Бесплатная консультация юриста по семейным вопросам

Консультация семейного юриста онлайн — задать вопрос юристу

Международное усыновление и удочерение

Усыновление (удочерение) представляет одну из основ­ных форм устройства детей, оставшихся без попечения роди­телей, и детей-сирот.

При этом особое место занимает усы­новление (удочерение) иностранными гражданами детей, имеющих гражданство Российской Федерации. В последние годы усыновление ребенка иностранцами приобретает ши­рокий размах, несмотря на установленное в Семейном ко­дексе правило, в соответствии с которым усыновление ино­странными гражданами допускается только в случае, когда возможность передать нуждающегося в усыновлении ребен­ка на воспитание гражданам России нет.

К ВОПРОСУ О ПРОБЛЕМАХ МЕЖДУНАРОДНОГО УСЫНОВЛЕНИЯ (УДОЧЕРЕНИЯ)

Растущие масштабы усыновленных иностранцами де- тей-россиян, их вывоз из страны, а также количество несчаст­ных случаев с такими детьми, произошедшими в приемных семьях, не могут не вызывать тревогу как у правозащитников, так и у неравнодушных граждан России. Простой запрет на усыновление иностранцами детей, оставшихся без попе­чения родителей, не является панацеей в решении данной проблемы. Основная масса детей-сирот в нашей стране - это дети, имеющие серьезные заболевания, нередко связанные с особенностью развития, требующие подчас дорогостоящего лечения, специального ухода и длительной реабилитации. Сложившаяся в России экономическая ситуация, к сожале­нию, не способствует тому, чтобы столь ответственные реше­ния принимались нашими соотечественниками. Кроме того, российским парам, не способным иметь детей, доступны иные, прогрессивные с медицинской точки зрения, способы. Тогда как, для бездетных иностранных пар такая возмож­ность либо существенно ограниченна, либо вообще невоз­можна.

Так, в Северной Европе, например, для решения про­блемы бесплодия используются донорские клетки, но при этом на законодательном уровне запрещена анонимность доноров. Из-за такого ригористического подхода число же­лающих стать донорами значительно снижается, так как воз­никает риск, что генетическое потомство приобретает право на их последующий розыск, а количество возможных паци- ентов уменьшается, так как далеко не все из них согласны знать биологических отцов своих детей.

Проблема Бельгии состоит в недостатке донорского материала в связи с малочисленностью подходящих по здо­ровью и желающих его предоставить. При этом, бельгийцы нередко закупают донорский материал в Великобритании, используя его у себя в стране для пациентов-англичан, так как и для доноров, и для пациентов в этом случае действует правило анонимности, а также отсутствуют ограничитель­ные условия, существующие в Великобритании. Например количество детей, рожденных от одного донора, в Велико­британии ограничено десятью, за границей же его материал можно использовать и далее.

Пролоббированные приверженцами католической веры и принятые в 2004 году в Италии законы, запретили суррогатное материнство, донорство спермы и яйцеклеток, криоконсервацию эмбрионов.

Законодательство Германии разрешает криоконсерва­цию, но ограничивает количество одновременно подсажива­емых эмбрионов, а также запрещено как суррогатное мате­ринство, так и донорство яйцеклеток.

Многие европейские страны запрещают не-анонимное донорство, ограничивают возможности одиноких женщин, гомосексуальных пар, а также мужчин и женщин старше 40 лет. Исключая некоторые страны Восточной Европы, повсе­местно запрещено суррогатное материнство.

Законодательные особенности столь деликатной сферы связаны с культурными, религиозными особенностями той или иной страны.

В России на сегодняшний день, мы имеем дело не только с простотой совершения процедур ЭКО, использования сур­рогатного материнства, несмотря на все еще не разрешенные законодательные проблемы, но и с некоей популяризацией данных процедур. Этому способствуют и государственные программы, позволяющие проводить ЭКО бесплатно жен­щинам, в возрасте от 22 до 38 лет, имеющих официально за­регистрированный брак, при условии отсутствия совместных детей, наличия формы бесплодия, обусловленной трубным фактором.

