К вопросу о совершенствовании уголовного законодательства об ответственности за умышленное уничтожение или повреждение имущества (статья 167 уголовного кодекса российской федерации)

Как известно, в науке уголовного права дискуссионным яв­ляется вопрос о квалификации умышленного уничтожения или повреждения имущества, повлекшего смерть двух или более лиц.

И. Г. Шевченко указывает, что «с учетом сравнительного анализа санкций ч. 3 ст. 109 УК РФ и ч. 2 ст. 167 УК РФ можно предположить, что такого рода деяния следует квалифициро­вать по совокупности преступлений как причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3 ст. 109) и умыш­ленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167). Е. М. Плютина полагает, что

ч.  2 ст. 167 УК нельзя считать единым составным преступлением по отношению к ч. 3 ст. 109 УК РФ. Если в результате наступила по неосторожности смерть двух или более людей, то имеет ме­сто совокупность преступлений ч. 2 ст. 167 УК РФ и ч. 3 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности двум или более лицам). Н. А. Лопашенко не соглашается с квалификацией по­добных действий по совокупности преступлений, так как в на­стоящее время санкция ч. 2 ст. 167 УК РФ является более строгой в связи с тем, что максимальный срок лишения свободы в ней достигает пяти лет, в то время как в ч. 3 ст. 109 УК РФ он равен четырем годам. По ее мнению, учитывать факт неосторожного причинения смерти двум или более лицам в результате умыш­ленного уничтожения или повреждения имущества следует в рамках санкции ч. 2 ст. 167 УК РФ.

На наш взгляд, в рассматриваемом случае имеет место кон­куренция общей и специальной нормы. В. Н. Кудрявцев пола­гал, что в случае такой конкуренции подлежит применению нор­ма, содержащая более полное описание признаков объективной стороны совершенного деяния. Поэтому, думается, что умыш­ленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц следует квалифи­цировать по ч. 2 ст. 167 УК РФ, поскольку она в наиболее в пол­ной степени описывает признаки совершенного деяния. Однако такая квалификация не лишена недостатков. Законодательная формулировка квалифицирующего признака, предусмотрен­ного ч. 2 ст. 167 УК РФ «причинение смерти по неосторожности человеку» указывает на то, что смерть может быть причинена только одному человеку. Поэтому квалификация умышленного уничтожения или повреждения имущества, повлекшего по не­осторожности причинение смерти двум или более лицам по ч.2 ст. 167 УК РФ, не позволяет учитывать последствие в виде смерти двух и более лиц, что противоречит принципу справедливости, который гласит о том, что «наказание и иные меры уголовно­правового характера, применяемые к лицу должны соответство­вать характеру, степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». На это обстоятельство обратила внимание и В. А. Перестонина, которая также отметила, что квалификация подобных действий вино­вных лиц происходит по аналогии, т.к. юридически их действия квалифицируются как повлекшие по неосторожности смерть че­ловека. Стоит отметить, что причинение смерти двум или более лицам нельзя отнести и как к одному из преступных последствий ч. 2 ст. 167 УК РФ «иные тяжкие последствия». Наступление смер­ти в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ, является настолько цельным, автономным и высоким по своей степени общественной опасности преступным послед­ствием, которое не может охватываться лишь «иным тяжким по­следствием».

Надо сказать, что в действующем уголовном законода­тельстве в ряде статей, в которых устанавливается ответствен­ность за нарушение правил безопасности при производстве различных работ (ст.ст. 215, 216, 217 УК РФ и т.д.), нарушение правил дорожного движения и правил эксплуатации транс­портных средств (ст. 264 УК РФ), законодатель предусмотрел особо квалифицирующий признак в виде причинения смерти по неосторожности двум или более лицам. С таким решением нельзя не согласиться. Производство на объектах атомной энер­гетики, осуществление горных и иных работ сопряжено с высо­кой степенью опасности и поэтому нарушение правил работ, эксплуатации или мер предосторожности способно привести к гибели значительного количества людей. Именно это обсто­ятельство и нашло отражение в квалифицирующих признаках ряда преступлений. Представляется, что причинение смерти по неосторожности двум или более лицам в качестве особо квалифицирующего признака следует предусмотреть и уго­ловно-правовой норме, предусматривающей ответственность за умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ). При совершении умышленного уничтожения или повреждения имущества виновный может использовать такие средства и способы, которые по своей силе и с учетом их харак­теристик способны создать реальную опасность для жизни не только одного человека, но и причинить смерть более чем одно­му человеку. Об этом свидетельствует судебная практика.

Так, приговором Надымского городского суда Ямало-Не­нецкого автономного округа Д. Н. Вексов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, а именно в умышленном уничтожении и повреждении чу­жого имущества, совершенные путем поджога, повлекшие по неосторожности смерть человека. Было установлено, что Д. Н. Вексов находясь в квартире по месту жительства своей сожитель­ницы (К. Е. Скапкиной), в ее отсутствие из чувства ревности, ре­шил путем поджога повредить имущество, находящееся в квар­тире. Используя зажигалку, Д. Н. Вексов поджег одеяло; после того как произошло возгорание, он скрылся с места преступле­ния. В результате противоправных действий Д. Н. Вексова было повреждено и уничтожено имущество на сумму 502 тысячи, ко­торое находилось в четырех квартирах, также в пожаре сгорело 6 человек, которые не смогли эвакуироваться из горящего дома и погибли в результате острого отравления окисью углерода.

В другом случае, в приговоре Апатитского городского суда Мурманской области по обвинению Буреевой в совер­шении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, сказано, что: «М. К. Буреева находясь в состоянии алкоголь­ного опьянения из личных неприязненных отношений к Г. Е. Постниковой подожгла дверь ее квартиры, облив напольной плинтус дверного проема входной двери указанной кварти­ры. В результате умышленных действий М. К. Буреевой было уничтожено имущество Г. Е. Постниковой в размере 419 тысяч рублей, в результате противоправных действий виновной, по неосторожности погибли, находящиеся в квартире Г. Е. Пост­никова и Д. С. Постников».

Необходимо отметить, что УК РСФСР 1960 г. в качестве по­следствия неосторожного уничтожения или повреждения иму­щества государственного или общественного имущества (ст. 99), личного имущества (ст. 150), а также квалифицирующего при­знака умышленного уничтожения или повреждения государ­ственного или общественного имущества (ч. 2 ст. 98), личного имущества (ч. 2. ст. 149) упоминались «человеческие жертвы».

Позднее, в составе неосторожного уничтожения или поврежде­ния имущества термин «человеческие жертвы» был заменен на «гибель людей». В советской уголовно-правовой науке не было единообразной интерпретации терминов «человеческие жерт­вы», «гибель людей». Так, А. А. Пионтковский под «человече­скими жертвами» понимал как лишение жизни потерпевших, так и причинение им тяжких телесных повреждений. В. Ф. Колышкина считала, что признак «человеческие жертвы» охваты­вает только причинение смерти (хотя бы одному лицу).

Современный российский законодатель отказался от ис­пользования неопределенных терминов «человеческие жерт­вы», «гибель людей» при формулировании уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за уничтожение или повреждение имущества. Однако законодатель не принял во внимание, что умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, отличается существенно большей степенью обще­ственной опасности, чем умышленное уничтожение или по­вреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть человеку. Поэтому введение особо квалифицирующего призна­ка «повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц» в ст. 167 УК РФ будет в полной мере соответствовать требовани­ям уголовного закона при квалификации преступления.

ЧЕРНОУСОВА Анастасия Владимировна
ассистент кафедры уголовного права юридического института Национального исследовательского Томского государственного университета

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2021. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!