Неопределенность катастрофы как форма невинного причинения вреда

КЛЯЧИН Вячеслав Матвеевич
кандидат технических наук, доцент Обнинского филиала Российского нового универ­ситета (НОУ ВПО РосНОУ Обнинский филиал)
Статья посвящена исследованию характера проявления свойств неопределенности как особой формы невинного причинения вреда на примере общественных отношений, складывающихся в условиях радиационных катастроф.

 

В соответствии с принципами вины и справедливости уго­ловного законодательства Российской Федерации лицо под­лежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

В ряде случаев под воздействием ряда условий бывает су­щественно ограничена способность человека осознавать соци­альное значение своих действий и руководить ими, понимать требования ситуации, предвидеть возможность наступления тех или иных последствий. При этом законодателем пред­усматриваются отдельные механизмы определения степени вины. Они определяются существующим в науке уголовного права особым правовым институтом невиновного причине­ния вреда. Данное понятие закреплено на законодательном уровне в ст. 28 действующего УК РФ. Само невиновное при­чинения вреда усматривается в двух формах: случайное при­чинение вреда, которое в теории уголовного права именуется субъективным случаем, или «казусом», и причинение вреда вследствие объективной невозможности предотвратить на­ступление общественно опасных последствий по причине несоответствия психофизиологических качеств лица, совер­шившего общественно опасное деяние, требованиям экстре­мальных условий или нервно-психическим перегрузкам. По­следняя разновидность невинного причинения вреда, ранее неизвестная закону и судебной практике, закреплена в части 2 ст. 28 УК.


В своей диссертационной работе «Невинное причинение вреда» Л. А. Арчибасова (положение 6, выносимое на за­щиту) предлагает «... исключить из текста ч. 1 ст. 28 УК РФ термин "возможность предвидения общественно опасных последствий" на основании того, что фактически не имеет значения степень вероятности наступления непредвидимых вредных последствий». При этом автор распространяет тре­бование исключения рассмотрения вероятностных характе­ристик только на последствия совершенного общественно опасного деяния.



В то же время на практике встречаются случаи, когда нет какой-либо возможности, даже с минимальной степе­нью вероятности, не только оценить ситуацию, а тем бо­лее — предвидеть и предотвратить наступление негативных последствий. Это — условия неопределенности. Они харак­теризуются полным отсутствием вероятности наступления события. Следует отдельно остановиться на уточнении этого понятия.


Говоря о неопределенности, Вебстер в своем словаре (Webster's New Twentieth Century Dictionary) приводит сле­дующие значения данного термина:

—      неточно известный, сомнительный, проблематич­ный;

—      неоднозначный;

—      двойственный, ненадежный;

—      неясный, неустановленный;

—      неустойчивый, непостоянный, разнообразный;

—      подверженный переменам или изменениям, независи­мый или ненадежный.



Если подходить в целом к рассмотрению сущности это­го понятия, то можно констатировать, что неопределен­ность присуща практически всем наблюдаемым явлениям. Но мера, степень и конкретные ее проявления могут быть различными.

Для неопределенных или неточных событий отсутствуют законы распределений. В теории нечетких множеств, к при­меру, задаются лишь диапазоны значений описывающих данные события характеристик (параметров, признаков) и некоторые гипотетические степени принадлежности дан­ным диапазонам.


Несмотря на принятые и устоявшиеся подходы к поня­тию «неопределенность» как отдельной категории научного знания, современными исследователями не выработан еди­ный подход к ее пониманию, формам проявления. Как след­ствие — нет единой трактовки этого термина у социологов, экономистов, юристов и др.

Так, рядом исследователей под понятием неопределен­ность идентифицируется расширенное толкование риска. Данная позиция позволяет с точки зрения вероятности вы­падения событий неопределенность подразделить на три вида: полную неопределенность, полную определенность, частичную неопределенность. При этом под полной неопре­деленностью, к примеру, А. Ж. Ахметова из Евразийского национального университета им Л. Н. Гумилева (Казахстан) подразумевает близкую к нулю прогнозируемую вероят­ность наступления событий. Тем самым допускается полная путаница понятий для событий — происходящих с опреде­ленной степенью вероятности (вероятностных) и полностью неопределенных (неопределенность).