Кроме того, усыновление в собственной стране для потенциальных родителей-иностранцев является затруд­нительным или даже невозможным из-за наличия более жестких условий к процедуре усыновления. Например, в Ис­пании, в отличие от России, где усыновителем может быть лицо, достигшее совершеннолетия, установлен возрастной ценз не моложе 25 лет. В Нидерландах усыновление разре­шается только парами, состоящими в браке, продолжитель­ность которого должна быть не менее 5 лет. Число детей, оставшихся без попечения родителей, в некоторых странах по сравнению с Россией значительно меньше. Так, в соот­ветствии со статистическими данными, представленными Министерством образования и науки Российской Федерации на 1 февраля 2019 г., число детей, оставшихся без попечения родителей в России, составляет 47 242, в Грузии 220 детей, а в Германии около 38 тыс.

Действующее законодательство Российской Федерации предусматривает возможность усыновления иностранными гражданами российских детей только при наличии опреде­ленного перечня условий. Такие условия определены норма­ми международного и российского права. Основные поло­жения на международном уровне установлены Конвенцией ООН о правах ребенка 1989 г., Гаагской конвенцией о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усынов­ления, принятой 29 мая 1993 г., Декларацией о социальных и правовых принципах, утвержденная Резолюцией Генераль­ной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г. и другими.

Вопрос о трансграничном усыновлении в России возник в начале 90-х годов, до этого времени случаи усыновлений иностранными гражданами были достаточно редким явле­нием по вполне понятным причинам: закрытость советского государства, отсутствие возможности работы иностранных агентств по усыновлению на территории России, сложности в посещении страны иностранными гражданами для усынов­ления российского ребенка, идеология, которая не предпо­лагала возможности существования самой проблемы - нали­чие детей-сирот в СССР. Тем не менее, в некоторых случаях возможность усыновления ребенка иностранцами существо­вала, а установленный порядок усыновления являлся доста­точно эффективным и исключающим злоупотребления в данной сфере. С появлением огромного потока иностран­ных граждан, желающих усыновить российского ребенка, участились случаи беззаконного и безнравственного массово­го вывоза детей. В связи с этим значимым новшеством того времени являлось введение судебного порядка усыновления детей в соответствии действовавшим Федеральным законом от 21.08.1996 г. «О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР». Введение судебного порядка обусловлено опре­деленными причинами, такими как грубейшие нарушения законодательства, допускаемые при административном по­рядке решения вопросов усыновления, а также соблюдение гарантий защиты, прежде всего, прав детей и их усынови­телей (иностранных усыновителей), обеспеченные судебной процедурой.

В соответствии с действующими нормативно-правовы­ми актами Российской Федерации усыновление российских детей иностранными гражданами допускается только, если отсутствует возможность передать этих детей на усыновление в семьи граждан России. При этом законодатель четко опре­деляет границы возможной передачи детей на воспитание в семьи граждан РФ, если они постоянно проживают в России или на усыновление (удочерение) родственниками детей, при этом гражданство и место жительство родственников не учи­тывается. В соответствии с ч. 2 ст. 269 ГПК РФ «иностранные граждане, которые желают усыновить ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, подают заявление об усыновлении соответственно в Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка». Для иностранных граждан не предусматривается такой воз­можности, как изменение, в зависимости от их места житель­ства, родовой подсудности дел об усыновлении (удочере­нии). Однако следует учесть, что в случае, если иностранный гражданин состоит в браке с гражданином Российской Феде­рации (далее - РФ), постоянно проживает в России и желает усыновить либо удочерить пасынка, либо падчерицу, кото­рые являются гражданами РФ, либо же совместно с женой (мужем) желают усыновить иного ребенка - гражданина РФ, такие дела также подсудны Верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значе­ния, суду автономной области и суду автономного округа по месту проживания ребенка, так как одним из усыновителей является иностранный гражданин. Вышеназванные ограни­чения полностью определяют положения ст. 21 Конвенции о правах ребенка, в которой установлено, что усыновление (удочерение) в другом государстве рассматривается как аль­тернативный способ воспитания и ухода за ребенком только в случае невозможности передачи ребенка в семью граждан РФ.

