Бесплатная консультация юриста по семейным вопросам

Консультация семейного юриста онлайн — задать вопрос юристу

Исполнение семейных договорных обязательств

Нормы семейного права, касающиеся договорных отноше­ний, в преобладающем большинстве являются императивными.

В Постановлении ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе до­говора и ее пределах» разъясняется, что императивными являют­ся только те нормы, в которых прямо указано о невозможности установить иные правила в договоре. Однако суд может ограни­чить их императивность в пользу одной из сторон или признать императивной норму, даже если в ней нет прямого запрета до­говариваться об ином. Исходя из того, что СК РФ содержит им­перативные нормы относительно содержания только брачного договора, во всех остальных случаях стороны семейных договоров вправе, исходя из принципа диспозитивности, устанавливать по своему усмотрению условия того или иного договора.

В семейном праве отсутствуют институт обеспечения ис­полнения обязательств и правила исполнения обязательств, вытекающих из семейно-правовых договоров. Пострадавшее лицо может потребовать в судебном порядке лишь исполне­ния самого обязательства. В данном случае возможно приме­нение норм гражданского законодательства на основании ст. 4 СК РФ, а именно положений ст. ст. 309, 310 ГК, когда такое применение не противоречит существу семейных отношений, т.е. принципам, содержащимся в ст. 1 СК РФ.

Семейно-правовой договор

При установлении ответственности за неисполнение обязанностей, предусмотренных семейно-правовыми догово­рами, всегда следует учитывать личный характер семейных отношений, не все из которых возможно регулировать право­выми средствами. Значительная часть из них регламентирует­ся нравственными правилами.

Одним из принципов семейно-правовых обязательств, включая договорные, является принцип надлежащего испол­нения, который заключается в том, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляе­мыми требованиями. Условия, которые включает в себя над­лежащее исполнение обязательства, определяются сторонами обязательственного правоотношения. Согласно принципу над­лежащего исполнения обязательства, должным исполнением считается не любое действие (воздержание от действия), а только то, которое отвечает этим условиям. Нарушение принципа над­лежащего исполнения обязательства влечет неблагоприятные для нарушителя (обязанного лица) правовые последствия. Так, п. 1 ст. 115 СК РФ содержит указание, что при виновном неиспол­нении или ненадлежащем исполнении алиментного обязатель­ства плательщик алиментов, обязанный уплачивать алименты по решению суда, уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных али­ментов за каждый день просрочки. Подобные меры могут быть предусмотрены и в соглашении об уплате алиментов.

Помимо этого, новые положения ГК РФ, закрепленные в ст. 431.2, позволяют требовать от стороны, предоставившей при заключении договора, а также до или после его заключения не­достоверную информацию, имеющую значение в том числе и для исполнения договора, возмещения другой стороне по ее требованию убытков, а также уплатить договорную неустойку. Сторона, полагавшаяся на подобные сведения, может отказать­ся от договора или требовать признать договор недействитель­ным. Рассмотрим на примере договора о суррогатном материн­стве. Если суррогатная мать скрыла при заключении договора информацию, которая впоследствии оказалась ключевой для рождения ожидаемого ребенка и не позволила суррогатной матери исполнить обязанности в соответствии с договором, то в таком случае полагаем, что заказчики вправе потребовать при­менения последствий, предусмотренных ст. 431.2 ГК РФ. Одна­ко возникают проблемы при решении вопроса о том, будет ли нести ответственность суррогатная мать, отказавшаяся передать ребенка с физическими недостатками заказчикам. Г. В. Богда­нова полагает, что в таком случае супруги-заказчики не вправе воздействовать на нее и привлекать к ответственности за неис­полнение обязательств. Представляется, что применение мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение догово­ра о суррогатном материнстве в таких условиях тем не менее возможно при условии, что «сторона, предоставившая недосто­верные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения» (абз. 3 п. 1 ст. 431.2 ГК РФ).

Остается нерешенным вопрос о типе убытков. В литера­туре указывается на возможность взыскать за нарушение али­ментных обязательств убытки, включая упущенную выгоду, а также моральный вред. При этом однозначного отношения к этому вопросу не сложилось.

Полагаем, что в отношении возможности взыскания упу­щенной выгоды следует допустить вероятность ее взыскания в случаях, если вред причинен отношениям, которые не связа­ны, не имеют целью извлечение прибыли. Таковыми, в частно­сти, являются алиментные обязательства. В отношении иных договоров считаем возможным согласиться с мнением М. В. Карпова, который указывает на необходимость взыскания упу­щенной выгоды в брачном договоре и соглашении о разделе общего имущества супругов в случае нарушения обязанности передать имущество, т.е. в тех договорах, которые регулируют имущественные отношения. Полагаем, что при нарушении соглашений, связанных с неимущественными отношениями, взыскание упущенной выгоды невозможно.