В юридической науке неопределенность исследуется, когда необходимо определить степень отрегулированности отношений в сферах: обозначенных как правовые пробелы, коллизии; когда регулирование вполне конкретных обще­ственных отношений требуют применения конкретных норм права, которые либо отсутствуют, либо их использование затруднено по причинам проблем правотворчества и пра­воприменения. На сегодняшний день «.в отечественном правоведении отсутствует устоявшееся понятие "неопре­деленность в праве" .между тем, именно в этой сфере на­копилось немало вопросов, требующих безотлагательного решения» — отмечает в своей диссертационной работе Наза­ренко Т. Н. Она исследует данное понятие как технико-юри­дический дефект права (своеобразное несовершенство права, дефект воли нормоустановителя). При этом «неопределен­ность в праве» разграничивается с такими явлениями как «неточность», «неясность», «юридическая ошибка», «пробел в праве». Преодоление неопределенности рассматривается как временное снятие проблемы применительно к конкрет­ным случаям путем отмены нормы права, содержащей нео­пределенность, издание другой и т. д.

Представляет теоретический и практический интерес рассмотрение случаев, когда неопределенными являются сами подлежащие правовому регулированию общественные отношения. Неопределенность при этом может носить как временный (относительный), так и постоянный (сущност­ный) характер.

В первом случае, к примеру, при быстрой смене характе­ра правоотношений, закон может какое-то время «отставать» от тех бурно развивающихся событий и явлений, которые необходимо регулировать. Оперативная замена одних пра­вовых норм другими позволит путем своевременной коррек­тировки решать возникающие противоречия.

Другое дело, когда неопределенность является сущност­ным проявлением, к примеру, самих общественных отноше­ний. Как бы это не показалось парадоксальным, но здесь для ряда случаев требуется определение характера правоприме­нения к событиям и явлениям, которые сами по своей при­роде не определены.


При этом следует отличать указанное от случаев, относи­мых в уголовном праве к «казусам» (ч. 1 ст. 28 УК), где при­менительно к преступлениям с формальным составом это оз­начает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осозна­вать общественной опасности своих действий (бездействия). К примеру, сбыт поддельной денежной купюры лицом, которое не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать, что купюра является фальшивой. Применитель­но к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее обще­ственно опасное деяние, не предвидело возможности насту­пления общественно опасных последствий и по обстоятель­ствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Нами рассматривается крайний случай — абсолютной неопределенности. Здесь, как указано выше, исключается любая вероятность (возможность) наступления события. Лицо в принципе, даже теоретически, не в состоянии что- либо предвидеть или предотвратить, т. к. обстоятельства дела носят абсолютно неопределенный характер.


Такая ситуация, к примеру, складывается во время ради­ационных катастроф. Как показывает практика, при ката­строфах события развиваются по непредсказуемому сцена­рию. Это ярко продемонстрировали недавние трагические события аварии в Японии на АЭС Фокусима-1 в 2011 году. В первые сутки этой крупнейшей радиационной катастрофы современности (особенно часы) все заявления официальных политиков, средств массовой информации, данные Токий­ской энергетической компании ТЕРСО (Tokyo Electric Power Co.), которой принадлежит данная АЭС, были настолько неконкретными и запутанными, что практически не отража­ли ход развития событий.

В то же время именно кульминационный период раз­вития катастрофы сопровождается массовой гибелью, при­чинением увечий, огромными деструктивными измене­ниями и безвозвратной потерей материальных ценностей и окружающей среды. Резко возрастает информационная потребность о состоянии и прогнозе развития событий. Си­туация же характеризуется полной неопределенностью, аб­солютной невозможностью проведения какого-либо анализа или прогнозирования.


