Консультация гражданского юриста онлайн

Гражданский юрист: услуги, консультации

Единство и дифференциация гражданско-правовых договоров, обеспечивающих создание, управление и прекращение юридических лиц

Содержание материала

Семивеличенко Е. А.
С 1 сентября 2014 г. вступил в силу Федеральный закон № 99-ФЗ от 5 мая 2014 г. «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации». Данная статья посвящена гражданско-правовым договорам, обеспечивающим создание, управление и прекращение юридических лиц, занимающим особое место в системе гражданско-правовых договоров. Эти договоры не получили единого нормативного закрепления в гражданском законодательстве. Договоры, обеспечивающие создание, управление и прекращение юридических лиц, нужно рассматривать в системном единстве. Для указанной договорной конструкции характерно наличие особых элементов, находящихся между собой в системной взаимосвязи по принципу единства и дифференциации.

Изменения главы 4 Гражданского Кодекса Российской Феде­рации, внесенные Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99- ФЗ, означают модернизацию российского законодательства о юридических лицах. И, конечно же, они не могут не касаться основ правового регулирования договоров, обеспечивающих создание, управление и прекращение юридических лиц. Хотя в данной статье мы преимущественно будем рассматривать теоретические аспекты данной темы, но затронем и некоторые конкретные новеллы обновленной четвертой главы ГК РФ.

Договоры, обеспечивающие создание, управление и пре­кращение юридических лиц, обладают системным единством. В научной литературе отмечается, что «эффективное примене­ние гражданско-правовых норм в договорных обязательствах зависит прежде всего от внутренней согласованности системы договоров, построенной на объективных признаках», лежащих в основании классификации (систематизации) гражданских до­говоров. Этимологически «система» означает составное целое, ассамблею (греч. systema — целое, составленное из частей), со­вокупность, объединение взаимосвязанных и расположенных в соответствующем определенном порядке элементов (частей) какого-то целостного образования. В связи с этим не случайно, что понятие «система договоров», данное А. Г. Быковым, под которым ученым предлагалось понимать совокупность догово­ров, обладающую внутренней целостной структурой, в основе которой лежит единство и взаимосвязь между отдельными договорами, не оспаривается до настоящего времени.

Набор элементов, составляющих конструкцию граждан­ско-правового договора, как правило, сходен для любых видов договоров, но вместе с тем имеются различия в содержании элементов и особенностях межэлементных взаимосвязей. Ха­рактеристика структуры гражданско-правового договора яв­ляется существенным аспектом его исследования с позиции системного подхода. Рассматривая любое явление системно, необходимо помнить, что специфика системы не исчерпыва­ется особенностями составляющих ее элементов, а коренится, прежде всего, в характере связей и отношений между опреде­ленными элементами. Определение элементов договора по­зволяет, во-первых, оформить конкретный договор, во-вторых, правильно провести квалификацию соответствующих догово­ров; в-третьих, разграничить гражданско-правовые договоры и выявить их особенности.

Нормативно-правовое регулирование договоров, обеспечива­ющих создание, управление и прекращение юридических лиц, носит гражданско-правовой характер, несмотря на их функцио­нальное различие. При этом единство правового регулирования закладывает Гражданский кодекс, определяющий элементную структуру для любого договора, общий порядок заключения, изменения, расторжения договоров, положения о договорной ответственности, общие положения о юридических лицах.

Для правильного определения юридической сущности лю­бого договора необходимо анализировать не только его эле­ментные составляющие — специфику его субъектного состава, предмета, содержания и формы, но и все существующие связи между ними, а также внеэлементные особенности: специфику заключения, изменения и прекращения договора, особенности договорной ответственности, нормативно сформулированные классификации договоров, особенности нормативного правово­го регулирования соответствующих договорных отношений.

Соглашения, заключаемые в связи с образованием, управ­лением и прекращением юридического лица, выступают наиболее эффективным средством правового регулирования соответствующих отношений, в единстве своем образуя важ­нейшее звено в механизме саморегулирования. Договоры, опосредующие возникновение, прекращение юридических лиц, а также управление ими, имеют единую правовую приро­ду в функциональном значении. Данные договоры направлены на оформление и обеспечение правоотношений, связанных с созданием, деятельностью и функционированием особого субъекта — юридического лица. Все это обусловливает необхо­димость исследования общей системной организации данных гражданско-правовых договоров с точки зрения их цели, по­скольку в рассматриваемых случаях проявляется определенная специфика этих договоров, позволяющая их выделить из числа иных гражданско-правовых соглашений. Договоры, обеспечи­вающие создание, управление и прекращение юридических лиц, нужно рассматривать в системном единстве. Это систе­ма совершаемых конкретными сторонами в соответствующей форме и посредством специальных юридических процедур волеизъявлений, в совокупности представляющих собой со­глашение, на основании которого с целью достижения в рамках определенной процедуры (процедура исполнения договора) необходимого договорного эффекта (имущественного и (или) организационного) возникают, изменяются и прекращаются обязательственные правоотношения.

