Институты судимости и рецидива в механизме уголовно-правового воздействия

МАЛИКОВ Борис Зуфарович
доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации.
ЕЛИЗАРЬЕВА Регина Ринатовна
старший инспектор Инспекции по личному составу Уфимского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации.
Материал настоящей статьи отражает теоретические аспекты институтов судимости и рецидива, их взаимообусловленности в механизмах уголовной ответственности и уголовно-правового воздействия. Авторы видят в институте судимости не только правовое состояние, отражающее наличие фактических уголовно-правовых отношений, но и настаивают на необходимости расценивать ее, как обстоятельство повышающее ответственность, а также отягчающее наказание, в случаях совершения нового умышленного преступления осужденным в период отбывания наказания, условного осуждения, отсрочки отбывания наказания.
Осужденный в режиме исполнения приговора суда должен приравниваться к категории лиц с повышенной ответственностью, как и рецидивоопасные лица (ч.1 ст. 18 УК РФ). Поэтому в статье проводится идея равной значимости судимости в период исполнения наказания и испытательного срока, определенного приговором суда, с одной стороны, а также судимости постпенитенциарной, – с другой стороны.

 

На протяжении всего исторического периода развития и становления государственности России, судимость, как уго­ловно-правовое явление в механизме принуждения, являлась средством обеспечения безопасности общества и государства в целом. Судимость отражала государственно-правовую и общественную упречность конкретного лица за совершение преступления. Применение же в судебном порядке наказа­ния к виновному лицу и возложение на него бремя негатива карательно-предупредительной экзекуции имело место в качестве кары преступника соответственно тяжести совер­шенного деяния. Строгость и жесткость наказания, реально применяемого, как воздаяние, была еще формой (способом) «исправления» (вразумления) осужденного о недопустимости (нежелательности) совершения нового преступления впредь и предупреждения (на опыте применения кары к осужденным) всех остальных лиц о негативных последствиях преступной противоправности. Соборное уложение 1649 г. предусматри­вало отсечение руки, вырывание ноздрей и отрезание носа. Артикул воинский 1715 года также имел целый ряд телесных наказаний виновного, сопряженных с его клеймением, отреза­нием уха, языка, либо лишением конечностей, что отражало личный, явно телесный и неизгладимый характер. Физическое членовредительство было неотъемлемой частью уголовно­правовой кары, соответствующим порицанием государства виновного лица и носило информативно-предупредительный характер. В последующем, данные виды наказаний, имевшие следы «правосудного увечья» виновного, как последствие пре­ступного деяния и судимости, отошли в область истории.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.), а затем первые советские уголовные кодексы (1922 и 1926 гг.) включали в себя уголовно-правовое понятие - «по­вторность преступлений», как отягчающее наказание обстоя­тельство. Однако, в указанных законах не раскрывалось само понятие повторности совершения преступления, подлежаще­го обязательному учету при определении наказания. В указан­ные выше периоды формирования уголовной политики Рос­сии еще не было выработано теоретических основ института судимости, хотя повторность преступления в правовых актах уже несла в себе идеи судимости, рецидива и повышенной от­ветственности.





Как правовое явление и институт уголовного права, суди­мость была введена в уголовное законодательство СССР в 1958 г. На уровне закона само понятие судимости не определялось. Представление о ее свойствах и признаках можно было сформировать исходя из оценок категорий: «погашение судимости», «сроки су­димости», «снятие судимости», «особо опасный рецидивист», «по­вторность совершения преступления». С этого момента нормы института судимости стали отражать фактические уголовно-пра­вовых отношения, субъектами которых были лица, подвергнутые наказанию и условному осуждению. В силу этого суды должны были учитывать прежнюю судимость, как обстоятельство отягча­ющее наказание виновного (п. 1 ч. 1 ст. 34, ст. 49 Основ уголовно­го законодательства), как основание для признания осужденного особо опасным рецидивистом (ч. 1 ст. 231 Основ)[2]. Рецидив престу­плений стал выступать в качестве конкретизированного правового обстоятельства, повышающего уголовную ответственность (ч. 2 ст. 156, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР1960 г. и др.), тесно связанный с другим правовыми явлениями и категориями: - «судимостью», «ранее су­димым за тождественные преступления», «неоднократность пре­ступления», «повторность преступления» (ч. 2 ст. 154, ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 156, ст. 157, ч. 2 ст. 163 УК РСФСР 1960 г.).

Проблемы института судимости в различных их аспектах подверглись исследованию советскими учеными. Ими в своих трудах были затронуты в основном проблемы уголовно-право­вых последствий судимости.


