Наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления против жизни и здоровья

Согласно ст. 18 УК РФ под рецидивом понимается со­вершение умышленного преступления лицом, имеющим су­димость за ранее совершенное умышленное преступление

Среди данных о личности виновного, учитываемых при на­значении наказания, рецидив является наиболее распростра­ненным. Об этом наглядно свидетельствуют статистические данные.

Например, среди осужденных за преступления против жизни и здоровья ранее судимые составляют 35 %. Из осуж­денных за убийство (ст. 105 УК РФ) каждый третий (31 %) яв­ляется ранее судимым. При этом среди ранее судимых боль­ше половины (53 %) были судимы два и более раз.  

Очевидно, что если виновный после осуждения совер­шает новое преступление, а тем более тяжкое или особо тяж­кое, то он тем самым демонстрирует нежелание становиться на путь исправления. Поэтому вполне логично законодатель включил рецидив в перечень обстоятельств, отягчающих на­казание (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Вместе с тем, это не един­ственный путь для усиления ответственности рецидивистов.

Традиционно в российском уголовном законодательстве ре­цидив оказывал влияние на наказание тремя способами.

ЗНАЧЕНИЕ РЕЦИДИВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ ЗА ТЯЖКИЕ И ОСОБО ТЯЖКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

Во-первых, рецидив предусматривался в качестве квали­фицирующего признака некоторых преступлений, напри­мер, хулиганства (ч. 2 ст. 206 УК РСФСР). В пункте «и» ст. 102 УК РСФСР умышленное убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство (за исключени­ем убийства в состоянии внезапно возникшего сильного ду­шевного волнения и убийства при превышении пределов необходимой обороны), рассматривалось как убийство при отягчающих обстоятельствах. При этом такая формулировка пункта «и» ст. 102 УК РСФСР 1960 г. охватывала как случаи рецидива, то есть совершения убийства после осуждения за ранее совершенное убийство, так и случаи повторности. Именно так трактовал данный квалифицирующий признак Пленум Верховного Суда СССР. Во-вторых, в качестве осо­бого квалифицирующего признака наиболее опасных пре­ступлений признавалось совершение преступления особо опасным рецидивистом (например, п. «л» ст. 102 УК РФ). В-третьих, в соответствии с требованиями УК РСФСР при назначении наказания лицам, ранее судимым, в качестве отягчающего обстоятельства учитывалось совершение пре­ступления лицом, ранее совершившим какое-либо престу­пление (п. 1 ст. 39 УК РФ).

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. в пер­воначальной редакции предусматривал рецидив в качестве квалифицирующего признака составов наиболее распро­страненных преступлений, таких, как кража, грабеж, разбой и др. Кроме того, УК РФ, как и УК РСФСР 1960 г., в качестве квалифицирующего признака предусмотрел совершение убийства неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Подход Пленума Верховного Суда РФ к квалификации таких престу­плений был аналогичен, позиции ранее занятой Пленумом Верховного Суда СССР. Для квалификации содеянного как убийства, совершенного неоднократно, согласно постановле­нию Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1. «О су­дебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» не имело значения, был ли виновный осужден за первое преступление. Неоднократность как квалифицирующий признак был включен и в описание ряда других составов преступле­ний, например, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ).

Таким образом, можно констатировать, что как УК РСФСР, так и УК РФ (в первоначальной редакции) либо при­знавали специальный рецидив квалифицирующим при­знаком состава преступления, либо включали в описание состава преступления такой признак как неоднократность. Диспозициями таких норм, как п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ, охватывались, как повторное совершение аналогичного преступления, так и рецидив. Такой подход полностью соответствовал потребностям практики по борь­бе с рецидивной преступностью.

Однако Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ из норм Особенной части УК РФ были исключены такие ква­лифицирующие признаки как рецидив, неоднократность и повторность. В итоге, к лицам, совершившим преступление впервые и к рецидивистам, в том числе многократно суди­мым, в настоящее время применяется одна и та же санкция.

Наличие в ч. 2 ст. 68 УК РФ требований, согласно которым срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за со­вершенное преступление, не исправляет системные ошибки законодателя. Не решает проблему и признание рецидива обстоятельством отягчающим наказание (п. 1 ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Дело в том, что лицо, осужденное за убийство, в том числе и за убийство при отягчающих обстоятельствах, при совершении им нового убийства без смягчающих и отягча­ющих обстоятельств, отвечает в настоящее время в рамках санкции ч. 1 ст. 105 УК РФ. Между тем, рецидив, а тем более специальный рецидив, особенно применительно к убийству, качественно влияет на характер общественной опасности преступления. Поэтому за убийство, совершенное рецидиви­стом, ранее судимым за убийство, предусмотренное частями первой или второй статьи 105 УК РФ, должна предусматри­ваться более строгая санкция, чем предусмотренная частью первой статьи 105 УК РФ.

Существующее положение тем более нельзя признать логичным, поскольку в настоящее время убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квали­фикации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований, также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств вино­вный ранее не был осужден. Таким образом, складывается ситуация, при которой рецидивист, осужденный за убийство (в том числе предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ) и вновь со­вершивший убийство без смягчающих и отягчающих обсто­ятельств, оказывается в лучшем положении, чем лицо ранее не судимое и совершившее аналогичное убийство повторно, поскольку в первом случае применяется санкция ч. 1 ст. 105 УК РФ, а во втором - более строгая санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Следует заметить, что позиция законодателя, исключив­шего в 2003 г. рецидив из числа квалифицирующих призна­ков всех составов преступлений непоследовательна и проти­воречива. Федеральным законом от 29.02.2012 № 14-ФЗ статьи Особенной части УК РФ об ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних были дополнены новым квалифицирующим признаком: со­вершение преступления лицом, имеющим судимость за ра­нее совершенное преступление против половой неприкосно­венности несовершеннолетнего.

