Консультация гражданского юриста онлайн

Гражданский юрист: услуги, консультации

Гражданско-правовые отношения в продюсерской деятельности

Легальной дефиниции продюсерской деятельности от­ечественное законодательство не содержит, вместе с тем тер­мин «продюсер» определятся законодателем применительно к аудиовизуальным произведениям.

Исторический экскурс в постсоветское законодательство показывает, что впервые термин «продюсер» начал использо­ваться в 1996 г. в связи с правовой регламентацией деятельно­сти по финансированию, производству и прокату фильмов, а в 2008 г. - в связи с использованием продюсером результатов интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта (аудиовизуальное произведение, театрально-зрелищное пред­ставление, мультимедийный продукт, база данных).

Существующие упоминания термина «продюсер» в феде­ральном законодательстве, проектах нормативных актов, по­становлениях высших судебных инстанций позволяют опре­делить продюсера в качестве лица, которое приняло на себя инициативу и ответственность за организацию и финансиро­вание подготовки и/или показа театрально-зрелищного пред­ставления, аудиовизуального произведения, иного сложного объекта.

Основываясь на данной дефиниции, продюсерская дея­тельность может быть определена в качестве действий лица по организации и финансированию подготовки и/или показа театрально-зрелищного представления, кинофильма, иного сложного объекта.

Анализ основных этапов продюсерской деятельности (проектно-сметный, рекламный, «договорный», этап изготов­ления сценографии, репетиционный и др.) демонстрирует, что правоотношения, в рамках которых продюсер осуществля­ет свою деятельность, характеризуются правовым многообразием, в связи с чем продюсерская деятельность регулируется по видам отношений, которые возникают при её осуществле­нии (гражданско-правовые, трудовые, административные, на­логовые, валютные, рекламные, таможенные и другие).

Представляется, что гражданско-правовые отношения при осуществлении продюсерской деятельности возникают наиболее часто. В рамках гражданско-правовых отношений продюсер может выступать стороной по договору, кредито­ром либо должником в обязательстве, быть иным правообла­дателем.

Традиционно к гражданско-правовым отношениям отно­сят имущественно-стоимостные отношения, которые возника­ют по поводу материальных благ, подчинены действию закона стоимости, и носят взаимооценочный характер. И в первую очередь, это товарно-денежные отношения.

Как отмечает Н. Д. Егоров, имущественные отношения для того, чтобы быть гражданско-правовыми, также должны обладать «частным» характером (частные имущественные от­ношения), т.е. возникать в связи с удовлетворением участни­ками таких отношений своих частных интересов по поводу материальных благ.

Кроме того ст.2 Гражданского кодекса Российской Феде­рации (далее - ГК РФ) к гражданско-правовым отношениям относит и личные неимущественные отношения, которые ха­рактеризуются тем, что возникают по поводу неимуществен­ных благ.

К таковым относятся нематериальные блага, предусмо­тренные ст. 150 ГК РФ, а также иные блага, неразрывно связан­ные с личностью участников гражданских отношений, в кото­рых проявляется их индивидуальность.

Подобная группа отношений также признается граждан­ско-правовыми в связи с тем, что обладает тем же «частным» характером, поскольку участники общественных отношений стремятся к удовлетворению не только своих материальных, но и нематериальных потребностей. Последние удовлетворя­ются за счет нематериальных благ.

Действующее законодательство для признания указан­ных групп общественных отношений гражданско-правовыми также требует, чтобы они были основаны на равенстве, авто­номии воли и имущественной самостоятельности участников.

Несмотря на то, что в правовой доктрине отмечается, что определение гражданско-правовых отношений через свойства его участников является явно неудачным8, совокупность всех указанных признаков все же позволяет отграничить граждан­ско-правовые отношения от других имущественных отноше­ний, определить общественные отношения, относимые к кате­гории гражданско-правовых.

Таким образом, гражданско-правовые отношения могут быть определены как имущественные и личные неимуще­ственные отношения, возникающие в связи с удовлетворением их участниками своих частных интересов по поводу матери­альных и нематериальных благ, обладающие взаимооценоч­ным характером и основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Данное определение, включающее в себя основные при­знаки гражданских отношений, встречающиеся в цивилисти­ке, тем не менее, также вызывает определенные критические замечания.

Во-первых, автономия воли, имущественная самостоя­тельность и равенство участников общественных отношений является признаком не самих гражданско-правовых отноше­ний, а участников самих общественных отношений. В этой свя­зи Н.Д. Егоров, со ссылкой на О.С. Иоффе, отмечает, что авто­номией воли обладают все субъекты права, а имущественная самостоятельность присуща всем участникам имущественных отношений, в т.ч. не регулируемых гражданским правом. Что касается такого признака как равенство сторон гражданских отношений, впервые предложенным Ю. К. Толстым в 1970 г., то в соответствии с этим тезисом получается, что стороны гражданских отношений находятся в равном положении как до, так и после правового регулирования.

