Особенности правового регулирования договора транспортной экспедиции по законодательству РФ

МОРОЗОВА Наталия Викторовна
кандидат юридических наук, заведующая лабораторией правового регулирования в сфере общего и дополнительного образования Федерального института развития образования (г. Москва)

Транспортно-экспедиционная деятельность появляется в 15 веке с расцветом торговли в Голландии, Италии, Англии, Германии, однако, ее активное развитие начинается с начала 19 века, когда грузоотправители и грузополучатели начали пользоваться на транспортных рынках услугами предприятий по вопросам организации выполнения перевозок . В дореволюционной России также существовали экспедиторы или, как их называли, «частные экспедиторы», которые в основном занимались таможенным оформлением товаров. Многие транспортно-экспедиционные операции осуществлялись также железными дорогами . Развитие транспортно-экспедиционной деятельности, бурный ее рост как в мировом масштабе, так и на территории РСФСР приходится на середину 60-х годов двадцатого века, и именно тогда транспортно-экспедиционное обслуживание начинает обособляться в транспортном процессе.

Первоначально полное отсутствие регулирования договора транспортной экспедиции в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года сменилось закреплением в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.  статьи 105, посвященной договору транспортной экспедиции. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)  посвящает договору транспортной экспедиции уже не одну статью, а закрепляет этот договор в качестве самостоятельного гражданско-правового договора, регулируя отношения по транспортной экспедиции в главе 41. Статья 801 ГК предусматривает принятие закона о транспортно-экспедиционной деятельности; во исполнение требований Кодекса был принят Федеральный закон от 30 июня 2003 года № 87—ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»  (далее также Закон, Закон 0    транспортно-экспедиционной деятельности).


На мировом уровне и в экономически развитых странах договор транспортной экспедиции является более разработанным по сравнению с договором экспедиции в российском законодательстве. Расширение торговых связей с иностранными контрагентами неизбежно влечет необходимость использовать существующие международные нормы в области транспортно-экспедиционных правоотношений. В частности, Федеральный закон «О транспортно-экспедиционной деятельности» заимствовал определенные нормы из Типовых экспедиторских правил6, принятых 2 октября 1996 года на Международном конгрессе ФИАТА в Каракасе (Венесуэла). Международной федерацией экспедиторских ассоциаций были разработаны такие широко распространенные в мировой транспортно-экспедиционной практике документы, как коносамент смешанной перевозки ФИАТА (FBL), экспедиторское свидетельство перевозки ФИАТА (FIATA FCT), экспедиторская расписка ФИАТА (FIATA FCR), складская расписка ФИАТА (FWR). В России в нормативно-правовом порядке были также закреплены такие формы экспедиторских документов, как поручение экспедитору, экспедиторская расписка и складская расписка7. Все это свидетельствует о развитии транспортной экспедиции в Российской Федерации. И если ранее в правовой доктрине шли дебаты по поводу того, является ли договор транспортной экспедиции разновидностью таких договоров, как комиссия или поручения, то в настоящее время господствует подкрепленное гражданским законодательством понимание договора транспортной экспедиции в качестве самостоятельного договора, имеющего свой собственный, отличный от договора или комиссии поручения, предмет. Предмет договора транспортной экспедиции в отличие от договоров комиссии и поручения не ограничивается заключением экспедитором договора перевозки от своего имени или от имени клиента и в интересах последнего, а включает в себя действия по организации перевозки груза от грузоотправителя до грузополучателя либо выполнению определенного этапа транспортного процесса.

Рассмотрение некоторыми учеными договора транспортной экспедиции в качестве разновидности договора поручения либо договора комиссии, либо в качестве особой разновидности сделки о представительстве во многом обусловлено узкой трактовкой предмета договора транспортной экспедиции, под которым (предметом) понимаются услуги экспедитора по отправлению или получению груза. При этом заключение экспедитором договора перевозки или получение груза от перевозчика рассматривается в качестве главного и единственного действия, на осуществление которого направлен договор экспедиции. Остальные действия, осуществляемые экспедитором по договору, рассматриваются дополнительными, не имеющими такого значения как заключение экспедитором договора перевозки. Действительно, транспортно-экспедиционный договор, предусматривающий обеспечение отправления груза, «вполне может являться основой для посреднической деятельности» , но в подобном транспортно-экспедиционном договоре наряду с заключением договора перевозки такое же значение имеют и иные действия, совершаемые экспедитором. Кроме того, договор экспедиции может иметь своим предметом деятельность по организации доставки груза получателю; в этом случае заключение экспедитором договора перевозки, а также заключение иных договоров, необходимых для организации доставки груза, является возложением исполнения обязательства на третье лицо.

В отличие от договора комиссии предмет договора транспортной экспедиции не ограничен заключением согласованных сторонами сделок, условия которых определены указаниями клиента. Договор транспортной экспедиции направлен на выполнение или организацию выполнения услуг, связанных с перевозкой груза. Вследствие различия предмета договора транспортной экспедиции и договора комиссии, при регулировании транспортно-экспедиционных отношений не может применяться ряд норм, обусловленных природой до¬говора комиссии: например, норма об исполнении комиссионного поручения на более выгодных условиях (ст. 992 ГК), норма о том, что комиссионер, за определенными исключениями, не несет ответственности перед комитентом за неисполнение сделки, заключенной для комитента (ст. 993 ГК), и другие.

Договор транспортной экспедиции также не может быть рассмотрен как разновидность договора поручения, который прежде всего конструируется как гражданско- правовой договор, опосредующий доверительные (фидуциарные) отношения сторон. В предмет договора транс¬портной экспедиции входит совершение фактических действий, в предмет же договора поручения выполнение фактических действий не входит, совершаемые поверенным фактические действия существуют «вне» предмета договора поручения. Договор поручения имеет своим содержанием и целью представительство, тогда как договор транспортной экспедиции имеет своим содержанием и целью выполнение (организацию) выполнения услуг, связанных с перевозкой груза.