Согласно последнему Обзору судебной практики рас­смотрения областными и равными им судами дел об усынов­лении российских детей иностранными гражданами в 2017 г., рассмотрено 336 дел о международном усыновлении детей с вынесением решения, с удовлетворением требования рас­смотрено 334 дела, и 2 дела - с отказом в удовлетворении тре­бования. Следовательно, международное усыновление на се­годняшний день является актуальным способом воспитания и ухода за детьми. Однако с актуализацией трансграничного усыновления по-прежнему существуют определенные про­блемы в данной сфере. Так, одной из проблем трансгранич­ного усыновления является проблема признания.

Вследствие наличия различий в правовых системах раз­ных государств, отличий критериев и способов установле­ния усыновления, на практике часто появляются проблема признания международного усыновления. В частности, под признанием решений судов иностранных государств, следу­ет понимать «признание за ними качеств, которыми облада­ет решение местного суда, а именно неопровержимости и исключительности»11. Существующая проблема признания трансграничного усыновления, прежде всего, обусловлена законодательными и культурными различиями, поэтому внедрение единой системы международного усыновления во всем мире невозможно в силу того, что процедура усынов­ления (удочерения) во многих государствах различна. Так, в Великобритании признание решения об усыновлении явля­ется проблематичным. До принятия Закона Великобрита­нии об усыновлении институт усыновления отсутствовал во внутреннем праве Англии. Международное усыновление не признавалось в Великобритании в силу того, что усыновление как институт не был известен британскому праву. Сейчас же немного иная ситуация, трансграничные усыновления не признаются, если суд Великобритании владеет юрисдикци­ей на принятие приказа об усыновлении детей. В России в соответствии со ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов признаются и исполняются, в том случае, когда это пред­усмотрено международным договором Российской Федерации. Необходимо отметить, признание трансграничного усыновления возможно только в тех решениях, в которых от­сутствуют спорные вопросы между участниками такого про­цесса и отсутствует возможность нового рассмотрения.

В рамках рассмотрения проблем трансграничного усы­новления следует отметить определенные ограничения в отношения усыновления российского ребенка гражданами США. Так, Федеральным законом от 28.12.2012 № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям осно­вополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граж­дан Российской Федерации» установлен запрет на передачу детей на усыновление гражданам США, на осуществление деятельности организации на территории России в целях подбора и передачи детей гражданам США. Вследствие этого Соглашение о сотрудничестве в области усыновления (удочерения), заключенное между Российской Федерации и США 13 июля 2011 г. в городе Вашингтоне перестало действо­вать. Примером из судебной практики может являться По­становление ЕСПЧ от 17.01.2017 г. Дело A.H. и другие (A.H. and Others) против Российской Федерации. По указанному делу обжаловалась жалоба граждан США на принятый Феде­ральный закон от 28.12.2012 № 272-ФЗ, который прямо опре­делил запрет на усыновление российских детей. Граждане США обосновывали жалобу тем, что исключение США из программы усыновления подвергло их дифференцирован­ному обращению на основании гражданства, на незаконное вмешательство в семейную жизнь заявителей, на лишение детей медицинской помощи, доступной лишь в США.

В связи с запретом на усыновление (удочерение) гражда­нами США российских детей, заявители не смогли завершить процедуру усыновления и вследствие этого подверглись дис­криминации по признаку их гражданства, что повлекло на­рушение положений статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции.