Нами на примере радиационных катастроф исследовано проявление неопределенности в условиях критической фазы развития катастрофы. При построении модели техногенной катастрофы на опасном промышленном объекте были при­менены положения и выводы теорий особенностей и бифур- каций. Это позволило выделить три типа неопределенно­стей, проявляющихся в условиях катастрофы:

—непредсказуемость начала катастрофы (как следствие — невозможность планомерной подготовки к ней);

—непредсказуемость поведения системы (в качестве си­стемы может быть рассмотрен промышленный объект в ус­ловиях катастрофы со всеми его внутренними и внешними связями), а также действий всех участников катастрофы, в том числе — привлекаемых к ее локализации сил и средств. В математической теории катастроф данное состояние систе­мы характеризуется областью недоступности: «... внутри об­ласти система не может находиться ни при каких значениях параметров...». Для него характерно проявление «гистерези­са» (запаздывания). Данный период развития катастрофы, носящий необратимый характер, является самым малоизученным. По-видимому, поэтому все произошедшие ката­строфы до сих пор хранят много загадок;

—непредсказуемость кульминационного момента ката­строфы, когда происходит скачкообразная развязка событий и система переходит в качественно новое деструктивное со­стояние. Для случая радиационной катастрофы на АЭС — это взрыв ядерного реактора.


Данная трактовка понятия неопределенности позволяет сформулировать определение радиационной катастрофы.

Радиационная катастрофа — это необратимое разруше­ние техногенного устройства, содержащего большое коли­чество радионуклидов, сопровождающееся радиационным выбросом свыше допустимой нормы и крупномасштабным заражением окружающей среды.

Под устройством здесь следует понимать: ядерный реак­тор любой атомной энергетической установки (АЭС, транс­портная установка, например атомная подводная лодка с атомным реактором, исследовательский ядерный реактор и др.); емкость для хранения ядерных материалов (при­мер — взрыв банки с радиоактивными отходами на комби­нате «Маяк» в 1957 году по причине нарушения технологии хранения) и пр.


Как следует из определения, признаком начала радиа­ционной катастрофы следует считать начало необратимого процесса разрушения устройства, содержащего радиону­клиды. Для АЭС это начало расплавления активной части ядерного реактора, что является фиксированной граничной точкой начала состояния неопределенности. То есть после этого момента времени человеческий фактор уже не играет никакого значения: события развиваются по непредсказуе­мому сценарию независимо от предпринимаемых усилий и воли человека с целью повлиять на их дальнейший ход.

Для примера радиационных катастроф данная точка на­чала неопределенности служит граничным условием и на­чалом периода, для которого должны быть осуществлены полное переосмысление и переоценка подходов к происхо­дящим событиям, явлениям, совершаемым поступкам и их последствиям.

Так, в условиях неопределенности отсутствует какая-либо возможность правильно, или даже с каким-то приближени­ем, оценить обстановку. Неопределенность катастрофы дает полное основание полагать, что информация о состоянии внутри системы, подверженной катастрофическому воздей­ствию, с высокой степенью вероятности окажется заведомо неверной.


В этой связи любое лицо (оператор, руководитель, про­сто случайно оказавшееся в указанных обстоятельствах человек и т. п.) в условиях неопределенности катастрофы не имеет возможности осознавать общественно опасное де­яние своих поступков и по обстоятельствам дела не может осознавать общественную опасность своих действий (бездей­ствия). Не имеет значение даже присутствующие при этом его эмоциональное состояние и условия экстремального воздействия. Последнее позволяет различать данную фор­му невинного причинения вреда от таковой, определенной ч. 2 ст. 28 УК РФ.

Указанное позволяет выделить ее как самостоятельный предмет исследования с целью дальнейшего расширения института невинного причинения вреда. Для данной формы характерно, что деяния, приведшие к общественно опасным последствиям в условиях неопределенности (катастрофы — в частности), признаются как невиновные.

 

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!