Основания прекращения обязательственных правоотношений по договору подряда

Значительную часть гражданско-правовых договоров представляют договоры о выполнении работ. Работа и её ре­зультат являются единым предметом договора подряда. При этом не всегда договор подряда прекращается именно с до­стижением определённого результата. Это может быть об­условлено неисполнением или ненадлежащим исполнением стороной договора своих обязанностей. Причем положени­ями Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК), которые распространяются на правоотношения по договору подряда, предусматривается возможность «отка­за от исполнения договора» и его «расторжение по решению суда». Эти положения требуют тщательного научного анали­за. Поэтому исследование данной проблемы представляется нам актуальным.

Не смотря на получение существенных научных результа­тов трудами цивилистов, не была исчерпана проблема прекра­щения обязательственных правоотношений по договору под­ряда. Между тем, соответствующие общественные отношения требуют дальнейшего усовершенствования их правового ре­гулирования, как в части оснований и порядка прекращения договора подряда, так и в части последствий такого прекраще­ния. Целью данной статьи является формулирование теорети­ческих положений, которые могли бы быть использованы для выявления юридических коллизий в положениях гражданско­го законодательства, регулирующих отношения, связанные с прекращением договоров подряда, а также для разработки ре­комендаций по усовершенствованию соответствующих норм гражданского права.

Прежде всего, необходимо отметить, что к договору под­ряда, как и к другим гражданско-правовым договорам приме­няются общие правила ст. 450-453 ГК об основаниях, порядке и последствиях расторжения договора. В частности, одним из оснований в подпункте 1 п. 2 ст. 450 ГК указано существенное нарушение договора одной стороной, что дает право другой стороне требовать расторжение договора по решению суда. При этом отметим, что п. 2 ст. 450 ГК не требует того, чтобы возможность её применения к каждому виду договоров каж­дый раз подтверждалась специальными правилами. В конце концов, общие правила для того и устанавливаются, чтобы их каждый раз отдельно не повторять (относительно отдельных договоров и обязательств). При таких условиях не было необ­ходимости установления в п. 3 ст. 723 ГК специального прави­ла, в соответствии с которым «если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены, либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребо­вать возмещения причиненных убытков». Сказанное касается также и п. 3 ст. 737 ГК относительно договора бытового подря­да, где устанавливается специальное правило, согласно кото­рому при невыполнении подрядчиком требований заказчика об устранении существенных недостатков, последний имеет право отказаться от исполнения договора и потребовать воз­мещения причиненных убытков. Можно сказать, что на фоне правила, установленного п. 2 ст. 450 ГК, п. 3 ст. 723 и п. 3 ст. 737 ГК устанавливают более жесткие правила, так как позволяют заказчику отказаться от исполнения договора в односторон­нем порядке. При этом для того, чтобы выяснить содержание терминов «существенные отступления», «существенные недо­статки», всё равно, необходимо обращаться к определению су­щественного нарушения договора в п. 2 ст. 450 ГК. Более того, не может быть таких недостатков, которые не являются отсту­плениями от условий договора, как и отступлений от догово­ра, которые не влекут за собой недостатки в работе. С учетом сказанного, необходимо сделать вывод о том, что законодатель как в п. 3 ст. 723, так и в п. 3 ст. 737 ГК осуществил неудачную попытку установить специальное основание, которое не имеет реального регулятивного значения, так как порождает право заказчика на расторжения договора подряда путем односто­роннего отказа от исполнения договора, поскольку существен­ность отступлений от договора (существенность недостатков), существенность нарушения договора всегда необходимо оце­нивать и доказывать в судебном порядке.

Использование правовой конструкции отказа от испол­нения договора (как ее понимает законодатель) в указанных случаях было бы оправданным, если бы основания возник­новения права на отказ формулировались без использования оценочного понятия «существенные». Поэтому в п. 2 ст. 450 ГК предусматривается судебный порядок (право требовать) рас­торжения договора, а не расторжение договора путем совер­шения односторонней сделки. Целесообразно было бы в п. 3 ст. 723 и п. 3 ст. 737 ГК предусмотреть расторжение договора в судебном порядке. Необходимость внесения таких изменений является тем более очевидным, что в науке последовательно настаивается на том, что оценочные понятия толкуются судом на своё усмотрение. Это утверждение встречается в литерату­ре уже более сорока лет. Да и судебная практика подтверж­дает, что она склонна к достаточно свободному толкованию оценочных понятий.

