормативными актами. Так, согласно ст. 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.2001 г. №    128-ФЗ,    доверительное
управление пенсионными резервами является лицензируемым видом деятельности.

Доверительный управляющий обязан учитывать операции с имуществом, составляющим пенсионные резервы, на отдельном балансе в соответствии с учетной политикой фонда и формами учета, установленными для НПФ.
Нормативно неопределенными в настоящее время остаются такие важные элементы договора доверительного управления пенсионными резервами, как:
—    содержание понятия «должная заботливость управляющего»;
—    показатель эффективности управления и алгоритм его расчета;
—    исходные данные для расчета показателя эффективности управления, вознаграждения управляющего;
—    содержание понятия «упущенная выгода»;
—    порядок расчета вознаграждения доверительного управляющего;
—    возможность предоставления доверительным управляющим гарантий относительно результатов управления.

Договор доверительного управления имуществом оформляет отношения по управлению чужим имуществом в интересах его собственника (или иного управомоченного лица - кредитора в обязательстве, субъекта исключительного права) либо иного указанного им (третьего) лица. Необходимость в управлении имуществом может быть обусловлена волей собственника или управомоченного лица, обусловленной, например, его неопытностью или невозможностью самостоятельно использовать некоторые виды своего имущества. Такого рода отношения могут оказаться необходимыми и полезными не только для частных, но и для публичных собственников. Наконец, собственник по известным ему причинам может пожелать одарить кого-либо, установив доверительное управление в пользу такого названного им лица (выгодоприобретателя) .

В соответствии с российским гражданским законодательством, по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя) (ст. 1012 ГК РФ).

Анализ содержащегося в законе определения, а также конкретных видов передачи имущества в доверительное управление позволяет выделить ряд отличительных черт указанного договора:
а)    это особый договор по управлению имуществом собственника в интересах самого собственника либо названного им другого лица - выгодоприобретателя. При этом мотивы совершения собственником подобных действий могут быть различными: желание передать имущество в руки профессионала с целью его приумножения; желание материально поддержать другое лицо - выгодоприобретателя и т.п.

б)    передача имущества в доверительное управление есть форма реализации собственником своих правомочий, предоставленных ему п. 4 ст. 209 ГК РФ. Именно собственник определяет цель учреждения доверительного управления, объем передаваемых правомочий, а также лицо, в интересах которого доверительный управляющий должен действовать. В качестве такового собственник может назвать самого себя, а также, за определенными исключениями, любое другое лицо. В последнем случае договор доверительного управления имуществом становится разновидностью договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ);
в)    данный договор порождает обязательственные отношения между учредителем управления и доверительным управляющим и не влечет перехода права собственности к последнему;
г)    договор носит длящийся характер, т.е. заключается на определенный срок для совершения целого
д)    доверительный управляющий вправе совершать не только юридические, но и любые фактические действия в интересах собственника или выгодоприобретателя;
е)    по договору управления имуществом доверительный управляющий должен действовать от своего имени, но обязательно указывая, что он является управляющим. В случаях, не требующих письменного оформления, он делает это устно, а при подписании письменных документов, включая сделки, после своего имени или наименования он ставит отметку “Д.У.”.

Договор доверительного управления имуществом является реальным, двусторонним и, по общему правилу, возмездным. При этом, “...несмотря на некоторое сходство с договорами поручения, комиссии и агентским, договор доверительного управления не входит в группу договоров об оказании юридических услуг, а представляет вполне самостоятельную разновидность гражданско-правового договора, порождающего обязательства по оказанию услуг” .

Как видно из определения договора доверительного управления имуществом, данный договор сконструирован как реальный, а это означает, что договор доверительного управления имуществом считается заключенным с момента передачи учредителем доверительного управления соответствующего имущества доверительному управляющему (п. 2 ст. 433 ГК РФ). Таким образом, для возникновения обязательства доверительного управления имуществом требуется сложный юридический состав, состоящий из двух юридических фактов: подписания сторонами соглашения и передачи доверительному управляющему имущества, являющегося объектом указанного соглашения.

Реальный характер договора доверительного управления имуществом имеет определенное значение для квалификации возникающего из него обязательства как обязательства по оказанию услуг, поскольку в круг данного обязательства не входят обязанности учредителя по передаче имущества доверительному управляющему, как это имеет место во всех обязательствах, направленных на передачу имущества: купля-продажа, мена, дарение, аренда, ссуда и др. Как верно отмечает Л.Ю. Михеева, “данный договор и не мог быть сконструирован как консенсуальный. Предметом его яв¬ляются действия управляющего, совершение которых без обладания имуществом невозможно” .