Рассматривая судебную практику по запрету на переда­чу детей на усыновление гражданам США, можно выделить проблему международного усыновления (удочерения), свя­занную с подготовкой иностранных граждан - усыновителей к принятию ребенка в семью. Особенностью трансгранич­ного усыновления с правовой точки зрения является то, что оно должно соответствовать, как и нормам российского пра­ва, так и международного права. Семейный кодекс РФ регла­ментирует процедуру международного усыновления. Так, в соответствии со ст. 127 СК РФ установлен специальный поря­док усыновления для иностранных усыновителей, они могут представить документы о прохождении подготовки на тер­ритории государства, в котором проживают. Примером из судебной практики является Определение Верховного Суда РФ от 20.12.2005 № 88-Г05-19. Гражданка США Р.Б. обрати­лась в суд с заявлением об усыновлении гражданина РФ С. 28 мая 2005 суд решил отказать Р.Б. в усыновлении С. вследствие нарушения принципа приоритетного усыновления ребенка семьей в стране проживания, а также ссылаясь на факт при­нятие медицинских препаратов Р.Б. для лечения щитовид­ной железы и непредставление медицинских документов. Суд посчитал несостоятельным довод заявительницы быть усыновителем С. по состоянию ее здоровья.

Следует учесть, что документы, представленные ино­странными усыновителями, могут не соответствовать дей­ствительности, из этого вытекает ещё один проблемный вопрос о достоверности документов будущих иностранных усыновителей. Недостоверные сведения, предоставляемые в суд иностранными гражданами, могут в частности касать­ся здоровья самих граждан. Также зафиксированы случаи, когда положительное заключение о возможности передачи ребенка в семью иностранных граждан без каких-либо право­вых оснований, а иногда и вопреки закону, давали должност­ные лица органов опеки. Уголовным кодексом Российской Федерации определяется состав преступление «незаконное усыновление (удочерение)». Объективная сторона пре­ступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ, заключается в совершении незаконных действий в процессе усыновления детей, передачи их под опеку (попечительство), передачи на воспитание в приемные семьи, при этом законодатель уста­навливает определенные обстоятельства, когда данная статья подлежит применению, если действия совершены много­кратно либо с корыстными побуждениями. Чаще всего, та­кие преступные действия совершают лица, занимающиеся оформление официальных документов на усыновление (на­пример, работники детских домов, медицинских учреж­дений и т.д.). При отсутствии признаков неоднократности действия и корысти ответственность за незаконные действия, определенные ст. 154 УК РФ, предусматривается ст. 5. 37 КоАП. Как правило, незаконное усыновление связано с кор­рупционными действиями, злоупотреблениями полномо­чий и фальсификацией документов должностными лицами.

Одновременно с проблемой недостоверности докумен­тов, с подготовкой принятия ребенка в семью иностранны­ми гражданами возникает ещё одна проблема, связанная с безопасностью усыновленных детей. Данная проблема явля­ется наиболее актуальной на сегодняшний день. Известны резонансные случаи жестокости иностранных усыновителей. Так, всем известная история Димы Яковлева, усыновленного супругами Майлсом и Кэрол Линн Харрисон. Приемный отец оставил его в закрытой машине при жаре в 32 граду­са (в салоне автомобиля было более 50 градусов) и ребенок провел в машине 9 часов. История Ксении Антоновой, кото­рая 15-летнем возрасте была изнасилована приемным отцом Майклом Гризмором. Подобных историй достаточно много. Как показывают данные Национального совета США по усы­новлению, практически в большинстве случаев проявления жестокости к усыновленным детям у иностранных усынови­телей отсутствовало легальное разрешение на усыновление (удочерение), следовательно, данный факт свидетельствует о коррупционных действиях должностных лиц. Двусторонние соглашения между Российской Федерации и США о сотруд­ничестве в области международного усыновления не при­вели к положительным эффективным результатам. В связи с этим, правильной, но в то же время, вынужденной мерой было принятие Федерального закона от 28.12.2012 № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», устанавливающий запрет на передачу детей на усыновление гражданами США.

Предполагаем, что для борьбы с незаконным усыновле­нием (удочерением), с целью безопасности детей-сирот, усы­новленных детей необходимо ужесточить санкции статьи 154 УК РФ.