Помимо прочего, комментируя данный тезис, нельзя не отметить, что в гражданских отношениях подобное «ра­венство», зачастую, весьма условно. Например, отношения, в которых заказчиком выступает публично-правовое образова­ние. Подрядчик (исполнитель, поставщик) не только в силу российского правосознания, но и принимая во внимание пу­бличную природу указанных субъектов, не может находиться с ними на равных. Подобная ситуация имеет место и в случае участия в таких отношениях государственных или муници­пальных учреждений, которые воспринимаются другими участниками как сами публично-правовые образования либо de facto рассматриваются не на равных с другими участниками гражданского оборота.

Подобное «равенство» наблюдается и в отношениях про­дюсер - автор. Последний всегда являются слабой стороной в гражданских отношениях, у которой продюсер, используя су­ществующую свободу договора, стремится получить исключи­тельное право на произведение в полном объеме с минималь­ными для себя затратами. Также довольно распространённой сегодня является модель договора отчуждения исключитель­ного права в пользу продюсера на безвозмездной основе.

В этой связи можно констатировать наличие гражданско­правовых отношений, в которых такой их признак как «равен­ство» обладает весьма декларативным характером.

Не меньшей критике подвергается признание личных не­имущественных отношений в качестве гражданско-правовых.

Так в отношении имущественных отношений законода­тель сначала наделяет всех участников отношений субъектив­ным правом на материальное благо, а затем защищает это благо в случае его нарушения. В отношении нематериальных благ законодатель наделяет субъективным правом на немате­риальные блага лишь граждан, а защиту нематериальных благ обеспечивает и для юридических лиц, при этом, как отмечает Е. А. Суханов, у юридического лица как у персонифицирован­ного имущества «нет и не может быть никаких личных неиму­щественных прав, ибо даже его деловая репутация ... целиком обусловлена его участием в имущественных отношениях».

Личные неимущественные блага обладают такими свой­ствами как неотчуждаемость и непередаваемость, в связи с чем Н. Д. Егоров указывает, что «они не могут воплощаться во внешних по отношению к субъекту объектах и в силу этого способны удовлетворять потребности только тех лиц, с кото­рыми они неразрывно связаны. Так, честью и достоинством может пользоваться только тот гражданин, которому они принадлежат». Из этого делается вывод, что пользоваться не­материальными благами могут только субъекты гражданско­го права, которым данные блага принадлежат, в связи с чем какие-либо действия в отношении таких благ не совершаются и общественных или гражданских отношений не возникает, и нематериальные блага не могут быть объектами субъективных гражданских прав. Подобный тезис встречается в работах С. Н. Братуся и М. Н. Нохриной.

Неотделимость личного материального блага позволя­ет сделать вывод о том, что личные нематериальные блага в принце не могут быть объектами субъективных гражданских прав, в связи с чем некоторые ученые предлагают рассматри­вать нематериальные блага в качестве элемента правового ста­туса субъектов гражданских прав.

В рамках существующей дискуссии о месте личных не­материальных благ особое место занимает концепция О. С. Иоффе, в соответствии с которой гражданское право регули­рует лишь те отношения, которые возникают в связи с непра­вомерным посягательством на личные нематериальные блага. Гражданское право регулирует возникающие в связи с этим относительные отношения между потерпевшим и правона­рушителем, однако абсолютные отношения между носителем личных нематериальных благ, с одной стороны, и всеми окру­жающими, с другой стороны, (отношения чести, достоинства и проч.) гражданское право лишь охраняет, исключая возмож­ность их правового регулирования.

Представляется, что охраняемый объект не может суще­ствовать вне общественного отношения, хотя бы с позиций конструкции абсолютного правоотношения, в связи с чем лич­ные неимущественные блага следует рассматривать в качестве объекта личного неимущественного отношения, которое в со­ответствии со ст. 2 ГК РФ охватывается предметом гражданско­го права.

В отношении существующего в доктрине деления входя­щих в предмет гражданского права личных неимущественных отношений, связанных и не связанных с имущественными от­ношениями, следует отметить, что все личные неимуществен­ные отношения так или иначе связаны с имущественными от­ношениями.

Так относительные отношения между потерпевшим и правонарушителем предполагают в качестве общего правила возмещение убытков и компенсацию причинённого мораль­ного вреда. Напрямую связаны с имущественной составляю­щей гражданского оборота личные неимущественные права, а также так называемые «иные права», упомянутые в ст. 1226 ГК (право следования, право доступа и др.) авторов результатов интеллектуальной деятельности.