В современном уголовном законодательстве определены основные признаки правового механизма судимости, сроки и последствия ее погашения и снятия (ст.ст. 84, 85, 86 УК РФ). Теперь, лицо, осужденное за совершение преступления, счи­тается судимым со дня вступления обвинительного пригово­ра суда в законную силу и до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с Уголовным кодексом РФ выступает в качестве квалифицирующего признака пре­ступлений (ч. 5 ст. 131, ч. 5 ст.132 УК РФ). В форме рецидива судимость является, обстоятельством, отягчающим наказание (п. «а» ч. 1 ст. 63УК РФ), препятствующим применению услов­ного осуждения (п.п. «б», «в» ч. 1 ст. 73 УК РФ. Наличие суди­мости влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами (ч. 1 ст. 86 УК РФ). Однако, законодательное выражение суди­мости, как правового явления, остается до сих пор не совсем полным и точным. На наш взгляд, это понижает его значение в механизме правосудия, как средства индивидуализации ответ­ственности, а также как значимого фактора уголовно-правово­го воздействия в механизме предупреждения преступности в целом и рецидивной преступности в частности.

Следует отметить, что понятие судимости, как уголовно­правовое явление, обрело официальное толкование в Поста­новлении Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 года «По делу о проверке конституционности положений УК РФ, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений...». Пункт 1.2 данного постановления указывает, что «судимость представ­ляет собой правовое состояние лица, обусловленное фактом осуждения и назначения ему наказания по приговору суда за совершенное преступление и влекущее при повторном со­вершении этим лицом преступления, установленные уголов­ным законодательством правовые последствия; имеющаяся у лица непогашенная или неснятая судимость порождает осо­бые, складывающиеся на основе уголовно-правового регули­рования публично-правовые отношения его с государством, которые при совершении этим лицом новых преступлений служат основанием для оценки его личности и совершенных им преступлений, как обладающих повышенной обществен­ной опасностью, и потому предполагают применение к нему более строгих мер уголовной ответственности».


Такое позиционирование уголовного законодательства и высшей судебной инстанции по данному вопросу придают институту судимости соответствующее и должное значение в механизме уголовной ответственности и уголовно-правового воздействия: 1) отражает судебную оценку о виновности лица, совершившего преступление; 2) выражает факт применения наказания осужденного и реального его исполнения, либо ус­ловного испытания осужденного в режиме приостановления процедуры кары (наказания); 3) является основанием пост­пенитенциарного контроля и воздействия на лицо отбывшее наказание; 4) выступает материальным основанием, определя­ющим признаком для состава рецидива; 5) порождает иные юридические неблагоприятные последствия (правоограни­чения) для лица имеющего судимость; 6) имеет высокий об­щий предупредительный потенциал (ограничивая статусные характеристики и возможности личности).

На основании приговора суда, вступившего в законную силу, виновное лицо признается субъектом уголовно-право­вых отношений. В уголовном праве такая связь виновного лица с государством именуется судимостью - общим правовым форматом реализации меры государственного принуждения6. Более того, судимость является не только уголовно-правовым состоянием, отражающим содержание уголовно-правовых отношений, но и определяющим и неотъемлемым элемен­том состава рецидива (ч. 1 ст. 18 УК РФ), уголовно-правовым средством предупреждения рецидива, так как наличие его усиливает ответственность «рецидивистов» при назначении наказания (п. «а» ч. 1 ст. 63, ст. 68 УК РФ). При назначении на­казания в виде лишения свободы «рецидивистам» усиливается строгость изоляции путем помещения их в исправительную колонию строгого или особого режима (п.п. «в», «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ), а также в тюрьму (ч. 2 ст. 58 УК РФ).


Согласно ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом имеющим судимость за ранее совершенное умышленное пре­ступление, в случае если она не снята и не погашена в уста­новленном законом порядке. Следовательно, формальной предпосылкой состава рецидива должно быть наличие субъ­екта, имеющего судимость за совершение умышленного пре­ступления.

 

Рецидивная преступность всегда являлась наиболее опас­ным видов преступного поведения. Ее общественная опасность выражается в устойчивом игнорировании уголовно-правовых запретов лицами, имеющими судимость. Тем самым они, имея преступный и, как правило, пенитенциарный опыт, де­монстрируют пренебрежение к закону, правопорядку и пра­восудию, в своем стремлении продолжать свою преступную деятельность, несмотря на то, что они являются субъектами уголовно-правовых отношений.

Выше было отмечено, что рецидив является отягчающим наказание обстоятельством, влечет за собой усиление мер уго­ловной ответственности, так как характеризуется: кратностью преступного поведения, его «качественной» интенсивностью и специализацией.

По степени общественной опасности, Уголовный кодекс Российской Федерации подразделяет рецидив преступлений на простой (ч. 1 ст. 18 УК РФ), опасный (ч. 2 ст. 18 УК РФ) и осо­бо опасный (ч. 3 ст. 18 УК РФ).