Несомненно, можно отметить, что договор транспортной экспедиции, предусматривающий заключение экспедитором договоров перевозки от своего имени или от имени клиента, имеет черты, сближающие его с представительскими договорами. Одновременно также можно отметить, что договор транспортной экспедиции, предусматривающий осуществление экспедитором автоперевозки от грузоотправителя до основного перевозчика или от основного перевозчика до грузополучателя, имеет черты, сближающие его с договором перевозки. Договор транспортной экспедиции, предусматривающий осуществление экспедитором погрузочно-разгрузочных работ, сортировку груза, маркировку грузовых мест, имеет черты, сближающие его с договором подряда. Однако, каждое из вышеперечисленных действий не охватывает собой предмет договора транс¬портной экспедиции, состоящего в организации перевозки груза. Договор экспедиции — это самостоятельный гражданско-правовой договор, который наряду с договорами поручения, комиссии является разновидностью договора об оказании услуг.

Развитие экономических отношений по экспедированию груза, отражающееся и в развитии законодательного регулирования данных отношений, привело к тому, что имеющаяся и в настоящее время в юридической литературе характеристика договора транспортной экспедиции в качестве вспомогательного договора по отношению к договору перевозки уже не соответствует существу указанных договорных правоотношений. При оказании экспедитором услуг по организации всего транспортного процесса, в который составной частью входит перевозочный процесс, транспортно-экспедиционная деятельность имеет более широкое содержание по сравнению с перевозочной деятельностью и, соответственно, может рассматриваться в качестве основной по отношению к перевозке.

Рассмотрение договора транспортной экспедиции в качестве вспомогательного по отношению к договору перевозки имеет своим основанием экономическое соотношение перевозочной и экспедиционной деятельности, когда процесс транспортировки груза, т.е. его доставки от места производства к месту потребления, подразделяют на два этапа: основной — перевозочный и дополнительный. В настоящее время транспортно-экспедиционная деятельность не может быть связана исключительно с понятием вспомогательной деятельности на транспорте, так как при организации доставки груза от склада грузоотправителя до склада грузополучателя уже перевозка составной частью входит в содержание транспортно-экспедиционной деятельности.

В соответствии с договором транспортной экспедиции экспедитор при отправлении, получении, организации доставки груза получателю может осуществлять такое фактическое действие, как вспомогательная перевозка груза на участке: склад отправителя — станция (порт) отправления и (или) станция (порт) назначения — склад получателя. Законодатель не упоминает перевозку в составе услуг, осуществляемых экспедитором, однако, Гражданский кодекс не содержит и запрета на осуществление экспедитором вспомогательной перевозки. Данная фактическая услуга может быть отнесена к группе «дополнительных» услуг, которые в статье 801 ГК называются «иные операции и услуги, предусмотренные договором».

При организации доставки груза «от двери до двери» экспедитор может возложить исполнение обязательств по перевозке на третье лицо (перевозчика) либо осуществить подобную перевозку собственными силами. Экспедитор принимает на себя обязательство по транспортировке груза получателю, выступая перед клиентом единственным лицом, ответственным за доставку груза в место его получения. Думается, что законодатель должен предусмотреть перевозку в составе услуг, оказываемых экспедитором по договору транспортной экспедиции.

Рассматривая непосредственно транспортно-экспедиционный договор необходимо отметить, что в соответствии со статьей 801 Гражданского кодекса по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента — грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Следовательно, договор транспортной экспедиции является консенсуальным, взаимным (двусторонним), возмездным договором.

Сторонами договора транспортной экспедиции являются экспедитор и клиент. Согласно Гражданскому кодексу РФ клиентом по договору транспортной экспедиции является грузоотправитель или грузополучатель, хотя заинтересованными в транспортно-экспедиционных услугах могут быть и другие лица. В литературе существует точка зрения, которая к сожалению не находит подтверждения в Кодексе, что клиентами по договору транспортной экспедиции гипотетически «могут быть любые лица (прежде всего отправитель и получатель груза, а также его собственник), заинтересованные в получении экспедиционных услуг» , то есть заключающие договор транспортной экспедиции. Многие международные нормативные акты, регулируя договор транспортной экспедиции, указывают, что клиентом является лицо, давшее задание экспедитору (§ 3 Положений Союза Экспедиторов Северных Стран); Типовые экспедиторские правила от 2 октября 1996 года устанавливают, что клиент означает любое юридическое или физическое лицо, обладающее правами и обязанностями по договору на экспедиторское обслуживание, заключенному экспедитором, или обладающее такими правами и обязанностями в результате действий, связанных с предоставлением экспедиторских услуг . Содержание термина «клиент» в указанных актах не конкретизируется указанием на то, является ли он грузоотправителем либо грузополучателем. Вослед международно-правовому регулированию в Приказе Министерства транспорта РФ «Об утверждении порядка оформления и форм экспедиторских документов» от 11 февраля 2008 года уже указывается, что клиент — это лицо, заключившее с экспедитором договор транспортной экспедиции (п. 2 Приказа), и отдельно вводятся такие субъекты, как грузоотправитель и грузополучатель. Конечно же, Гражданский кодекс РФ имеет более высокую юридическую силу по сравнению с Приказом, однако, мы видим, что практика развивается и вносит свои коррективы в нормативно-правовое регулирование транспортно-экспедиционной деятельности.

Предметом договора транспортной экспедиции является выполнение или организация выполнения определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза (транспортно-экспедиционных услуг). Предлагаемый законодателем признак транспортно-экспедиционных услуг как «их связанность с перевозкой» можно трактовать расширительно, и тогда не только заключение договора перевозки, уплата провозных платежей, получение груза от перевозчика в пункте назначения, но и проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, работы по приведению груза в транспортабельное состояние (упаковка, пакетирование), услуги по предоставлению различного рода информации о движении груза могут быть рассмотрены как связанные с перевозкой груза.

