Бесплатная консультация юриста по семейным вопросам

Консультация семейного юриста онлайн — задать вопрос юристу

Понятие и правовая природа усыновления в Российской Федерации

Пухарт А.А.
В статье исследуется правовая природа отношений, складывающихся в результате усыновления, проводится их сравнение с отношениями между кровными родителями и их детьми.

 

Право ребенка жить и воспитываться в семье признано в России неотъемлемым правом на всех уровнях - от бытового до нормативно-законодательного. Ребенок должен иметь се­мью, обеспечивающую его нормальное развитие. Жизнь ре­бенка в семье предпочтительнее со всех точек зрения. Конечно, имеется в виду семья, не приносящая вреда воспитанию несо­вершеннолетнего. Привлекательность идеи воспитания детей в семье, его предпочтительность перед публичными форма­ми, особенно в отношении детей раннего возраста, основана на всемирном историческом опыте, подтверждена научными изысканиями представителей различных гуманитарных наук: педагогики, психологии, социологии и др. Ребенок нуждает­ся в ощущении защищенности, которую он может обрести в полном объеме лишь в семье. для ребенка родители означают безопасность, привязанность, эмоциональность, само суще­ствование, культуру. Без родителей процесс формирования личности затруднен.


Учитывая высокую роль семьи в воспитании подрастаю­щего поколения, совершенно очевидно, что возрастает обще­ственная значимость вопроса о возможных способах замены родной семьи для детей, лишившихся по какой-либо причине родительского попечения. традиционными формами устрой­ства осиротевших детей на федеральном уровне являются усы­новление (удочерение), опека (попечительство), приемная се­мья, а при отсутствии таковой возможности - учреждения всех типов (воспитательные учреждения, в том числе детские дома семейного типа, лечебные учреждения, учреждения социаль­ной защиты населения и другие аналогичные учреждения). Другие формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, кроме указанных в Семейном кодексе РФ (ст. 123), могут быть допущены по решению субъектов РФ.

Общепризнанно, что усыновление относится к приори­тетным формам семейного воспитания детей, лишившихся родительского попечения. тем более что таких детей меньше не становится. Статистические данные свидетельствуют, что ежегодно в России прибавляется примерно 100 тыс. детей, которые по какой-либо причине потеряли своих родителей. Восполняя отсутствие собственных детей, усыновление укре­пляет семью бездетных супругов, жизнь которых с появлением ребенка становится намного ярче и содержательнее. С другой стороны, ребенок получает все положительное, что даёт семья для формирования личности. Происходит гармоничное соче­тание интересов ребенка, усыновителя и общества в целом.

Принятие ребенка на воспитание укрепляет семейные связи между бездетными супругами и часто предотвращает намечающийся распад семьи. Нередко ребенок усыновляет­ся лицами, имеющими детей. И в этом случае усыновление оказывает чрезвычайно благотворное влияние на укрепление семейного коллектива, на улучшение всей обстановки воспи­тания собственных детей. Особо велико значение усыновления для семьи, где имеется лишь один ребенок. Еще А.С. Макарен­ко, подчеркивая положительное воспитательное воздействие многодетной семьи, писал, что «семья должна быть коллек­тивом. теряя признание коллектива, семья теряет большую часть своего значения, как организация воспитания и счастья. Потеря признаков коллектива происходит различными спо­собами. Одним из самых распространенных является так на­зываемая «система единственного ребенка». Поэтому А.С. Макаренко рекомендовал родителям, у которых есть только один ребенок: «.. .возьмите в вашу семью чужого ребенка, возь­мите из детского дома, или сироту, потерявшего родителей. Полюбите его, как собственного, забудьте о том, что не вы его родили, и самое главное, не воображайте, что вы его облагоде­тельствовали. Это он пришел на помощь вашей «косой» семье, избавив ее от опасного крена».


Семья является уникальной социальной общностью, в наибольшей степени приспособленной к биопсихическим особенностям человека, где при благоприятно складываю­щихся отношениях реализуются все его потребности. Отече­ственный и зарубежный опыт показывает, что нахождение в интернатном учреждении с большей степенью вероятности снижает потенциал умственного и социального развития ре­бенка, ограничивает его способность успешно интегрировать­ся в общество. Именно поэтому Европейских странах детские дома являются редкостью.