Договор доверительного управления является двусторонним и, как правило, возмездным, хотя из самого определения понятия данного договора не следует каких-либо обязанностей учредителя доверительного управления (п. 1 ст. 1012 ГК РФ). Однако в соответствии со ст. 1023 ГК РФ доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества. А, как известно, в относительном правоотношении, каковым является обязательство, праву, которым наделяется одна из сторон, всегда противостоит обязанность контрагента.

Правда, некоторые вопросы вызвало в юридической литературе сопоставление нормы, содержащейся в ст. 1023, и положения п. 1 ст. 1016 ГК РФ, согласно которому в договоре доверительного управления имуществом должны быть указаны размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата такого вознаграждения предусмотрена договором. Суть проблемы состоит в определении отношения к договору доверительного управления имуществом, в котором вообще не содержится условий, свидетельствующих о его возмездности (или безвозмездности).

Следует отметить, что в английском праве обязанности доверительного собственника считаются «строгими и обременительными». К обязанностям доверительного собственника в Англии относятся:
1.    Содержать и сохранять имущество в доверительной собственности, которое должно содержаться отдельно от собственного имущества доверительного собственника и от любого другого имущества, в отношении которого доверительный собственник является доверительным собственником, если только он не уполномочен объединить в общий фонд имущество в доверительной собственности с другим имуществом в доверительной собственности в целях укрупнения объединенного фонда активов.
2.    Сохранять стоимость фонда доверительной собственности путем инвестирования в те объекты, на которые он уполномочен, или в соответствии с Trustee Investment Act 1961.
3.    Управлять имуществом в доверительной собственности честно и в интересах всех бенефициариев и соблюдать справедливость и справедливый баланс между теми бенефициариями, которые назначены в качестве бенефициариев, и теми, которые будут назначены в будущем. В некоторых случаях доверительный собственник уполномочен отдавать предпочтение одним бенефициариям перед другими, если только такое предпочтение не основано на неразумных или ненадлежащих обстоятельствах.
4.    Представлять точные отчеты бенефициариям, распределять доход, на который они имеют право, и вести отчетность и документы по доверительной собственности в доступной для контроля бенефициариев форме.
5.    Не допускать конфликтов между собственными интересами и своим фидуциарным долгом, не извлекать выгод из своего положения.
6.    Действовать так, как действовал бы разумный бизнесмен при ведении собственных дел, если доверительная собственность безвозмездна. Если она возмездна, то действует высший стандарт заботливости, включающий оправдание ожиданий бенефициариев в отношении профессионализма доверительного собственника .

Если доверительный собственник нарушает условия доверительной собственности, то он ответственен за:
A)    любую выгоду или приобретенное имущество вследствие этого нарушения, которые содержатся у доверительного собственника на условиях constructive trust;
Б) любой убыток, причиненный им вследствие ошибочного распределения фонда доверительной собственности;
B)    любое уменьшение фонда доверительной собственности .

Обязанности доверительного собственника являются либо обязанностями по праву справедливости (например, проявлять разумную заботливость, диверсифицировать риски по инвестициям, обеспечивать надлежащую отчетность), либо фидуциарными обязанностями. Доверительный собственник должен действовать добросовестно, не должен действовать в свою пользу или в своих интересах либо в пользу третьего лица, если на то нет согласия лица, перед которым он имеет свои фидуциарные обязанности, не должен допускать конфликта собственных интересов со своими фидуциарными обязанностями.

С учетом изложенного, основные задачи российского законодателя в регулировании отношений по доверительному управлению пенсионными резервами, на наш взгляд, должны состоять в следующем:
1.    Формулирование четкого определения аффилированных лиц для негосударственных пенсионных фондов.
2.  Установление более жестких ограничений на инвестирование средств пенсионных резервов в ценные бумаги учредителей и вкладчиков негосударственных пенсионных фондов, а также их аффилированных лиц.
3.    Формирование налоговых условий, стимулирующих работников и работодателей к вложению средств в негосударственные пенсионные фонд.

В заключение отметим, что необычные и противоречивые правовые конструкции, появляющиеся в отечественном законодательстве в пенсионной сфере, не в последнюю очередь вызваны неопределенным статусом Пенсионного фонда Российской Федерации. Очевидно, что Пенсионный фонд Российской Федерации не является органом государственной власти, но и обычным хозяйствующим субъектом его считать никак нельзя, поскольку он наделен целым рядом публично-правовых функций и полномочий. Четкое законодательное определение правового статуса Пенсионного фонда Российской Федерации, его прав, обязанностей, компетенции и ответственности являет собой одно из важнейших условий успеха пенсионной реформы.

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2021. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!