Транспортно-экспедиционную услугу можно рассматривать в узком смысле слова: когда в состав транспортно-экспедиционной услуги обязательно должно входить осуществление в интересах клиента юридических действий, связанных с договором перевозки.

В настоящее время Гражданский кодекс РФ правильно устанавливает, что по договору транспортной экспедиции выполняются услуги, связанные с перевозкой, не определяя, являются ли эти услуги фактическими либо юридическими. Любая услуга, связанная с перевозкой, не важно, имеет ли она представительский характер, является транспортно-экспедиционной.

Отмеченная выше классификация услуг, оказываемых экспедитором, на юридические и фактические действия, является основной, хотя используются и иные критерии деления транспортно-экспедиционных услуг. Юридическими действиями являются: заключение экспедитором договора перевозки, а также иных договоров, необходимых для организации перевозки, осуществление расчетов с перевозчиком за оказанные им услуги, таможенное оформление груза и т.п. Фактическими действиями являются, в частности, осуществление погрузки-разгрузки, маркировка груза, проверка количества и состояния груза и т.д .

В зависимости от того, на какой стадии организации и осуществления процесса перевозки они предоставляются, различают услуги по отправлению грузов и услуги, оказываемые по прибытии грузов.

Вслед за Гражданским кодексом РФ оказываемые экспедитором услуги также подразделяют на основные и дополнительные. К группе основных обязанностей относят следующие: обязанность экспедитора организовать перевозку груза транспортом и по маршруту, избранным экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза, обеспечить отправку и получение груза, а также другие обязанности, связанные с перевозкой. К дополнительным услугам относятся: получение требующихся для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных и иных формальностей, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента, хранение груза, его получение в пункте назначения, а также выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором.

Законодатель оставляет перечень как «основных», так и «дополнительных» услуг открытым. Законодательно установленным критерием отнесения услуг к «основным» является их связь с перевозкой. Критерием отнесения услуг к «дополнительным» является необходимость осуществления указанных услуг для доставки груза. Указанные критерии являются несколько расплывчатыми и неопределенными. Так, многие дополнительные услуги связаны с перевозкой: например, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка. Позиция законодателя может быть непоследовательной в отношении того, является ли определенная услуга дополнительной или основной. Так, выполнение таможенных и иных формальностей, в частности, услуга по оформлению документов для таможенных целей, отнесенная законодателем в ГК РФ к категории «дополнительные услуги», является в соответствии с Законом о транспортно-экспедиционной деятельности «основной» услугой, входящей в легальное определение транспортно-экспедиционной деятельности и образующей в совокупности с другими услугами транспортно-экспедиционную деятельность. Отсутствие четкой грани между основными и дополнительными услугами, обнаруживается в том, что, например, основная обязанность обеспечить отправку и получение груза при детальном рассмотрении может представлять собой набор действий, названных в Кодексе в качестве дополнительных услуг. При осуществлении экспедиции при отправлении грузов экспедитор совершает комплекс действий, связанных с подготовкой груза к отправлению, с проверкой его состояния, с маркировкой, с оформлением договоров. При экспедиции по прибытию экспедитором осуществляются такие операции, как выгрузка, оформление документов, извещение клиента об отгрузке и т.д., что несомненно является дополнительными услугами.

Совокупность услуг, которые оказывает, например, экспедитор продавца, заключившего договор купли- продажи на условиях группы F — FAS, FOB (по Инкотермс 2000)12, образуют экспедицию по отправлению, т.е. основную услугу. В данной ситуации договор перевозки заключает покупатель, а каждая из услуг, входящих в состав экспедиции по отправлению в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, является дополнительной.

Оставление незакрытым перечня дополнительных услуг является вполне целесообразным. Перечень основных услуг, являющихся содержанием договора транспортной экспедиции, должен быть исчерпывающим, так как наличие в договоре любой из указанных основных услуг должно позволять квалифицировать договор в качестве транспортно-экспедиционного. В литературе высказывается справедливая критика в адрес деления услуг на основные и дополнительные. С.М. Попова указывает, что всю совокупность оказываемых экспедитором услуг можно разделить на действия юридического характера и действия фактического характера. Как отмечает В.В. Витрянский, в качестве основной или общей обязанности может быть рассмотрена лишь абстрактная обязанность выполнить или организовать выполнение определенных договором услуг, связанных с перевозкой груза.

Деление услуг на основные и дополнительные представляется не вполне обоснованным. Более продуктивным является деление оказываемых экспедитором услуг на фактические и юридические. При этом перечень услуг, оказываемых экспедитором по договору транспортной экспедиции, должен быть открытым, так как при осуществлении транспортно-экспедиционной деятельности может возникнуть потребность в осуществлении самых разнообразных услуг.

Анализируя особенности правового регулирования договора транспортной экспедиции в России, необходимо отметить, что в зависимости от стадии транспортного процесса, которая обслуживается экспедитором и от объема оказываемых экспедиционных услуг договор транспортной экспедиции подразделяется на следующие виды:
—    договор транспортной экспедиции по организации доставки груза;
—    договор транспортной экспедиции по обеспечению отдельной стадии транспортировки (отправление, получение, промежуточная стадия);
—    договор транспортной экспедиции по выполнению отдельных услуг, связанных с перевозкой.

В соответствии с договором транспортной экспедиции по организации доставки груза экспедитор принимает на себя обязательство по транспортировке груза от склада грузоотправителя до склада грузополучателя. Экспедитор отвечает за весь процесс доставки груза, в частности, за действия третьих лиц и ответственность перед клиентом в рассматриваемом случае ложится не на каждого конкретного исполнителя, а на экспедитора. В юридической литературе деятельность экспедитора, состоящую в организации всего процесса перевозки, называют полным транспортно-экспедиционным об- служиванием. В международных отношениях при осуществлении смешанной перевозки такой экспедитор называется оператором смешанной перевозки.