Усыновление представляет собой сложный юридический акт. В нем находят отражение воля лиц, выразивших желание усыновить ребенка, родителей, давших согласие на усынов­ление своего ребенка, самого ребенка, достигшего 10-летнего возраста, и других лиц, установленных законом, а также воля государства, выраженная в решении суда.

таким образом, решение суда об установлении усынов­ления является основанием возникновения прав и обязанно­стей между усыновителем и усыновленным. Одновременно в результате принятия судебного решения прекращаются ранее существовавшие правоотношения ребенка с его биологиче­скими родителями и их родственниками.

Акт усыновления порождает определенные правовые по­следствия, создает юридическое состояние и направлен на регу­лирование отношений между усыновителем и усыновленным.

Ю.Ф. Беспалов понимает усыновление не только как фор­му устройства детей, оставшихся без попечения родителей, и не только как факт, имеющий юридическое значение, но и как способ, применяемый судом для защиты прав и интересов ре­бенка (способ принудительной реализации)2. С этим утверж­дением можно согласиться, но способов защиты семейных прав и интересов существует достаточно много, и в этой связи нельзя раскрывать сущность усыновления только как способ защиты прав и интересов, осуществляемый судом.

  1. В.         Рязанцев полагает, что усыновление - это слож­ный юридический акт. В нем находят отражение как воля лиц, выразивших желание усыновить ребенка, родителей, давших согласие на усыновление своего ребенка, самого ре­бенка, достигшего 10-летнего возраста и других лиц, уста­новленных законом, так и воли государства, выраженной в решении суда. Таким образом, государственная воля оказы­вает определенное влияние на возникновение порождаемых усыновлением отношений. Государство посредством судеб­ных органов власти непосредственно выражает свою волю и участвует в формировании самого акта усыновления. Без прямо выраженной его воли на усыновление соответствую­щие этому акту отношения возникнуть не могут. На этом основании можно заключить, что решение суда входит в содержание акта усыновления в качестве его неотъемлемой части, а не просто действия, которым регулируется усынов­ление.

Н.В. Летова вообще отказывается от выделения единого понятия усыновления, полагая, что о понятии усыновления можно говорить в следующих смыслах: 1) усыновление - форма воспитания детей в семье усыновителя, при которой обеспечиваются условия жизни, равные с условиями жизни родных детей. В этом понятии акцентируется внимание на ко­нечной цели - обеспечение ребенку в чужой семье условий, отвечающих той бытовой, психологической, духовной близо­сти, которая существует в родных семьях; 2) усыновление как форма устройства детей, оставшихся без попечения родите­лей, - это способ определения юридической судьбы ребенка посредством деятельности государственных, муниципальных органов власти, а также суда, направленный на его устрой­ство в семью усыновителей для воспитания; 3) усыновление - юридический факт, устанавливаемый в судебном порядке и порождающий возникновение комплекса правоотношений, аналогичных по содержанию с родительскими; 4) усыновле­ние - сложная система правоотношений, различных по право­вой природе, в которой усыновитель и усыновленный состоят в правоотношениях как между собой, так и с третьими лица­ми; 5) усыновление - комплексный институт законодательства, содержащий нормы различной отраслевой принадлежности, направленные на регулирование отношений по усыновлению, а также отношений между усыновителем, усыновленным и третьими лицами.

 

В современном семейном законодательстве, как и в ранее действовавшем, не дается определение усыновления. Отсут­ствует оно и в юридической литературе.

До сих пор в науке семейного права спорным остается во­прос о правовой природе правоотношений между усыновите­лем и усыновленным. В разное время учеными высказывались различные мнения относительно характера отношений, воз­никающих между усыновителем и усыновленным.

Ряд ученых придерживается мнения, что отношения между усыновителем и усыновленным равнозначны отноше­ниям между родителями и детьми. Данные отношения осно­вываются преимущественно на бессознательной любви, «чуж­дой всякого расчета, нередко незаслуженной со стороны детей и даже необъяснимой с точки зрения холодного рассудка», - считает Д.И. Мейер.