Кроме того, в теории уголовного права и криминологии рецидив преступлений получает отражение в более широком явлении уголовной противоправности. Таковая получила наи­менование криминологический рецидив. Так, Н.Ф. Кузнецова считает, что «криминологическое понятие рецидива включает любую фактическую повторность преступлений, независимо от фактов судимости, истечения сроков давности или погаше­ния судимости». Аналогичной точки зрения придерживается И.М. Гальперин.

Другими разновидностями рецидива, представляющими интерес с криминологической точки зрения, являются общий (совершение разнородных или не тождественных преступле­ний) и специальный рецидив (совершение тождественных преступлений). Специальный рецидив по своей природе яв­ляется более общественно опасным и свидетельствует об опре­деленной профессионализации рецидивистов с точки зрения отработки своих преступных «навыков» в совершении кон­кретных видов деяний. Специализация позволяет действовать наверняка, без лишних «сбоев», работать более «чисто» и не навлекать на себя либо более строгую ответственность, либо за отдельные «не престижные», либо крайне опасные виды пре­ступлений (убийство, изнасилование). Преступная специали­зация дает больше возможностей для обеспечения «личной безопасности» (уход от ответственности).

С возрастанием количества судимостей специальный ре­цидив зачастую закономерно перерастает в общий рецидив, когда в своей противоправности судимое лицо становится или менее «разборчив», или, наоборот, для него состоявшееся кри­минальное самоутверждение открывает «безграничные» воз­можности на ложном представлении о своем «авторитете» и «статусе», а также своей неуязвимости для правосудия.

Общий рецидив характеризуется готовностью лица на любую противоправность, при осознании себя не ограничен­ным требованиями уголовного закона в вариантах своего пове­дения, которое может перерастать в криминальный промысел и криминальное «самоутверждение».


Помимо уголовно-правового и криминологического ре­цидива, в литературе также выделяют постпенитенциарный рецидив, под которым понимают совершение преступления лицом, отбывшим уголовное наказание в виде лишения сво­боды. Также, одной из разновидностей рецидива выделяют пенитенциарный рецидив, то есть совершение преступления в местах лишения свободы10. Необходимо учесть, что постпе­нитенциарная преступность характеризуется повышенной общественной опасностью и динамической нестабильностью на фоне общей преступности. Считаем, что пенитенциарный рецидив отличается от других видов рецидива количественно и качественно, кроме того имеет существенные особенности, связанные с местом, условиями совершения общественно опас­ного деяния и его субъектом, который на момент совершения данного деяния имеет статус осужденного. В характеристике пенитенциарного рецидива находят отражение целый ряд проблем: несовершенство правосудия и пенитенциарной де­ятельности, прокурорского надзора, общественного контроля, недостатки уголовно-исполнительной политики.

Основным внешним проявлением рецидива признается систематичность уголовно-правовой противоправности, осу­ществляемой умышленно лицом, являющимся субъектом уго­ловно-правовых отношений (в режиме судимости).

Как показывает практика, большинство преступников-ре- цидивистов «специализируются» на совершении как корыст­ных, так и насильственных преступлений (общий рецидив).



Как было отмечено ранее, рецидив имеет исходный обя­зательный признак - судимость, но не за все категории пре­ступлений, и учитывается она не у всех субъектов преступле­ний. Судимость, как уголовно-правовое явление, в институте рецидива носит не всеобщий и не постоянный характер своего действия. Согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются:

а)    судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

б)    судимости за преступления, совершенные лицом в воз­расте до 18 лет;

в)    судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась от­срочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо, не на­правлялось для отбывания в места лишения свободы;

г)    судимости, снятые или погашенные в порядке, предус­мотренном ст. 86 УК РФ.


Помимо этого в механизме рецидива нейтральными яв­ляются судимости за неосторожные преступления (ч. 1 ст. 18 УК РФ).

Одной из задач уголовного законодательства является предупреждение преступлений (ч. 1 ст. 2 УК РФ), решение которой достигается посредством установления уголовной от­ветственности за совершение общественно опасных деяний в форме наказаний и иных мер уголовно-правового характера (ч. 2 ст. 2 УК РФ).

Социальное значение наказания заключается в его спо­собности за счет меры государственного принуждения и пра­вовых ограничений, составляющих его сущность и содержа­ние, быть средством защиты наиболее значимых социальных ценностей, выступать в качестве эквивалента ответственности за совершенное преступление, а также формой пенитенциар­ного и постпенитенциарного предупреждения совершения новых преступлений - рецидива (ст. 43 УК РФ). Законодатель по-разному трактует действие во времени судимости в зави­симости от применения наказания либо иной меру уголовно­правового воздействия (условного осуждения или отсрочки отбывания наказания).