В настоящее время существует Конвенция ООН «О международной смешанной перевозке» 1980 г. г. (Рос¬сия в ней не участвует), посвященная регламентации деятельности оператора смешанной перевозки груза. Согласно Конвенции, под оператором смешанной перевозки понимается любое лицо, которое от своего собственного имени или через другое действующее от его имени лицо заключает договор смешанной перевозки и выступает как сторона договора, а не как агент, либо в интересах грузоотправителя, либо перевозчиков, участвующих в операциях смешанной перевозки, и принимает на себя ответственность за исполнение договора. В России ни в Гражданском кодексе, ни в Законе о транспортно-экспедиционной деятельности не встречается понятия оператор смешанной перевозки. На международном рынке операторами смешанной перевозки груза, т.е. участниками транспортного процесса, которые обеспечивают доставку груза по варианту «от двери до двери» по собственному документу являются не только экспедиторы, но и перевозчики одного вида транспорта, такие как судовладельцы, авиационные и железнодорожные компании. Например, на Северо-Атлантическом, Тихоокеанском и Дальне-Восточном направлениях главными операторами перевозок грузов в смешанных сообщениях являются океанские судоходные линейные компании.

При рассмотрении договора транспортной экспедиции по организации доставки нельзя не заметить различия между определением предмета договора транс¬портной экспедиции в соответствии с Гражданским кодексом и определением, содержащимся в Законе о транспортно-экспедиционной деятельности. Согласно ГК РФ экспедитор выполняет или организует выполнение услуг, связанных с перевозкой груза, то есть транспортно-экспедиционные услуги могут в равной мере касаться всего перевозочного процесса от грузоотправителя до грузополучателя, его отдельных стадий, например, — отправка груза, получение груза, а также услуг, не охватывающих какую-либо отдельную стадию, но связанных с перевозкой. Согласно же Закону транспортно-экспедиционные услуги — это услуги по организации перевозок грузов любыми видами транспорта, т.е. экспедитор не просто осуществляет услуги, связанные с перевозкой, а именно организует перевозку груза. Наиболее полно функция организации перевозки выражена в договоре транспортной экспедиции по органиpации доставки груза, когда экспедитор обеспечивает предоставление транспортно-экспедиционных услуг на протяжении всего перевозочного процесса, максимально реализуя цель транспортной экспедиции. Целью же договора транспортной экспедиции, основным его на¬значением является освобождение клиента от необходимости осуществлять какие-либо действия в сфере, не являющейся его профессиональной областью.

По договору транспортной экспедиции по обеспечению отдельной стадии перевозки экспедитор принимает на себя обязательство по организации отправления или получения груза, либо по осуществлению транспортно-экспедиционных операций в промежуточной стадии смешанной перевозки. Гражданский кодекс прямо предусматривает возможность осуществления транспортно-экспедиционной деятельности на начальной и конечной стадии перевозочного процесса, что находит свое выражение в установлении такой услуги, оказываемой экспедитором, как обеспечение отправки и получения груза. Однако, экспедиция может существовать и на промежуточной стадии. Так, в германском законодательстве есть такой термин, как «промежуточный экспедитор», который осуществляет транспортно-экспедиционную деятельность в процессе перевозки, а именно в пунктах передачи, под которыми понимается каждый переход грузовых мест от одного юридического лица к другому, а также сдача в конце каждого участка перевозки. Промежуточный экспедитор, в частности, проверяет грузовые места на соответствие количеству и идентичности, а также внешне обнаруживаемые повреждения и невредимость пломб и замков; при обнаружении какого-либо несоответствия промежуточный экспедитор обязан все несоответствия задокументировать в сопроводительной документации или путем особого уведомления. Значимость подобного вида услуг особенно велика при смешанных международных перевозках.

Договор транспортной экспедиции по отправлению или получению в определенных случаях, так же как и договор об организации доставки груза, может полностью освобождать клиента от какого-либо участия в перевозочном процессе. Так, например, если клиент- грузоотправитель является продавцом по договору купли-продажи с условием поставки (по Инкотермс 2000) FСА— франко перевозчик — указанная станция отправления или FOB — франко борт — порт отправления. Заключив договор транспортной экспедиции по отправлению, в соответствии с которым экспедитор обеспечивает организацию такой стадии перевозочного процесса, как отправление груза, клиент-грузоотправитель освобождает себя от необходимости вступать в отношения с перевозчиками, таможенными органами, стивидорами, тальманами, товарными складами и т.п.

В соответствии с транспортно-экспедиционным договором по выполнению отдельных услуг, связанных с перевозкой, экспедитор не обеспечивает организацию доставки груза получателю или организацию полностью какой-либо стадии транспортного процесса, но совершает отдельные фактические и юридические действия. Отдельные услуги, связанные с перевозкой, могут выполняться не только при отправлении или получении груза, но и в процессе его перевозки. В.В. Витрянский приводит в качестве примера договора об отдельных транспортно-экспедиционных операциях и услугах договор, по которому лицо хранит грузы в складах, находящихся на прирельсовых участках железной дороги либо на территории порта, а также выполняет подработку или сортировку грузов, их погрузку и выгрузку в транспортные средства, то есть совершает фактические действия, или договор, по которому лицо осуществляет погрузочно-разгрузочные операции в сочетании с обеспечением проверки веса и количества отправляемых или получаемых грузов, либо договор на сопровождение грузов и их охране в пути следования и т.п. . При анализе договора, по которому лицо хранит грузы в складах, находящихся на прирельсовых участках железной дороги либо на территории порта, а также выполняет подработку или сортировку грузов, их погрузку и выгрузку в транспортные средства, можно столкнуться с проблемой квалификации указанного договора. Подобный договор может быть рассмотрен не только как договор об отдельных транспортно-экспедиционных операциях и услугах, но и договор хранения, по которому оказываются дополнительные услуги и выполняются погрузочно-разгрузочные работы, что соответствует законодательству. Так, в соответствии с пунктом 1    статьи 907 ГК РФ, посвященным договору складского хранения, товарным складом признается организация, осуществляющая в качестве предпринимательской деятельности хранение товаров и оказывающая связанные с хранением услуги. В судебно-арбитражной практике также договор, в соответствии с которым лицо хранит товар и совершает действия по выдаче и отправке данных грузов с правом подписания соответствующих документов, совершает действия по сопровождению таких грузов, выполнению транспортно-экспедиционных операций и услуг, признается договором хранения . На практике часто критерием для разграничения является специализация лица, оказывающая соответствующие услуги — так, если названную совокупность услуг совершает товарный склад, то договор, в соответствии с которым оказываются услуги, скорее всего, будет признан договором хранения, если же данные услуги оказывает экспедитор, то договор будет признан транспортно-экспедиционным.