Таким образом, принимая во внимание указанные точки зрения, гражданско-правовые отношения в продюсерской де­ятельности можно определить как имущественные и личные неимущественные отношения, возникающие в связи с удовлет­ворением их участниками своих частных интересов по поводу материальных и нематериальных благ, обладающие взаимоо­ценочным характером и основанные на отсутствии властного подчинения одной стороны - другой, автономии воли и иму­щественной самостоятельности участников.

Подобное определение требует определенного пояснения в отношении публично-правовых образований как участни­ков гражданско-правовых отношений. Последние не обладают частным интересом в силу своей правовой природы, однако в гражданско-правовых отношениях они выступают с другими участникам на равных, и возможность «властного подчинения» контрагента в этих отношениях им не предоставлена, что все- таки позволяет рассматривать правовые отношения, построен­ные по данной модели, в качестве гражданско-правовых.

В этой связи квалифицирующим признаком граждан­ско-правовых отношений, возникающих при осуществлении продюсерской деятельности, является отсутствие властного подчинения между сторонами отношения. Обратная право­вая конструкция имущественных отношений указывает на от­сутствие гражданско-правового отношения.

Как и любые правовые отношения гражданско-правовые отношения, возникающие при осуществлении продюсерской деятельности, обладают внутренней структурой.

В правовой доктрине существуют различные точки зре­ния о том, что следует относить к элементам правовых от­ношений в принципе. Представители первой группы М. М. Агарков, С. И. Вильнянский, О. С. Иоффе относят к элементам правового отношения субъектов, права и обязанности, объект правоотношения. Вторая группа ученых, в частности Я. М. Магазинер, исключает субъектов и объект из числа элементов правоотношения. Наконец третья группа ученых исключает из правоотношения его объект.

Первая точка зрения представляется наиболее оправдан­ной, в связи с чем следует сделать вывод о том, что граждан­ско-правовые отношения, опосредующие продюсерскую дея­тельность, включают в себя три элемента: субъекты, их права и обязанности, объект правоотношения.

Многообразие видов гражданско-правовых отношений в сфе­ре продюсерской деятельности позволяет их классифицировать.

Так по предмету правового регулирования и характеру гражданско-правовых отношений могут быть выделены: иму­щественные, личные неимущественные и организационные, в том числе корпоративные правоотношения; по субъектному со­ставу и характеру деятельности: отношения с участием продю­серов, а также иных участников отношений в данной сфере; по сфере деятельности: права в сфере продюсерской, предприни­мательской, благотворительной и других видов деятельности.

Также гражданско-правовые отношения в данной сфере могут классифицироваться и по подотраслям и институтам гражданского права: вещные, обязательственные, авторские и другие права.

Среди имущественных прав продюсера следует отметить, в первую очередь, право на использование созданных резуль­татов интеллектуальной деятельности в составе сложного объ­екта авторского права, а также вещные права продюсера на изготовленные декорации, костюмы, бутафорию и реквизит. К личным неимущественным правам продюсера относится его право на имя или наименование при использовании ре­зультата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта. Причем данный вид личных неимущественных от­ношений напрямую связан с имущественными отношениями и может быть квалифицирован как абсолютное правоотноше­ние, при нарушении которого в свою очередь возникает отно­сительное охранительное правоотношение.

Помимо личных неимущественных и имущественных от­ношений продюсер также является участником организаци­онных отношений.

На существование организационных отношений в граж­данском праве впервые обратил внимание профессор О. А. Красавчиков в связи с тем, что они не охватываются имуще­ственными и неимущественными отношениями. Организа­ционные отношения могут возникать на различных этапах продюсерской деятельности: создание, реорганизация и пре­кращение деятельности юридических лиц, регистрация и прекращение деятельности индивидуальными предпринима­телями, заключение предварительных договоров в продюсер­ской сфере, а также отношения, связанные с участием в корпо­ративных организациях или с управлением ими.

Также в гражданских отношениях в сфере продюсерской деятельности принимают участие не только продюсеры, но и другие лица, в этой связи участниками правоотношений мо­гут являться не только продюсеры, но и авторы, исполнители, подрядчики, потребители, правообладатели (физические и юридические лица, публично-правовые образования).

Для возникновения гражданско-правовых отношений в сфере продюсерской деятельности необходимо наличие нор­мы права, юридических фактов, предусмотренных гипотезой правовой нормы, а также правосубъектных участников таких отношений.

ПУХАЛЕВ Алексей Николаевич
аспирант кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного экономического университета

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).