Рассуждая о том, к какому типу договоров тяготеют рассма­триваемые договоры, необходимо вспомнить существующие в цивилистике классификации гражданско-правовых обяза­тельств по направленности гражданско-правового результата. Так, согласно классификации О. А. Красавчикова, существует четыре группы обязательств: направленные на передачу иму­щества, выполнение работ, оказание услуг и передачу денег. М. И. Брагинский уточняет последнюю концепцию и, более по­следовательно придерживаясь выбранного критерия, выделяет пятую группу — «обязательства, направленные на учреждение различных образований». Развивая позицию М. И. Брагинско­го, М. Н. Илюшина последнюю группу обязательств предлагает сформировать из договоров, направленных на осуществление совместной деятельности, в том числе для создания и деятель­ности новых юридических образований. Применяя данный подход, можно прийти к мысли, что договоры, обеспечиваю­щие создание, управление и прекращение юридических лиц, относятся именно к этой группе обязательств. Ключевым при­знаком, по которому можно обособить указанные договоры в данную группу, является совместный характер деятельности объединяющихся субъектов с целью достижения определен­ного результата в виде создания, управления или прекраще­ния юридического лица. В судебной практике, надо заметить, встречалась квалификация отдельных видов из данной группы договоров как договоров о совместной деятельности. Так, на­пример, в п. 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах при­менения Федерального закона „Об акционерных обществах"» подчеркивается, что заключаемый учредителями акционерно­го общества договор о создании общества является договором о совместной деятельности по учреждению общества.

Договоры, обеспечивающие создание, управление и пре­кращение юридических лиц, занимают особое место в систе­ме гражданско-правовых договоров. Несмотря на то, что эти договоры не получили единого нормативного закрепления в гражданском законодательстве и до сих пор их видовая при­надлежность является дискуссионной, бесспорен факт того, что они играют ключевую роль в отношениях, связанных с юриди­ческими лицами. Являясь наиболее «мобильным» и эффектив­ным средством регулирования соответствующих отношений, договоры проявляют себя на всех этапах «жизни» юридиче­ского лица. Договоры опосредуют создание, управление и пре­кращение юридических лиц.

Основной массив в регулировании отношений по созданию, управлению и прекращению юридических лиц занимают до­говоры, заключаемые между участниками конкретных объеди­нений. В самостоятельную группу договоров данные договоры пока законодательно не выделены. Вместе с тем они имеют определенное сходство и формируют значительный пласт общественных отношений. Очевидно, что возникает необхо­димость законодательной унификации подобных соглашений. Как пишет С. С. Алексеев, типизация правовых средств есть процесс, при котором формируются правовые конструкции, а также системные структурные подразделения. Сюда же от­носится приобретение правовыми средствами нормативного характера.

Объяснению единства правовой природы договоров, на­правленных на создание, управление и прекращение юридиче­ских лиц, может служить классификация договоров на имуще­ственные и организационные. К имущественным относятся все договоры, непосредственно оформляющие акты товарообмена их участников и направленные на передачу или получение имущества (материальных благ). Организационные догово­ры направлены не на товарообмен, а на его организацию, т.е. на установление взаимосвязей участников будущего товарооб­мена. Вопрос существования организационных договоров тра­диционно привязывается к вопросу о возможности выделения организационных отношений в предмете гражданского права. Впервые такую идею выдвинул О. А. Красавчиков9, хотя, надо заметить, что проблема организационных отношений иссле­довалась и ранее профессором С. Н. Братусем, который, при­знавая наличие организационных общественных отношений, не видел их в качестве элемента предмета гражданско-право­вого регулирования.

Рассматривая организационные отношения как систему, можно в свою очередь провести видовое разграничение со­ответствующих отношений и выделить их различные клас­сификации. В частности, О. А. Красавчиков по критерию содержания данных отношений выделял: организационно- предпосылочные (образующие), в результате становления и реализации которых происходит формирование и по­следующее развитие имущественно-правовых отношений; организационно-делегирующие, посредством реализации которых происходит делегирование полномочий; организа­ционно-контрольные, когда у одних субъектов появляются права контролировать действия другого субъекта, состоящего с ним в определенном гражданском правоотношении; орга­низационно-информационные, в силу которых стороны дан­ного отношения обязаны обмениваться определенного рода информацией. По критерию нормативной определенности предлагались следующие виды организационных отношений: самостоятельные правоотношения (организационные в чистом виде); относительно самостоятельные (представленные в каче­стве структурных элементов организуемых правоотношений). Предлагалось выделить и такие группы организационных от­ношений, входящих в предмет гражданского права, как орга­низационно-имущественные, организационно-корпоративные и организационно-неимущественные.

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).