Следующим моментом, характеризующим договор транспортной экспедиции, является вопрос о содержании экспедиционного обязательства. Как и в любом другом правоотношении, содержанием транспортно-экспедиционного обязательства является совокупность прав и обязанностей сторон договора. Обязанности экспедитора иначе называемые экспедиционными услугами весьма разнообразны. Их перечень варьируется в зависимости от того, заключен ли договор транспортной экспедиции по организации доставки, либо же по обеспечению отправки (получения) груза; от вида транспорта, с помощью которого осуществляется перевозка; от свойств груза и от многих других условий.

Одной из основных обязанностей экспедитора, которая может предусматриваться в различных видах договора транспортной экспедиции, является обязанность заключить от своего имени либо от имени клиента договор перевозки груза. Федеральным законом «О транспортно-экспедиционной деятельности» установлено, что заключение договоров перевозки либо совершение иных юридических действия является неотъемлемой частью (т.е. существенным условием) транспортной экспедиции. По поручению клиента экспедитор предъявляет перевозчику заказ на отправку конкретной партии груза на определенном транспортном средстве, указывая также и дату начала перевозки. В зависимости от сезона и целого ряда других обстоятельств, спрос на транспортные средства может повышаться либо понижаться, и чтобы оградить себя от возможных неблагоприятных обстоятельств, экспедитор, осуществляющий регулярное транспортно-экспедиционное обслуживание заключает договор об организации перевозок груза с перевозчиком. В соответствии с договором об организации перевозок перевозчик обязуется в установленные сроки принимать к перевозке грузы в обусловленном количестве; экспедитор же, действующий от собственного имени и выступающий в отношениях с перевозчиком в роли грузовладельца обязуется предъявлять к перевозке грузы в обусловленном объеме. Экспедитор заключает договор об организации перевозок в том случае, если он имеет с клиентом (клиентами) долгосрочные транспортно-экспедиционные договоры, или иначе договоры о транспортно-экспедиционном обслуживании, либо если экспедитор является крупным участником транспортного рынка со множеством клиентов.

В процессе транспортно-экспедиционного обслуживания грузов часто приходится оказывать услуги по хранению груза. Современный экспедитор часто является складским предпринимателем. О важности оказания экспедитором услуг по хранению свидетельствует тот факт, что еще в 1975 году Международная федерация экспедиторских ассоциаций разработала и внедрила в транспортно-экспедиционную практику проформу «свидетельства экспедитора о приеме груза на хранение», которая нашла широкое применение в экспедиторской практике.

По договору экспедиции экспедитор может выполнять таможенные и иные формальности. Таможенное оформление товаров является сложным и трудоемким процессом. Экспедитор должен знать специфику при экспорте определенных товаров, например, сырья.

Договором транспортной экспедиции на экспедитора может быть возложена обязанность по страхованию груза. Выполнение экспедитором действий, предусмотренных договором страхования, имеет важное значение особенно при получении груза, так как часто именно в момент получения выявляется недостача, порча груза, и поэтому экспедитор должен выполнить все действия, необходимые для получения в будущем страхового возмещения. Существует множество других обязанностей, связанных с транспортным процессом, которые экспедитор как организатор и координатор данного процесса осуществляет в процессе своей деятельности.

Рассматривая вопрос о правах экспедитора, следует заметить, что в Гражданском кодексе прямо закреплены отдельные правомочия экспедитора: право экспедитора не приступать к исполнению соответствующих обязанностей до предоставления клиентом необходимой информации, право экспедитора привлечь к исполнению своих обязанностей других лиц и право сторон отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив об этом другую сторону в разумный срок.

Закон о транспортно-экспедиционной деятельности пополнил список прав экспедитора. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона экспедитор вправе отступать от указаний клиента, если только это необходимо в интересах клиента и экспедитор по не зависящим от него обстоятельствам не смог предварительно запросить клиента в порядке, определенном договором, о его согласии на такое отступление или получить в течение суток ответ   на свой запрос. Императивное установление срока является нецелесообразным, так как на практике возможны ситуации, когда клиент должен ответить на запрос в течение нескольких часов или, наоборот, нескольких дней. Законодатель должен предусмотреть обязанность клиента дать ответ в разумный срок, не устанавливая четкого временного промежутка в одни сутки.

Реализуя правомочие по выбору транспорта или изменению вида транспорта, маршрута и последовательности перевозки груза, экспедитор осуществляет логистическую функцию, т.е. определяет наиболее эффективный и рациональный способ доставки груза.

Рассматривая право удержания, предоставленное экспедитору, можно отметить, что формулировка правила об удержании в Законе о транспортно-экспедиционной деятельности позволяет говорить об ограничении правомочия на удержание, имеющегося у экспедитора, по сравнению с общими положениями Гражданского кодекса РФ (ст. 359). Необходимо, чтобы транспортно-экспедиционное законодательство предусматривало в качестве общей нормы право экспедитора на удержание находящегося у него груза клиента-предпринимателя, которое (право на удержание) может не применяться по соглашению сторон. Договор транспортной экспедиции — двусторонний договор, предусматривающий права и обязанности для обеих сторон.