Одной из проблем является практическая невозмож­ность осуществлять контроль за процессом воспитания и условиями жизни детей, усыновленных (удочеренных) граж­данами иностранных государств. В соответствии с законо­дательством Российской Федерации на лиц, усыновивших ребенка, возлагается обязанность по регулярному предостав­лению отчетов. Так, согласно Постановлению Правительства РФ от 04.11.2006 № 654 «О деятельности органов и организа­ций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контроле за ее осуществлением», иностранные организации обязаны предоставить отчеты об условиях жизни детей и процессе воспитания, усыновленных в иностранные семьи, в органы исполнительной власти субъектов РФ. В данных отчетах ука­зываются «сведения о состоянии здоровья, обучении, эмоци­ональном и поведенческом развитии, навыках самообслужи­вания ребенка, внешнем виде и взаимоотношениях в семье, а также прикладываются на момент составления отчетов фото­графии семьи и ребенка». Зачастую предоставленные отче­ты содержат сведения, несоответствующие действительному положению дел. Отсутствие полноценного контроля за усло­виями жизни и воспитания детей, усыновленных иностран­ными лицами, прежде всего, обусловлено территориальной юрисдикцией. В силу этого полномочия органы опеки и по­печительства, прокуратуру ограничены пределами Россий­ской Федерации. Кроме того, по законодательству многих государств усыновленные дети приобретают гражданство иностранных усыновителей и соответственно, государство не позволит осуществлять контроль. Осуществление контроля со стороны консульского учреждения является малоэффективным, так как многие государства не признают какое-либо вмешательство в семейную жизнь частных лиц. Следователь­но, механизм осуществления наблюдения за условиями жиз­ни и процессе воспитания детей, усыновленных гражданами иностранных государств, окончательно не сформирован, по­этому основной задачей для обеспечения цели безопасности детей-сирот является создание полноценного механизма за­щиты прав и законных интересов детей. Предполагаем, что решение данной проблемы возможно:

  1. Прежде всего, при усложнении процедуры усыновле­ния при помощи введения психологического тестирования на предмет эмоциональной стабильности потенциальных усыновителей;
  2. При заключении двусторонних соглашений в области международного усыновления, в соответствии с которым воз­ложить обязанность каждой стороны договора по осущест­влению контроля за условиями и воспитания детей, усы­новленных иностранными гражданами, по принятию мер по предотвращению проявлению жестокости в отношении детей;
  3. Борьба с коррупцией, так как из-за коррупционных действий дети-сироты могут попасть к лицам, которые не соответствуют требованиям, установленным законодатель­ством.

В рамках рассматриваемой темы следует отметить про­блему невозможности отмены международного усыновле­ния. Указанная проблема напрямую связана с националь­ным законодательством иностранных усыновителей, так как многие государства не признают отмену усыновления. Так, например, в Италии не запрещается вносить изменения в актовые записи о рождении детей, при этом в этих записях может не содержаться сведения об усыновлении ребенка. На­пример, в Италии в случае, отмены в порядке надзора реше­ния российского суда об усыновлении по каким-либо причи­нам, не будет признаваться такое решение. Следовательно, выходом из данной проблемы может послужить заключение двусторонних соглашений.

Рассматривая вопрос о проблемах международного усыновления, можно сделать вывод, что в большинстве слу­чаях сложившаяся неблагоприятная ситуация при междуна­родном усыновлении требует незамедлительного реформи­рования. Существующие правовые акты и международные соглашения не всегда, как показывает судебная практика, способна защитить права и законные интересы детей-сирот. Вследствие этого, необходимо принятие мер к усложнению процедуры международного усыновления с целью выяв­ления психологических особенностей потенциальных усы­новителей, также необходимо создание более тщательного механизма осуществления наблюдения за условиями жизни и процесса воспитания детей, усыновленных иностранными гражданами путем заключения двусторонних соглашений. Предполагаем, что для борьбы с незаконным усыновление (удочерением) необходимо ужесточить санкции, предусмо­тренные ст. 154 УК РФ.

РУДНЕВА Юлия Викторовна
старший преподаватель кафедры гражданского и арбитражного процесса Самарского государственного экономического университета

ФАДЕЕВ Алексей Владимирович
старший преподаватель кафедры гражданского и арбитражного процесса Самарского государственного экономического университета

МАВРИНСКАЯ Татьяна Владимировна
студентка 3 курса института права Самарского государственного экономического университета

БОНЯ Лидия Андреевна
студентка 3 курса института права Самарского государственного экономического университета

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).