Так, в ст. 732 ГК в отношении договора бытового подря­да установлено правило, согласно которому «заказчик вправе требовать расторжения заключенного договора бытового под­ряда без оплаты выполненной работы, а также возмещения убытков в случаях, когда вследствие неполноты или недосто­верности полученной от подрядчика информации был заклю­чен договор на выполнение работы, не обладающей свойства­ми, которые имел в виду заказчик». Как видим, в указанном правовом положении установлен именно судебный порядок расторжения договора.

Впрочем, следует констатировать, что положениями гражданского законодательства относительно возможности досрочного расторжения обязательственных правоотношений по договору подряда сторонам, в основном, предоставляется право на отказ от исполнения договора, когда фактическое основание возникновения такого права является четко опреде­ленным и не требует оценки на предмет соответствия законо­дательному положению, которое предусматривает такое основание. Можно утверждать, что при соответствующих условиях сторона получает секундарное право.

В частности, право на отказ от исполнения договора воз­никает у заказчика в случаях, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку стано­вится явно невозможным (п. 2 ст. 715 ГК). По этому поводу в юридической литературе отмечается, что «законодатель ис­ходит из субъективного, одностороннего мнения только од­ной из сторон договора», и также предлагается «все претен­зии или обвинения в нарушении договора доказывать в суде с соблюдением состязательности и равноправия сторон»[1]. В любом случае, не прекращается действие договора, который выполняет функцию индивидуального регулятора отношений между сторонами, которые его заключили, а прекращаются обязательственные правоотношения, возникшие на основании указанного договора. Что касается последствий «отказа от до­говора» в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 715 ГК, то они не могут сводиться лишь к возникновению у заказчика права тре­бовать возмещения убытков, как это установлено указанным законодательным положением, что свидетельствует о фраг­ментарном регулировании гражданских отношений.

Что касается правового положения, содержащегося в п. 3 ст. 715 ГК, о том, что «если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков и при неисполнении под­рядчиком в назначенный срок этого требования отказаться от договора подряда, либо поручить исправление работ другому лицу за счет подрядчика, а также потребовать возмещения убытков», необходимо отметить, что речь идет не об «отказе от исполнения договора», а об «отказе от договора» подряда. В связи с этим возникает вопрос о том, как быть с выполнени­ем договора другой стороной. Из п. 3 ст. 715 ГК следует, что законодатель равнодушен к проблеме определения момента прекращения договора подряда. Представляется, что это свя­зано в первую очередь с погрешностью правовой конструкции «отказа от договора». Поэтому в этом случае, как и в много­численных аналогичных, надо вести речь о прекращении обя­зательственных правоотношений из-за отказа от них. Такое прекращение будет означать, что подрядчик больше не несет обязанности выполнять работу, а заказчик - ее оплачивать. Дисбаланс в части расчетов за выполненную работу может быть обусловлен не только тем, что на момент прекращения обязательственных правоотношений заказчик не оплатил вы­полненную работу или ее часть, но и тем, что заказчик произ­вел предварительную оплату всей работы, а поэтому в связи с досрочным прекращением обязательственных правоотноше­ний, по логике вещей, должен получить право требовать от подрядчика возврата денежной суммы, которая была уплаче­на за работу, которая теперь выполняться не будет. Кроме того, подрядчик в связи с прекращением обязательственных право­отношений должен нести обязанность передать выполненную (частично произведенную) им работу заказчику. При этом за­казчик может проверить качество выполненной части работы и предъявить к подрядчику требования, вытекающие из зако­на и договора. Договор при этом будет применяться как юри­дический регулятор отношений сторон. Поэтому указание в п.

3ст. 715 ГК на отказ от договора, которое влечет расторжение договора, только вводит в заблуждение специалиста, который стремится понять разницу юридического содержания «отказа от договора» и «отказа от исполнения договора».