Многие авторы говорят о тождестве правоотношений усыновленных и родных детей, т.е. усыновление они прирав­нивают к факту рождения ребенка от определенных лиц: акт усыновления в правовом значении приравнивается к рожде­нию ребенка. Эти отношения, несмотря на чисто юридиче­ский способ их установления, представляют собой с социаль­ной точки зрения подлинно семейно-родственные отношения (родительские). С.А. Муратова считает, что «усыновление представляет собой семейное правоотношение между усы­новителем и усыновленным, которое по содержанию эквива­лентно родительскому правоотношению». Л.М. Пчелинце- вой усыновление рассматривается как «юридический акт, в результате которого между усыновителями (усыновителем) и его родственниками, с одной стороны, и усыновленным ребен­ком — с другой, возникают такие же права и обязанности, как между родителями и детьми, а также их родственниками по происхождению».


М.В. Антокольской делается вывод, что «с точки зрения социологии усыновление — одна из разновидностей социаль­ного отцовства и материнства. Однако если права и обязанно­сти усыновителей практически идентичны родительским, то фактические отношения, возникающие в процессе усыновле­ния, не всегда напоминают родительские. В тех случаях, когда ребенок считает усыновителей своими родителями, их отно­шения не отличаются от родственных. Если ребенок знает о том, что усыновители не его родители, фактические отноше­ния между ними могут быть несколько иными».

А.М. Нечаева определяет усыновление как «акт, порож­дающий возникновение родительских прав и обязанностей на основании закона», «порождающий возникновение у усы­новителя прав и обязанностей полностью тождественных родительским».

Другие исследователи считают, что в результате усынов­ления возникают отношения, сходные с родственными, ко­торые не равнозначны кровнородственным. В основе данной позиции лежит идея того, что родительское правоотношение основывается на происхождении одного лица от другого, т.е. возникают отношения родства.

 

 

Так, например, Г.Ф. Шершеневич писал, что «под име­нем усыновления понимается признание за посторонними лицами юридического положения законных детей». И далее «усыновление - это имитация семьи со стороны недостающего потомства».

Л.Ю. Михеева отмечает, что «специфика усыновления как формы устройства детей состоит в бессрочном характере правоотношений и, как следствие, в особой правовой связи усыновителя и усыновленного, напоминающей связь родите­ля и ребенка».



Некоторые авторы придерживаются мнения о том, что отношения усыновления, хотя и приближены к родительским, имеют с ними сходство, однако представляют собой правоот­ношения особого рода. так, Е.Н. Матвеева пишет: «усыновле­ние - это особая разновидность правоотношений, имеющих в своем субъективном составе основания возникновения, пре­кращения и содержания правовых связей между усыновите­лем и усыновленным, отличных от родительских правоотно­шений, регулируемых нормами семейного законодательства». Н.И.Батурина в своем исследовании заключает, что «усынов­ление, как совокупность юридических фактов, порождает се­мейные правоотношения, которые по своей правовой при­роде самостоятельны, отличны как от родительских, так и от отношений по воспитанию и содержанию ребенка и могут быть обозначены термином «квазиродительские».


Основную аргументацию этой группы авторов можно свести к следующему. Родительское правоотношение отли­чается от отношений усыновления по основаниям и момен­ту возникновения, по основаниям прекращения, по порядку восстановления в правах. Эти правоотношения оформляются разными документами. Кроме того, при принятии решения об установлении усыновления в качестве одного из условий усыновления предусмотрена разница в возрасте между усы­новителем и усыновленным, в законодательстве закрепляется норма о тайне усыновления.

Действительно существуют различия между отношени­ями кровных родителей и детей и отношениями, складыва­ющимися при усыновлении. Отмена усыновления снимает запрет на заключение брака между усыновителем и усынов­ленным. Лишение же родителей в отношении детей родитель­ских прав такое ограничение не отменяет.