Брачный договор

Анализируя содержание брачного договора, можно сде­лать вывод о том, что брачный договор не устанавливает осо­бого режима для супругов. По сути, брачный договор изменяет режим имущества супругов. Возникает вопрос о том, как можно не исполнить обязательства по брачному договору. Не отдавать часть имущества, которое в соответствии с договором принад­лежит другому супругу? Полагаем, что в данном случае можно восстановить положение, которое существовало до нарушения, путем истребования данного имущества у недобросовестного супруга. В случае же использования чужого имущества нару­шаются нормы гражданского права, поэтому считаем вполне возможным применять санкции, предусмотренные соответ­ствующими статьями ГК РФ. Иначе говоря, представляется, что в случае распоряжения имуществом, не принадлежащим на самом деле лицу, которое распоряжается этим имуществом, нарушаются не положения брачного договора, а положения гражданского законодательства, регулирующие вопросы соб­ственности в гражданском обороте. Семейно-правовые санкции за нарушение брачного договора в семейном законодательстве не установлены. Следовательно, вопрос, что делать, исходя из норм семейного законодательства, например, если супруги до­говорились, что один из них оплачивает расходы за жилье, но при этом последний отказывается платить, остается открытым. Представляется, что в данном случае обязанное лицо должно будет исполнить обязанность в принудительном порядке и не­сти ответственность не за нарушение условий брачного догово­ра, а за нарушение сроков оплаты за жилье.

В соответствии с ч. 2 ст. 42 СК РФ супруги, в частности, могут в брачном договоре установить любые положения, касающиеся имущественных отношений. Сами стороны договора могут так­же предусмотреть меры ответственности в случае нарушения режима, установленного договором. Например, в случае невы­полнения обязанным лицом какой-либо договорной обязанно­сти второй супруг, который был вынужден оплатить то, что не оплатило обязанное лицо, вправе требовать возмещения этих расходов, а также возмещения убытков, которые возникли при исполнении этой обязанности необязанным лицом. Например, супруги договорились о разделении бремени семейных расхо­дов таким образом, что один из них оплачивает коммунальные услуги, а другой платит за образование детей. В случае если супруг не оплачивает коммунальные платежи, представляет­ся, что ответчиком по иску о взыскании этих платежей будет являться не лицо, обязанное по брачному договору, а лицо, обязанное в соответствии с положениями жилищного законо­дательства. Брачный договор регулирует имущественные отно­шения между супругами. В данном же случае речь идет о дру­гих правоотношениях, которые возникают в жилищной сфере. Следовательно, супруг, понесший расходы в связи с неиспол­нением недобросовестным супругом обязанностей по оплате коммунальных платежей, вправе взыскать с него эти расходы на основании брачного договора.

Таким образом, следует выделять отношения между су­пругами по брачному договору и отношения супругов с тре­тьими лицами по поводу того же имущества, которые по своей природе не являются семейно-правовыми. В связи с этим пред­ставляется необходимым введение в семейное законодательство положения о том, что в случае неисполнения обязательств, возложенных положениями брачного договора, нарушаются права третьих лиц (например, поставщиков бытовых услуг, го­сударства), они вправе требовать исполнения обязательства не­зависимо от содержания семейно-правового договора от лица, обязанного исполнить обязательство в соответствии с нормами соответствующего отраслевого законодательства.

Следует отметить, что СК РФ не содержит указаний на то, что участники семейно-правовых договоров могут повышать пределы ответственности или устанавливать дополнительные санкции за те правонарушения, ответственность за которые за­коном не предусмотрена. Указывается лишь на возможность требовать признания договора недействительным в случае, если его условия существенно нарушают интересы одной сто­роны либо условия договора ставят одного из супругов в край­не неблагоприятное положение.

Еще одним важным принципом исполнения обяза­тельств является принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. Данный принцип выра­жен в абз. 2 п. 1 ст. 43 СК РФ, согласно которому не допуска­ется односторонний отказ от исполнения брачного договора. Аналогичные положения содержатся и в п. 2 ст. 101 СК РФ, также не допускающем односторонний отказ от исполнения соглашения об уплате алиментов или одностороннее измене­ние его условий. Исключение из общего правила установле­но в ст. 153.2 СК РФ, которая закрепляет возможность отказа от исполнения договора о приемной семье в одностороннем порядке при наличии уважительных причин, в качестве кото­рых могут выступать болезнь, отсутствие взаимопонимания с ребенком, наличие конфликтных отношений между детьми и др. Важно отметить, что подобный отказ от исполнения обяза­тельства, связанного с передачей детей на воспитание в семью, допускается только при наличии уважительных причин. По­этому распространение принципа недопустимости односто­роннего отказа не исключается абсолютно, а только в связи с указанными основаниями.

Новая редакция ст. 310 ГК РФ подтверждает возможность включения в такое соглашение положений об одностороннем отказе от договора. Согласно новой редакции указанной нор­мы право на отказ или изменение договора имеют лица, не осуществляющие предпринимательскую деятельность. Это положение нашло отражение и в Постановлении ВАС № 16.

Таким образом, некоторые условия исполнения семейно­правовых договоров определяются путем отсылок к нормам гражданского законодательства. Полагаем вполне допусти­мым при исполнении семейных договорных обязательств, применение общих гражданских принципов и собственно се­мейно-правовых принципов, содержащихся в ст. 1 СК РФ.

НОРБЕКОВА Юлия Сайфуллаевна
аспирант Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) Донского государственного технического университета в г. Шахты

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).