Историческое развитие отечественного уголовного законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов

БАБИЧЕВ Арсений Георгиевич
кандидат юридических наук, докторант кафедры уголовного права Казанского (При­волжского) федерального университета.
В статье рассматриваются вопросы исторического развития, становления отечественного уголовного законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов применительно к ч. 1 ст. 108 УК РФ. Также, обозначаются некоторые недостатки действующего российского законодательства в данной области.

Как убийство, совершаемое при смягчающих ответствен­ность обстоятельствах, УК Российской Федерации предусма­тривает убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ).

Принимая во внимание, что конструктивным признаком убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, является по­нятие «превышение пределов необходимой обороны», высту­пающее в качестве обстоятельства, максимально смягчающего ответственность и установленные законом виды и пределы на­казания за такое убийство, особую роль в понимании нрав­ственной и социально-правовой природы этого вида убийства играют положения, предусмотренные ст. 37 УК РФ, о необхо­димой обороне и превышении ее пределов.

Институт необходимой обороны в отечественном уголов­ном праве впервые возникает в рамках Соборного Уложения 1649 г., которое предоставляло обороняющемуся полное право защитить себя от противозаконного нападения вплоть до убийства нападающего. Уложение требовало в некото­рых случаях от обороняющегося сделать заявление в органы власти о последствиях его действий при необходимой обо­роне.


Воинский Артикул Петра I ограничил право обороны от преступных посягательств на жизнь, здоровье, имущество и неприкосновенность жилища. Смерть нападающему могла быть причинена только при условии наличия опасности для жизни обороняющегося. В других случаях свои права и инте­ресы можно было защищать только в соответствии с требова­ниями о соразмерности вреда, причиняемого обороняющимся и угрожаемого ему в результате нападения, чтобы не понести наказание за превышение пределов необходимой обороны. Артикул представлял оборону актом самоуправства, разрешен­ного государством, а не правом человека. Она представлялась как поединок, устраиваемый по всем правилам равенства по- единщиков, а не положение, возникающее неожиданно вслед­ствие не правового нападения на охраняемое обороняющимся благо.

В конце XVII — начале XIX в.в. право необходимой обо­роны было значительно ограничено. И только в Уголовном Уложении 1903 г. необходимая оборона была признана правомерным деянием. В ст. 45 Уложения 1903 г. давалось определение превышения пределов неодолимой обороны, под которым понималось чрезмерная или несвоевременная защита, которая наказывалась в случаях, «особо законом указанных».


В советском уголовном праве о необходимой обороне впер­вые упоминается в Руководящих началах по уголовному праву 1919 г. Правомерной здесь признавалась самозащита (защита от преступного посягательства на свою личность) и личной безопасности других людей. По УК РСФСР 1922 г. необходи­мая оборона признавалась правомерной также при защите личности обороняющегося, других граждан и защите прав обороняющегося.

Согласно Основных начал по уголовному законодательству Союза ССР и союзных республик 1924 г. и УК РСФСР 1926 г. необходимая оборона как правомерное деяние имеет место тогда, когда она применяется для защиты от посягательств на советскую власть или на личность и права обороняющегося или другого лица и когда не было превышения ее пределов. При этом законодатель не давал легального определения по­нятия «превышение пределов необходимой обороны». В УК РСФСР (ст. 139) была установлена ответственность за «убийство по неосторожности, а равно убийство, являющееся результа­том превышения пределов необходимой обороны», не называя последнее умышленным убийством.

Если в Основных началах 1924 г. действия, совершенные в состоянии необходимой обороны, не влекли за собой нака­зание, то в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. такие действия признавались во­обще не преступными.



Основы 1958 г. дали определение необходимой обороны, которое было воспроизведено в УК РСФСР 1960 г. в неизмен­ном виде (ст. 13 Основ и ст. 13 УК РСФСР).

Ст. 105 УК РСФСР 1960 г. говорит об убийстве при превы­шении пределов необходимой обороны, не указывая на форму вины причиняемой при эксцессе обороны смерти потерпев­шему. Ст. 13 УК РСФСР 1960 г., а затем и ст. 37 УК РФ 1996 г. дает, прежде всего, определение необходимой обороны как правомерного действия лица, совершаемого в состоянии не­обходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, требуя от обороняющегося не превышать пределы необходимой обороны. Затем впол­не логично законодатель определяет понятие превышения пределов необходимой обороны («эксцесса обороны»), при­знавая таковым причинение посягающему чрезмерного «явно не соответствующего характеру и степени общественной опас­ности, а также обстановке посягательства вреда». И только изменения в ст. 37 УК РФ, внесенные Федеральными законами от 14.03.2002 г., от 8.12.2003 г. и от 27.07.2006 г. нарушили эту логику построения указанной уголовно-правовой нормы, внеся и в ее содержание ряд спорных моментов, требующих ее со­вершенствования и дальнейшей оптимизации.