Одной из основных обязанностей клиента является обязанность по выплате экспедитору вознаграждения, так как договор транспортной экспедиции является возмездным.

Важной обязанностью клиента является обязанность клиента предоставить экспедитору документы и другую информацию о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иную информацию, необходимую для исполнения экспедитором обязанностей, предусмотренных договором транспортной экспедиции. Конечно, клиент обычно не является компетентным в области перевозки грузов и часто не знает о том, является ли предоставленная им информация полной или нет. Учитывая это, функция экспедитора не должна быть сведена к пассивному получению информации от клиента.

Закон о транспортно-экспедиционной деятельности уделяет внимание вопросу получения клиентом груза, при котором одновременно происходит и приемка груза. При получении груза от экспедитора и обнаружении утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза получатель (уполномоченное им лицо) должен сразу же не только уведомить экспедитора о самом факте утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза, но также и указать общий характер недостачи или повреждения (порчи) груза. Указанием на общий характер недостачи будет считаться указание недостающего веса, указание на количество недостающих мест. Указанием на общий характер повреждения (порчи) груза будет считаться указание на все те недостатки груза, которые выявляются при внешнем осмотре.

Клиент (получатель) должен уведомить экспедитора о скрытых недостатках груза не позднее чем в течение тридцати календарных дней со дня его приема (п.2 ст. 8 Закона). Законодатель возлагает на получателя обязанность по проверке полученного товара в довольно короткие сроки: в отношении количества это может быть признано обоснованным, при проверке же качества товара тридцатидневный срок может быть недостаточен. Законодатель должен предусмотреть исключение из правила о тридцатидневном сроке уведомления о скрытых недостатках в отношении товара, по которому скрытые недостатки не могут быть обнаружены в течение тридцати дней со дня его приема.

Как уже говорилось, договор транспортной экспедиции направлен на освобождение клиента от участия в процессе транспортировки груза, однако, клиент несет обязанности по совершению определенных действий, необходимых для транспортировки груза. Различается лишь степень участия: от совершения необходимых действий, которые только клиент, будучи собственником груза, имеет возможность совершать, до выполнения значительного объема действий, связанных с грузом.

И последним моментом, характеризующим особенности национального правового регулирования транспортно-экспедиционных отношений, являются вопросы ответственности сторон, т.е. экспедитора и клиента. До принятия Закона о транспортно-экспедиционной деятельности общие положения Кодекса, касающиеся договорной ответственности сторон, действовали во всех случаях нарушения договора транспортной экспедиции за исключением случая нарушения обязательства, вызванного ненадлежащим исполнением договора перевозки. С принятием Федерального закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» сфера действия общих положений в транспортно-экспедиционных обязательствах, главным образом в отношении экспедитора, сузилась. Нормы об ответственности экспедитора превратились в достаточно обширную и в ряде случаев несколько запутанную систему.

Основное внимание законодатель уделяет вопросам ответственности экспедитора, ведь именно его действия составляют основное содержанием договора транспортной экспедиции. Ответственность экспедитора как участника гражданского оборота, осуществляющего предпринимательскую деятельность, должна строиться наначалах риска независимо от наличия вины. С принятием Закона вина и ее формы играют в транспортно-экспедиционных отношениях довольно значимую роль, что не может быть признано целесообразным. Так, отсутствие вины в форме умысла или грубой неосторожности в собственном действии (бездействии) экспедитора является необходимым условием для ограничения ответственности экспедитора определенной суммой расчетных единиц при оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении. Для применения ограниченной ответственности в размере реального ущерба при утрате, недостаче или повреждении (порче) груза необходимо отсутствие в действиях экспедитора вины, т.е. не только умысла и грубой неосторожности, но и простой неосторожности.

Международные нормативные акты, регулирующие транспортно-экспедиционную деятельность, различают ответственность экспедитора, выступающего в качестве принципала, то есть взявшего на себя ответственность перевозчика, и экспедитора, не выступающего в качестве принципала.

Экспедитор, не выступающий в качестве принципала, оформляет свои правоотношения с клиентом посредством выдачи последнему экспедиторского свидетельства перевозки ФИАТА. Экспедитор, не выступающий в качестве принципала, оформляет свои правоотношения с клиентом посредством выдачи последнему экспедиторского свидетельства перевозки ФИАТА. Однако, экспедитор не отвечает за действия и упущения перевозчиков, или лю¬бой третьей стороны, привлеченных к перевозке грузов. Экспедитор, действующий в качестве принципала при осуществлении перевозки и предоставлении иных услуг, является ответственным за действия и упущения треть¬ей стороны, которую он нанял для выполнения договора перевозки или прочих услуг, в той же мере, в какой он был бы ответственен, если бы такие действия и упущения были сделаны им самим.

Ответственность экспедитора, не являющегося принципалом, по международным и иностранным нормативным актам похожа на ответственность комиссионера по российскому законодательству, согласно которому комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, кроме случаев, когда комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого лица. Правило об ответственности за действия третьих лиц, сформулированное в Типовых экспедиторских правилах исключительно для экспедитора-оператора, в соответствии с российским законодательством при¬меняется как к экспедитору, организовывающему доставку «от двери до двери», так и к экспедитору, ограничивающему свою деятельность одной из стадий перевозочного процесса, какими обычно являются стадия отправления и стадия получения. Возлагая исполнение своих обязательств по договору транспортной экспедиции на третьих лиц, экспедитор остается ответственным перед клиентом за исполнение договора.

Если нарушение транспортно-экспедиционного обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, то ответственность экспедитора, заключившего договор перевозки, перед клиентом определяется на основании правил, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. Нарушения экспедитором договора транспортной экспедиции, вызванные нарушением перевозчиком договора перевозки, могут быть самыми разнообразными. Так, возможны простои судов по самым разнообразным причинам, например, из-за того, что были смешаны грузы в трюмах, т.е. одна коносаментная партия не была отсепарирова- на от другой, возможно такое нарушение как неподача коммерчески и технически исправных транспортных средств под погрузку, отказ от перевозки согласованного количества груза и т.д.