Различны и основания для лишения родителей родитель­ских прав и отмены усыновления. Усыновление может быть отменено и при отсутствии вины усыновителей. Отмена усы­новления прекращает право наследования между усыновите­лем и усыновленным. Лишение же родителей родительских прав осуществляется судом только при наличии виновного поведения родителей. Право наследования детей после роди­телей, лишенных родительских прав, сохраняется.



Для родителей лишенных родительских прав, предусма­тривается при обстоятельствах, установленных законом, воз­можность восстановления в родительских правах (п. 1 ст. 72 СК РФ), что полностью исключено для усыновителей. Более того, для усыновителей возможность последующего усынов­ления детей исключена, если усыновление было отменено по их вине (п. 1 ст. 127 СК РФ). Родители в отношении иных детей (в том числе рожденных, после лишения родительских прав) в отношении конкретного ребенка наделяются всей полнотой родительских прав и обязанностей.

Существование таких различий вполне оправдано, что объясняется разными основаниями возникновения и прекра­щения соответствующих отношений. Однако права и обязан­ности, признаваемые законом за кровными родителями, в полном объеме закрепляются за усыновителями (п. 1 ст. 137 СК РФ).

В то же время следует признать обоснованной позицию М.В. Антокольской, которая полагает, что «в настоящее время правовые основания отношений между родителями и детьми всё более приближаются к правовым основаниям усыновле­ния. Если ранее кровнородственная семья всегда основывалась на биологическом происхождении, то в настоящее время в слу­чаях, установленных законом, родителями ребенка считаются лица, не имеющие с ним генетической связи (при примене­нии технологий искусственного оплодотворения, суррогатно­го материнства, при признании отцовства лицом, знающим, что в действительности он не является отцом ребенка)». Сле­довательно, родительское правоотношение может и не осно­вываться на факте кровного родства.



Представляется возможным согласиться с мнением авто­ров, которые считают отношения, возникающие при усынов­лении, аналогичными (тождественными) родительским отно­шениям, возникающим из факта кровного родства.

Для того, чтобы определить схожесть или различие пра­вовых отношений, возникающих при кровном родстве и в свя­зи с усыновлением, необходимо проанализировать их с точки зрения структуры правоотношения, определить элементы и содержание каждого из них.

Субъектами родительского правоотношения выступают как правило лица, связанные между собой кровнородственны­ми отношениями, основываясь на биологическом происхож­дении ребенка от определенных мужчины и женщины. Хотя такое утверждение будет и не всегда верно, учитывая возмож­ности современных медицинских технологий. Например, при применении методов искусственного оплодотворения, сурро­гатного материнства7. Лица, состоящие в зарегистрированном браке, могут прибегнуть к методам искусственного оплодотво­рения. В этом случае не всегда может быть использован генети­ческий материал самих супругов. Нередко в таких ситуациях используется генетический материал донора, информация о личности которого является врачебной тайной. Однако роди­телями ребенка записываются супруги, давшие в письменной форме свое согласие на применение метода искусственного оплодотворения.


Особое место среди репродуктивных методов занимает процедура имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания для супругов, выразивших желание стать родителями (суррогатное материнство). Прибегнуть к тако­му методу вправе лишь женщины, которые не способны по каким-либо медицинским показаниям родить ребенка сами. Супруги, предоставившие генетический материал, могут быть записаны родителями ребенка, выношенного суррогатной ма­терью, только с ее согласия. Если такая женщина не дает сво­его согласия, то она и записывается матерью выношенного ею ребенка (п. 4 ст. 51 СК РФ).

На практике нередки случаи, когда лицо в доброволь­ном порядке признает себя отцом ребенка, зная, что в дей­ствительности таковым не является. Мужчина и женщина, не состоящие в браке на момент рождения ребенка, подают в ЗАГС заявление, в котором мужчина выражает свою волю на признание его отцом указанного в заявлении ребенка, а мать ребенка дает на это согласие. В этом случае не требуется под­тверждения факта кровного родства между отцом и ребенком, мужчина может и не быть биологическим отцом ребенка. Од­нако если при государственной регистрации установления от­цовства мужчина знал, что не является отцом ребенка, то на будущее он теряет право оспаривать свое отцовство по мотиву отсутствия биологической связи между ним и ребенком (п. 2 ст. 52 СК РФ).