В этой связи в юридической литературе справедливо отмечается, что хотя рецидив преступлений, направленных против половой неприкосновенности несовершеннолетних, безусловно, представляет повышенную общественную опас­ность, однако, рецидив таких преступлений как убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и т.д. не менее опасен. Поэтому включение рецидива в описание четырех составов преступлений, направленных против по­ловой неприкосновенности несовершеннолетних, не решает проблему обеспечения справедливости при установлении повышенной ответственности за рецидив в соответствии с ха­рактером, степенью общественной опасности преступления и данными о личности виновного.

Представляется необходимым, при описании составов тяжких и особо тяжких преступлений против личности, по­сягающих на жизнь и здоровье человека, предусмотреть в качестве квалифицирующего признака наличие судимости за аналогичное преступление. Необходимо дополнить часть вторую статьи 105 УК РФ пунктом «н-1» следующего содержа­ния: «убийство, совершенное лицом, имеющим судимость за убийство (за исключением убийства, предусмотренного ста­тьями 106, 107, 108 настоящего кодекса)». Кроме того, следует дополнить часть третью статьи 111 УК РФ пунктом «в-1» сле­дующего содержания: «Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены лицом имеющим судимость за преступление, предусмо­тренное статьей 105 настоящего Кодекса или за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью».

При анализе данных о судимости лиц, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, об­ращает на себя внимание высокая доля лиц, имеющих пога­шенные или снятые судимости. Так 14 % осужденных судами Российской Федерации в 2017 г. за убийство по ст. 105 УК РФ имели погашенные и снятые судимости. Аналогичная ситу­ация складывается и в отношении осужденных по ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Так из общего числа осужденных в 2017 г. за указанное престу­пление 27 % были ранее судимы и, кроме того, 15 % имели снятые и погашенные судимости. Таким образом, число фак­тически судимых среди осужденных по ст. 105 УК РФ за убий­ство гораздо больше и составляет 45 %, а среди осужденных за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - 42 %.

Современные правила погашения судимости, предусмо­тренные ст. 86 УК РФ, не ставят погашение судимости в зави­симость от поведения виновного после отбытия наказания и по истечении восьми лет после отбытия наказания за тяжкое преступление и десяти лет за особо тяжкое преступление, в том числе против жизни или здоровья, лицо автоматически считается несудимым. Между тем, совершение таким лицом тяжкого, а тем более, особо тяжкого преступления, даже по­сле погашения судимости, как минимум, свидетельствует о том, что исправительное воздействие на него не достигло же­лаемых целей. В юридической литературе такое положение справедливо подвергается критике. Поэтому, представляется обоснованным предложение ввести в отношении осужден­ных за особо тяжкие преступления, а также осужденных на длительные (свыше десяти лет) сроки лишения судебный по­рядок погашения судимости, подобный тому, который был предусмотрен ст. 57 УК РСФСР 1960 г.

Анализ данных о личности рецидивистов, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, в том числе посяга­ющие на личность показывает, что часть из них совершили преступление, не отбыв наказание по предыдущему приго­вору. Так, в 2017 г. из общего числа рецидивистов, осужден­ных за по ст. 105 УК РФ за убийство, а также за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью свыше трети (порядка 35 %) не отбыли наказание по предыдущему приговору.

По рассматриваемым составам преступлений обращает на себя внимание и высокая доля освобожденных от наказа­ния досрочно, в том числе, условно-досрочно или с заменой наказания более мягким. Среди рецидивистов, осужденных за убийство, были досрочно освобождены по указанным ос­нованиям 19 %. Из рецидивистов, осужденных по ст. 111 УК РФ, досрочно освобождены от наказания 17 %. Очевидно, что лицо, совершившее особо тяжкое преступление после услов­но-досрочного освобождения или в период испытательного срока при условном осуждении и лицо, совершившее аналогичное преступление впервые обладают разной степенью общественной опасности.

Указанные негативные тенденции требуют, на наш взгляд установления ограничений в условно-досрочном осво­бождении и замене наказания более мягким для отдельных категорий преступников. Такие ограничения устанавлива­лись уголовным законодательством советского периода. На­пример, не допускалось условно-досрочное освобождение особо опасных рецидивистов, лиц два и более раз осуждав­шихся к лишению свободы за умышленные преступления, а также ранее освобождавшихся условно-досрочно и вновь со­вершивших умышленное преступление (ст. 53.1 УК РСФСР). Поэтому следует установить ограничения в применении норм УК РФ об освобождении от наказания.

Подводя итог сказанному, можно констатировать, что вследствие далеко не всегда продуманных изменений в уго­ловном законодательстве принцип приоритета прав лично­сти в российском уголовном законодательстве реализуется непоследовательно. В результате в целом ряде случаев уро­вень уголовно-правовой охраны личности, особенно таких прав как право на жизнь, охрану здоровья и т.д. не только не вырос, но, наоборот, снизился.

По нашему мнению, необходимо запретить примене­ние условно-досрочного освобождения и замену наказания более мягким к лицам, совершивших преступление при осо­бо опасном рецидиве, осужденным за особо тяжкие престу­пления на срок свыше 10 лет, а также к лицам, ранее условно досрочно освобождавшимся от наказания и к лицам, кото­рым неотбытая часть наказания заменялась более мягким.

ТАРАСОВА Маргарита Владимировна
магистрант Восточно-Сибирского филиала Российского государственного университета правосудия

ТАТАРНИКОВ Владимир Германович
кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного права, Восточно­Сибирского филиала Российского государственного университета правосудия

НИКИТИН Юрий Петрович
преподаватель кафедры специальной подготовки Восточно-Сибирского института МВД России

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!