По транспортно-экспедиционному договору об организации доставки груза клиенту противостоит один обязанный субъект — экспедитор, выполняющий транспортно-экспедиционную деятельность от своего имени. С одной стороны, с точки зрения субъективного состава клиенту совершенно не важно, какой из участников перевозочного процесса нарушил свои обязательства, так как перед клиентом всегда ответственен экспедитор. С другой стороны, клиенту важно определить, какой из участников перевозочного процесса нарушил обязательство: если нарушение произошло со стороны перевозчика, то ответственность экспедитора будет ограниченной, если нарушил обязательство непосредственно экспедитор или иной участник и нарушение привело к последствиям иным, чем утрата, недостача или повреждение (порча) груза, то ответственность экспедитора будет полной.

Если экспедитор докажет, что ненадлежащее исполнение им своих обязательств по договору транспортной экспедиции произошло из-за ненадлежащего выполнения договора перевозки перевозчиком, экспедитор, во-первых, несет ограниченную ответственность перед клиентом, а во-вторых применяется перечень обстоятельств, предусмотренных конкретным транспортным уставом (кодексом), освобождающим перевозчика от ответственности за утрату, недостачу или повреждение (порчу) принятого для перевозки груза и за иные виды нарушений обязательств. Так, железнодорожный перевозчик освобождается от уплаты штрафа за невыполнение принятой заявки, в частности, вследствие сложившихся у перевозчика или при использовании инфраструктуры обстоятельств, препятствующих осуществлению перевозок. Определение ответственности экспедитора в рассматриваемой ситуации по аналогии ответственностью перевозчика, нарушившего свое обязательство, является обоснованным, так как иначе экспедитор нес бы дополнительные убытки, а клиент получал бы полное возмещение, которое он не смог бы получить, если бы обращался к перевозчику, минуя экспедитора.

В мире существует несколько систем построения ответственности экспедитора-оператора смешанной перевозки. Самым распространенным в мировой практике является «сетевой принцип ответственности», согласно которому основания ответственности оператора и ее размеры, как правило, зависят от того, на каком участке перевозки произошло событие, повлекшее ответственность. Ответственность экспедитора-оператора определяется по праву, которое регулирует перевозку грузов на данном участке перевозки.

Второй системой построения ответственности является единообразная ответственность экспедитора-оператора. В данном случае основания ответственности экспедитора перед владельцем груза не зависят от того, где произошел ущерб, и определяется в договоре либо в законе. Данная система ответственности оптимальна для грузовладельцев, так как устанавливает единообразные нормы и исключает неясности, двусмысленности, путаницу.

Сочетание сетевой и единообразной системы при¬водят к комбинированной системе построения ответственности. Согласно данной системе действует следующее правило: если место причинения вреда не установлено, ответственность экспедитора определяется по тому участку перевозки, где режим ответственности наиболее строг. В данной ситуации бремя доказывания не только факта, но и места причинения вреда лежит на экспедиторе, соответственно сам экспедитор экономически заинтересован в определении указанного места.

Согласно российскому законодательству установлен с некоторой спецификой принцип «сетевой ответственности», в соответствии с которым нарушение обязательств по договору экспедиции, вызванное ненадлежащим исполнением договоров перевозки, влечет применение к экспедитору тех же правил, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. При этом согласно Уставу железнодорожного транспорта в случае утраты, недостачи или повреждения (порчи) грузов при перевозках в прямом смешанном сообщении ответственность перед грузополучателем несет перевозчик соответствующего вида транспорта, выдающий грузы. По российскому законодательству «соответствующий перевозчик», упоминаемый в «сетевой системе» — это перевозчик, выдающий грузы, который может не совпадать с перевозчиком, причинившим ущерб. Следовательно, для определения оснований и размера ответственности экспедитора перед клиентом не нужно определять соответствующий участок перевозки, на котором про¬изошла утрата, недостача или повреждение (порча), а нужно знать конечного перевозчика, что для клиента является удобным.

Рассматривая вопрос ответственности экспедитора за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза, произошедших не из договора перевозки, необходимо отметить, что данная ответственность в соответствии с Кодексом строится на принципе полного возмещения экспедитором причиненных убытков, однако, Закон устанавливает ограниченный характер данной ответственности: экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба. Понятие реального ущерба в Законе о транспортно-экспедиционной деятельности тождественно понятию действительной (части действительной) стоимости груза либо объявленной (части объявленной) стоимости груза. Однако, реальный ущерб по своему содержанию шире действительной либо объявленной стоимости груза и включает в себя иные расходы, которые клиент произвел либо должен будет произвести для устранения последствий нарушения экспедитором своего обязательства.

Ответственность экспедитора по договору транспортной экспедиции в определенных случаях может быть полной. Примером возложения на экспедитора ответственности в соответствии с общими нормами гражданского законодательства является ответственность за ненадлежащее информирование клиента, например, за неуведомление клиента о прибывающем грузе. Подобное уведомление важно в связи с тем, что клиент должен заблаговременно подготовить место для прибывающего груза, организовать погрузочно¬разгрузочные работы на складе. Способы информирования устанавливаются сторонами в договоре, в основном посредством факсимильной связи. Обычно ответственность за неинформирование клиента устанавливается в виде взыскания неустойки, размер которой установлен в договоре, хотя, возможно и возмещение убытков, если будет установлена причинноследственная связь между нарушением установленной договором обязанности по информированию и наступившими убытками. Законодатель возложил на экспедитора обязанность сообщать клиенту об обнаруженных недостатках полученной информации, а в случае неполноты информации запросить у клиента необходимые дополнительные данные. Указанные действия экспедитор должен осуществить в разумный срок. При нарушении указанной обязанности экспедитор также несет ответственность в соответствии с общими положениями гражданского законодательства, то есть возмещает убытки в полном объеме независимо от своей вины.