Субъектами отношения по усыновлению, как правило, становятся лица, не связанные друг с другом кровнородствен­ными отношениями, хотя закон не исключает возможности усыновления детей, оставшихся без попечения родителей, их родственниками по крови (братьями, сестрами, бабушками, дедушками, тетями, дядями и т. п).



Объектами отношений как родительских, так и отноше­ний, возникающих при усыновлении, являются действия и имущество. Наиболее распространенными объектами семей­ных отношений выступают действия как результат сознатель­ной деятельности людей. В зависимости от их объективного проявления действия в семейном праве принято подразде­лять на положительные (например, присвоение имени ребен­ку, предоставление средств на его содержание), в форме воз­держания (например, родители не должны злоупотреблять своими родительскими правами, лица, которым известно об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления). таким образом, действия могут выступать объектами как личных, так и имущественных правоотношений.

Другим видом объектов семейных правоотношений явля­ется имущество. Анализ содержания норм СК РФ позволяет сделать вывод, что термин «имущество» может использо­ваться в различном значении. В гражданском праве термин «имущество» может означать: вещь или определенная сово­купность вещей; совокупность имущественных прав, принад­лежащих конкретному субъекту права; совокупность имуще­ственных прав и обязанностей конкретного лица.

Как в гражданском, так и в семейном праве понятие «иму­щество» определяется в каждом конкретном случае с учетом содержания конкретного правоотношения и нормы права, подлежащей применению.

Исследуя содержание норм семейного законодательства, касающихся правоотношений, возникающих в случае кров­ного родства и при усыновлении, можно сделать вывод, что в целом объекты таких отношений совпадают.


Еще одним элементом, необходимым для характеристи­ки правоотношения являются те юридические факты, кото­рые служат основанием их возникновения, изменения и пре­кращения. Рождение ребенка от биологических родителей и регистрация этого факта в органах ЗАГСа является основани­ем возникновения родительских правоотношений. В случае усыновления правовые отношения возникают из сложного юридического состава. Решение суда, вступившее в законную силу, становится отправной точкой возникновения правоотно­шения между усыновителем и усыновленным.

Различны основания изменения и прекращения рассма­триваемых отношений. Так, родительские отношения прекра­щаются в случае виновного поведения родителей в отношении своих детей путем лишения их родительских прав. В отноше­нии усыновителей действует иной порядок - отмена судом усыновления при виновном поведении усыновителей. При этом основания для лишения родителей родительских прав и для отмены усыновления в целом совпадают: уклонение ро­дителей (усыновителей) от возложенных на них обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обраще­ние с ребенком, родители (усыновители) являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией (ст. 69, 141 СК РФ). В то же время последствия прекращения родительских (усыновительских) отношений различны. Если родители мо­гут быть восстановлены в родительских правах при условии, что они изменили свое поведение, образ жизни и (или) отно­шение к воспитанию ребенка (ст. 72 СК РФ), то усыновители в своих правах не восстанавливаются ни при каких обстоятель­ствах (ни в случае невиновного поведения, ни тем более в слу­чае своей виновности).

Содержание семейных правоотношений составляют субъективные права и обязанности их участников.



В ст. 137 СК РФ закреплено положение о том, что усынов­ленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по от­ношению к усыновленным детям и их потомству приравнива­ются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Из этого следует, что объем личных неимущественных и имуществен­ных прав, которыми наделяются кровные родители и дети в отношениях между собой тождественен тому объему анало­гичных прав и обязанностей, которые возникают у усыновите­лей и усыновленных в силу факта установления усыновления. Данное положение Кодекса свидетельствует о том, что содер­жание родительского и усыновительского правоотношения полностью совпадают в силу прямого указания закона.

таким образом, исследование правовой природы роди­тельских и усыновительских отношений, позволяет сделать вывод об их тождественности в части содержания возникаю­щих правоотношений. Остальные элементы, характеризую­щие соответствующие правоотношения, имеют как сходство, так и существенные различия.

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).