Заказчик может утратить интерес в получении результата работы. Так, стремясь к защите его интересов, законодатель в ст. 717 ГК предоставил заказчику право в любое время до сда­чи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорцио­нально части выполненной работы и возместив подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Такая же возможность предоставляется заказчику по договору бытово­го подряда. На него возлагается обязанность возместить не все расходы, а только часть установленной цены пропорциональ­но части работы, выполненной до уведомления об отказе от исполнения договора, и возместив подрядчику расходы, про­изведенные до этого момента в целях исполнения договора, если они не входят в указанную часть цены работы (ст. 731 ГК). Редакцию указанных законодательных положений следует из­менить, необходимо отказаться от терминологии, которая не отвечает содержанию соответствующих правоотношений, и указать на прекращение обязательственных правоотношений путем отказа от них.

В свою очередь, подрядчику также предоставляется право на отказ от исполнения договора. В частности, в случаях, если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное пред­упреждение со стороны подрядчика об обстоятельствах, ука­занных в п. 1 ст. 716 ГК, в разумный срок не заменит непри­годные или недоброкачественные материал, оборудование, техническую документацию или переданную для переработ­ки (обработки) вещь, не изменит указаний о способе выпол­нения работы или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих ее годности, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потре­бовать возмещения причиненных его прекращением убытков (п. 3 ст. 716 ГК). Снова обратим внимание на фрагментарность правового регулирования. Указывается только на то, что в свя­зи с «расторжением договора» (обязательственных правоотно­шений) подрядчик получает право на возмещение убытков, в то время как за ним следует признать безоговорочное право на оплату выполненной части работы, как и за заказчиком сле­дует признать право на возвращение той части суммы предва­рительной оплаты, превышающей стоимость выполненных до момента прекращения обязательственных правоотношений работ.

В п. 3 ст. 745 ГК логично закрепляется секундарное право подрядчика частноправового характера отказаться от договора строительного подряда, которое он имеет перед заказчиком, в случае обнаружившейся невозможности использования пре­доставленных заказчиком материалов или оборудования без ухудшения качества выполняемых работ и отказа заказчика от их замены. Снова обратим внимание, что законодатель в ука­занном правовом положении применил конструкцию «отказа от договора». Что касается последствий такого отказа подряд­чика от договора (от обязательственных правоотношений), он также вправе потребовать от заказчика уплаты цены договора пропорционально выполненной части работ.

В п. 2 ст. 719 ГК закрепляется правило о том, что если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик вправе от­казаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 719 ГК (непредоставление материала, оборудования, технической до­кументации или подлежащей переработке (обработке) вещи). Как видим, указанные обстоятельства влекут невозможность исполнения договора подрядчиком. При этом подрядные обязательственные правоотношения не могут прекратиться невозможностью исполнения (ст. 416 ГК), так как из контекста законодательного положения ст. 719 ГК следует, что временная невозможность выполнения договора подрядчиком произо­шла по вине заказчика, то есть, в отличие от невозможности, вызванной наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает, в ст. 719 ГК отсутствуют объективные признаки невозможности выполнения договорных обязательств. Соответственно, в п. 2 ст. 719 ГК подрядчику предоставляется право на отказ от ис­полнения договора и возмещение убытков, что соответствует общему правилу, установленному п. 2 ст. 328 ГК, дающему право стороне приостановить исполнение своего обязатель­ства или отказаться от исполнения этого обязательства и по­требовать возмещения убытков.

Таким образом, положения гражданского законодатель­ства, регулирующие возможность досрочного прекращения обязательственных правоотношений по договору подряда, нуждаются в тщательной доработке, учитывая проблематич­ность применения к таким отношениям общих правил ст. 450 ГК и отсутствие специальных правил, которые бы регулирова­ли последствия такого прекращения.

БАХРИЕВА Зоре Радмировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права юридического факультета Таврической академии Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского

ЯРОШЕВСКАЯ Анна Михайловна
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского и трудового права юридического факультета Таврической академии Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!