Так согласно, ст. 37 УК РФ о необходимой обороне, в кото­рой определяются понятия «состояния необходимой обороны» как обстоятельства, исключающего ответственность за причи­нение уголовно-наказуемого вреда лица, действующего в этом состоянии, и «превышение пределов необходимой обороны» как обстоятельства, смягчающего ответственность (ст.ст. 108 ч. 1 и 114 ч. 1 УК РФ) или наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ), за последние годы менялась неоднократно: Федеральным законом от 14 марта 2002 г. «О внесении изменения в ст. 37 УК РФ» и Федеральными законами «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Российской Федерации» от 8 декабря 2003 г. и от 27 июля 2006 г. В новой редакции ст. 37 УК РФ дает определение понятия необходимой обороны как вынужденного причинения уголовно-наказуемого вреда в состоянии (необходимой обороны), созданном общественно опасным посягательством при самозащите, защите других лиц, охраняемых законом интересов общества или государ­ства, «если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия» (ч. 1 ст. 37). Здесь, по сути дела, законодатель дает не общее понятие необходимой обороны, а указывает лишь тот случай, когда состояние необходимой обороны не может сопровождаться эксцессом обороны — превышением ее пределов. Во второй части данной статьи законодатель как бы разъясняет право­применителю и читателю (обычному гражданину), что со­стояние необходимой обороны могут вызвать и другие виды общественно опасного посягательства, не связанного с наси­лием, опасным для жизни, или непосредственной угрозой его применения. Только в таких случаях не исключается превы­шение пределов необходимой обороны, если обороняющийся совершает умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Странно и нелогично, когда вначале описывается какое-то исключение из правил, а затем определяется само правило. Это запутывает представ­ление как о самом правиле, так и об исключении из него. Тем более, что несправедливо и неоправданно было бы исключать возможность превышения пределов необходимой обороны во всех случаях, когда посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Это касается прежде всего случаев несвоевременного применения защиты, явно не соответству­ющей характеру и опасности посягательства, сопряженного с непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица.


Анализ данной уголовно-правовой нормы показывает, что она нуждается в дальнейшей оптимизации.

Не безупречна и ст. 108 УК РФ, предусматривающая в од­ной части (ч. 1) ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны, а в другой части (ч. 2) — за убийство при превышении мер, необходимых для задер­жания лица, совершившего преступление. Такая неудачная, на мой взгляд, структура указанной статьи УК соединяет в од­ной уголовно-правовой норме различные по своей социаль­ной и правовой природе виды убийства, совершенного при обстоятельствах, которые также по-разному характеризуют состояние взаимодействия «посягающий-обороняющийся» (в ст. 37 УК РФ) и, соответственно, «задерживающий-задержи- ваемый» (в ст. 38 УК РФ). Это дает если не основание, то повод рассматривать убийство лица, совершившего преступление, при его задержании, как наиболее тяжкий вид убийства при превышении пределов необходимой обороны. Такое пред­положение небезпочвенно еще и потому, что в недалеком прошлом в судебной практике, как и в уголовно-правовой теории было распространено мнение о родственной социаль­но-правовой природе необходимой обороны (и превышения ее пределов) и задержания преступника (и превышения мер, необходимых для его задержания). Кроме того, в ст. 145 УК РСФСР 1922 г. устанавливалась ответственность за причинение смерти при превышении пределов необходимой обороны, а также «за убийство застигнутого на месте преступления преступника с превышением необходимых для его задер­жания мер». Хотя в последующих УК вплоть до УК РФ (ч. 1 ст. 108) убийство при превышении пределов необходимой обороны уже не включало «убийство преступника с превы­шением необходимых для его задержания мер», последние ситуации приравнивались к превышению пределов необхо­димой обороны. Немалые трудности возникают также при конструировании квалифицированных видов убийства (двух или более лиц), совершенных в случаях, предусмотренных, соответственно, ч. 1 и ч. 2 ст. 108 УК РФ.

Исследование данного вопроса проведенное в 2007 г., пока­зало, что «на практике внесенные в последние годы в ст. 37 УК РФ изменения и дополнения не получили достаточного при­менения. Сотрудники правоохранительных органов (следствия, суда, прокуратуры) продолжают придерживаться прежних позиций, ориентируясь в основном на ранее действовавшую (до изменений 2002, 2003, 2006 г.г.) редакцию нормы о необхо­димой обороне».


Изучение судебной практики по делам исследуемой кате­гории свидетельствует о наличии множества ошибок в квали­фикации преступлений, и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 N 19 «О применении судами законода­тельства о необходимой обороне и причинении вреда при за­держании лица, совершившего преступление», незначительно улучшило ситуацию.

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2021. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!