Вслед за международными нормами Законом о транспортно-экспедиционной деятельности также установлены предельные суммы ответственности экспедитора при оказании услуг в процессе международной перевозки.

При оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, ответственность экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза не может превышать две расчетные единицы за килограмм общего веса утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза, если более высокая сумма не возмещена лицом, за которое отвечает экспедитор. Данное правило является не совсем удачным, так как клиент должен ждать, пока экспедитор получит возмещение. При этом проблемой является то, что клиент-предприниматель ограничен шестимесячным сроком для предъявления претензии экспедитору, который в течение этих шести месяцев может и не получить возмещение от третьего лица. Необходимо дополнить пункт 2    статьи 7 Закона правилом о том, что экспедитор также может нести ответственность в сумме, превышающей две расчетные единицы за килограмм общего веса утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза, если большая сумма востребована с клиента третьим лицом, перед которым клиент ответственен за утрату, недостачу, повреждение (порчу) товара.

Как мы видим, Законом о транспортно-экспедиционной деятельности предусмотрено иное, отличное от существовавшего согласно Гражданскому кодексу, регулирование вопросов ответственности экспедитора за утрату недостачу, повреждение (порчу) груза, возникших не из договора перевозки, за нарушение обязательств при оказании экспедиционных услуг, связанных с перевозками грузов в международном сообщении, за нарушение сроков исполнения обязательств. Однако, данные нормы Закона не противоречат Гражданскому кодексу в силу диспозитивного регулирования Кодексом вопросов о размере ответственности при невыполнении (ненадлежащем) выполнении обязательств, об основаниях освобождения сторон от ответственности.

В отличие от экспедитора клиент несет гражданско-правовую ответственность перед экспедитором за нарушение своих обязанностей, предусмотренных договором транспортной экспедиции, на основании общих положений Гражданского кодекса с некоторыми особенностями, установленными Законом о транспортно-экспедиционной деятельности.

Клиент возмещает причиненные экспедитору убытки в полном объеме. Ответственность клиента, использующего услуги экспедитора в связи с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, строится на началах риска. Ответственность клиента, использующего услуги экспедитора для нужд, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, строится на началах вины.

За несвоевременное возмещение клиентом расходов экспедитора и за несвоевременную уплату вознаграждения устанавливается законная неустойка. Однако в вопросе определения необходимости установления неустойки и определения ее размеров воля законодателя не должна подменять собой совместную волю сторон и в императивном порядке устанавливать случаи применения неустойки, а также ее размеры.

Гражданским кодексом и клиенту, и экспедитору предоставлено право отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, возместив при этом другой стороне убытки (ст. 806 ГК). Закон предусматривает ответственность сторон при одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции не только в виде возмещения убытков, вызванных расторжением договора, но и в виде уплаты штрафа в размере десяти процентов понесенных экспедитором или клиентом затрат. Односторонний отказ от договора транспортной экспедиции рассматривается Законом о транспортно-экспедиционной деятельности в качестве правонарушения, которое влечет наступление ответственности. Законодатель должен отказаться от установления повышенной имущественной ответственности для стороны, которая реализует предоставленное ей право на односторонний отказ от договора транспортной экспедиции.

Российское гражданское законодательство в качестве общего принципа устанавливает право стороны, чьи интересы ущемлены неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств со стороны контрагента, обращаться в суд без необходимости соблюдения досудебного претензионного порядка урегулирования спора. Из этого правила есть и исключения, в частности в области транспортно-экспедиционных отношений, в которых в настоящее время существуют как обязательный, так и добровольный претензион¬ный порядок урегулирования споров — в зависимости от субъектного состава транспортно-экспедиционного обязательства. В Гражданском кодексе нет никакого упоминания об обязательном претензионном порядке урегулирования споров по договору экспедиции. Закон о транспортно-экспедиционной деятельности вводит обязательный претензионный порядок урегулирования споров для клиента, осуществляющего предпринимательскую деятельность. Клиент, пользующийся экспедиционными услугами для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, вправе обращаться в суд без соблюдения претензионного порядка. Соблюдение экспедитором претензионного порядка урегулирования споров необязательно.

В юридической литературе справедливо отмечается, что «претензионные сроки всегда носили пресекательный характер и могли служить непреодолимым препятствием на пути предъявления требований к перевозчику в судебном порядке» . Однако, с другой стороны, следует отметить, что установление обязательного претензионного порядка урегулирования споров, а также установление срока предъявления претензии по транспортно-экспедиционным обязательствам является следствием существования претензионного порядка в области перевозки, а законодатель исходит из того, что основная масса требований по договору транспортной экспедиции связана именно с выполнением договора перевозки груза.

Установление Законом о транспортно-экспедиционной деятельности претензионного порядка урегулирования споров не только в отношении требований, вытекающих из перевозки грузов, но и отношении иных требований, не связанных с перевозкой, обусловлено необходимостью единообразного регулирования транспортно-экспедиционных отношений. В противном случае — при установлении претензионных сроков только для требований, вытекающих из перевозки —    возникала бы путаница, так как клиент может вообще не знать причину возникновения ущерба и тот факт, произошел ли ущерб вследствие ненадлежащего исполнения перевозчиком договора перевозки или, например, вследствие ненадлежащей упаковки груза, осуществленной экспедитором.

Требование об обязательном предъявлении претензии к экспедитору, сроки и порядок предъявления претензии во многом заимствованы из транспортных уставов и кодексов.

Для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, Законом устанавливается специальный срок исковой давности равный одному году. Возможность установления федеральным законом специального срока исковой давности предусмотрена Гражданским кодексом РФ (ст. 197).

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 4 (6) 2008

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2021. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!