Повторно совершаемые умышленно преступления, лица­ми ранее, привлекавшимися к уголовной ответственности, яв­ляются свидетельством повышенной общественной опасности таких лиц. Мы считаем, что совершение в период отбывания наказания, условного осуждения, отсрочки отбывания нака­зания, умышленного преступления должно приравниваться к обстоятельствам, усиливающим ответственность либо отяг­чающим наказание. Дело в том, что осужденный осознает в период отбывания наказания, испытательного принуждения при условном осуждении, в период отсрочки отбывания на­казания то обстоятельство, что он является субъектом уголов­но-правовых отношений, в связи с совершенным ранее пре­ступлением. Это налагает на него специальную юридическую обязанность не совершать правонарушений и тем более пре­ступлений. Особый статус субъекта уголовно-правовых отно­шений в таких правовых ситуациях, обусловлен приговором суда. В стадии его исполнения, с одной стороны, осужденный испытывает действие механизма государственного принуж­дения. С другой стороны, - специальный статус осужденного должен на порядок повышать его ответственность за правона­рушения, как судимого лица. Это означает не только необхо­димость соблюдения осужденным уголовно-исполнительно­го режима, а главное, не нарушения позитивной динамики уголовно-правовых отношений, как формы уголовно-правой «реабилитации» - уголовной ответственности. Судимость в процедуре исполнения приговора должна приравниваться к рецидиву. Ибо осознанность уголовной ответственности в уго­ловно-исполнительной стадии меняет оценку личности в пла­не его отношения, ранее совершенному преступлению, право­судию, уголовно-исполнительному процессу и правопорядку в целом. В этой связи ч. 1 ст. 18 и ч. 1 ст. 63 УК РФ должны претерпеть изменения. В ч. 1 ст. 18 после слов «умышленное преступление» дополнить словами, «а также осужденным, отбывающим наказание, условно осужденным, в отношении которого применена отсрочка отбывания наказания». В ч. 1 ст. 63 включить дополнительный пункт п. «а»1: «совершение умышленного преступления в период отбывания наказания, условного осуждения, отсрочки отбывания наказания».

Правоведов специалистов в области уголовного права и криминологии всегда волновали вопросы рецидива престу­плений и института судимости в механизме уголовной от­ветственности и постпенитенциарной работы. Что не сраба­тывает в процедуре наказания? Почему осужденные и лица, имеющие судимость вновь совершают умышленные престу­пления? В чем здесь причина? В мягкости наказания, или, наоборот, излишней его суровости, или в несправедливости оценок и решений суда? Эти вопросы пока остаются в каче­стве постановочных и актуальных. Практика пока не дает на них однозначных ответов и эффективных решений. Это обсто­ятельство определяет необходимость поиска новых подходов к исследованию проблематики правового института судимости, определению ее потенциала и роли в противодействии реци­дивной преступности и преступности в целом.



Воздействие на преступность - это системная и комплекс­ная деятельность государственных органов и общественных структур, направленная на обеспечение правопорядка в стране в целом, а также неотвратимости уголовной ответственности и наказания по фактам совершения преступлений, характе­ризующаяся в своевременном выявлении, раскрытии престу­плений, устранении причин и условий, способствующих их совершению, применении мер уголовной ответственности к виновным лицам.

Проблема организации взаимодействия исправительных учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, с правоохранительными и иными государственными орга­нами, при решении такой чрезвычайно сложной задачи, как воздействие на преступность и предупреждение рецидива, приобретает все большое значение. Одной из главных функ­ций государства является профилактика и предупреждение преступности. Противодействие рецидиву - это особое по значимости, остроте и проблемности, деятельность. Ведь кри­минальный рецидив может исходить только от лиц, находя­щихся в уголовно правовых отношениях судимости (ст. 86, 95 УК РФ), которые несут в себе прежний опыт преступного по­ведения, посткриминального воздействия механизма право­судия, включая и отбывание наказания. Не редко рецидив в широком его понимании, как предшествующая совершению нового умышленного преступления деятельность, сопрово­ждается вовлечением несовершеннолетних в совершение ан­тиобщественных действий (ст. 151 УК РФ), либо в совершение преступлений (ст. 150 УК РФ).


Судимые лица не редко сохраняют постпенитенциарные отношения и связи с другими такими лицами и бывают осве­домлены об их преступной деятельности, сами могут входить в разные преступные группы, либо выполнять отдельные их криминальные «поручения», оставаясь вне уголовного пресле­дования.

Нам представляется, что одним из направлений повыше­ния роли уголовно-правовых средств предупреждения реци­дива и оптимизации борьбы с организованной преступностью должно быть совершенствование институтов судимости и ре­цидива.

 

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!