Общая характеристика обстоятельств, исключающих преступность деяния в Англии и США: понятие и возникновение

Уголовное законодательство любого государства было бы неполным, если бы отсутствовал институт специальных обстоятельств, которые исключают преступность деяния.

Обстоятельства, которые исключают преступность де­яния, занимают ключевое положение в уголовном праве по той причине, что именно им отводится роль так называемо­го «рычага» отбора деяний, содержащих в себе действительно ощутимую общественную опасность от всех прочих деяний, которые внешне могут быть практически неотличимы от пре­ступления, однако по своему внутреннему содержанию тако­вым являться не будут.

Англосаксонская правовая система и ее специфика, несо­мненно, накладывают определенный отпечаток на уголовное право и институт обстоятельств, исключающих преступность деяния в частности.

Тем самым, рассмотрение указанных обстоятельств на примере законодательства Англии и США представляется в достаточной степени актуальным. Кроме того, можно отме­тить, что именно данный институт в настоящее время малоиз­учен российскими учеными и правоведами, это еще раз под­черкивает актуальность выбранной темы.

Вообще, развитие института обстоятельств, исключаю­щих преступность деяния именно в англосаксонской правовой системе имеет две ключевых особенности:

  1. Официально не существует дефиниции «обстоятель­ства, исключающие преступность деяния», и данный институт существует больше как именно практическая, а не теоритиче- ская категория. Это означает, что он наделен одной из главных черт англосаксонской правовой семьи - практика, правовые прецеденты опосредуют и обуславливают теорию, которая за­частую вообще может отсутствовать;
  2. Отсутствует четкое разграничение обстоятельств, исклю­чающих преступность и обстоятельств, которые, к примеру, смягчают уголовную ответственность и наказание ввиду той же причины - отсутствия должных теоритических дефиниций.

Поэтому и формирование института обстоятельств, ис­ключающих преступность деяния является крайне специфич­ным - происходило это не взаимосвязано, отсутствовала ка­кая-либо система.

Так, к примеру, в Англии в 1957 году был принят За­кон об убийстве, который в том числе содержал Концепцию уменьшенной ответственности. Концепция уменьшенной ответственности освобождала лицо от ответственности за совершение тяжкого убийства, в случае, если последнее приобретала вследствие совершения убийства тяжкую психическую болезнь. Причем смысл положений Концеп­ции сводился к тому, что лицо уже и так наказано, так как «аномалия сознания ухудшает его психическую ответствен­ность». Но, однако, лицо, освобождаясь от наказания, пред­усмотренного за тяжкое убийство, по усмотрению суда не­сло наказание за простое убийство. Из чего можно сделать вывод, что данное обстоятельство можно все-таки расцени­вать в качестве смягчающего ответственность, а не полно­стью исключающего преступность. Однако, лицо может ввиду наличия душевной болезни освобождаться и в пол­ной мере - это предусмотрено так называемыми правилами Макнотена.

Достаточно интересное развитие было у обстоятельства, исключающего преступность деяния лица, если лицо совер­шает преступление вследствие принуждения. Так, в старом английском праве был предусмотрен такой вид принужде­ния, основой которому служили брачные узы. Суть сводилась к тому, что супруга, которая совершает то или иное деяние в присутствии мужа и под его руководством, могла вполне быть освобождена от ответственности, так как обладала соответству­ющей презумпцией.

Однако впоследствии Законом об уголовной юстиции 1925 г. такая правовая презумпция была упразднена, но в то же время в некоторых случаях частично действие ее сохранилось - так, если женщина обвинялась в совершении преступления, за исключением государственной измены или тяжкого убийства, она все же могла ссылаться на то, что деяние совершено было при непосредственном присутствии супруга и по его принуж­дению.

Прототип такого обстоятельства, как необходимость в ан­глийском законодательстве известен уже с 1929 года - причем закреплены первично они были в отдельных нормах и законах, принимаемых в сфере здравоохранения. К примеру, статья 1 Закона о сохранении жизни младенцев 1929 г., которая запре­щает уничтожать плод, освобождает от ответственности врача, если тот действовал добросовестно с целью сохранить матери жизнь.

Затем уже в Законе об уголовном праве 1967 года была предусмотрена возможность использовать лицом «разумную силу», для того, чтобы защитить общественные интересы - предупредить совершение преступления, воспрепятствовать иным незаконным действиям, причем часто интересы кон­кретного лица и общественные интересы могут совпадать.

Таким образом, кратко рассмотрев историческое разви­тие института обстоятельств, исключающих преступность дея­ния, можно прийти к выводу, что формирование их происхо­дило неравномерно, и, более того, на настоящий момент оно не закончено до конца - даже если взглянуть в разрезе наличия простой систематизации - они определены весьма разрознен­но и неполно. Англо-американское законодательство не опре­деляет в полной мере правовую сущность подобных обсто­ятельств, также можно отметить, что в нем отсутствует и их понятие, и не отражено понятие обстоятельств, которые своим наступлением исключают преступность деяний. Однако, в от­ношении таких обстоятельств говорится в английской теории уголовного права, которая затем реализуется непосредственно при каждом рассмотрении того или иного уголовного дела. Основным регламентом, как известно, из общей характеристи­ки англо-саксонской правовой системы - является прецедент­ное законодательство, судебная практика, которая основана на прецедентах и аналогии1.

Данные обстоятельства делятся на несколько подвидов:

1)    Когда воля лица, которое совершает то или иное пре­ступления отсутствует - то есть, в данном случае законодатель имеет виду, когда лицо, совершающее преступление, не осоз­нает общественную опасность своих действий и их послед­ствий в виду различных причин.;

2)    В случае, если лицо совершает преступление, однако его воля не направлена на то, чтобы совершить такое деяние с целью наступления определенных общественно опасных по­следствий;

3)    В случае, если воля лица подавляется со стороны дру­гого лица.

И так, теперь перейдем к рассмотрению конкретных оснований, которые относятся к вышерассмотренным трем группам соответственно:

1)    Если лицо не достигло установленного возраста уголов­ной ответственности, оно не может быть подвергнуто привле­чению к ней, однако, следует помнить, что это вовсе не исклю­чает преступность совершенного этим лицом деяния;

2)    Если лицо является невменяемым, то есть, имеет душев­ную болезнь, умственное расстройство или другие отклонения психики, ввиду которых он не осознавал, а, следовательно, не мог желать совершения деяния и наступления вредоносных последствий, то есть, «отсутствовала воля» на совершение пре­ступления;

3)    Совершение преступления в состоянии опьянения - также входит в данную группу обстоятельств, которые исклю­чают ответственность. Однако следует сразу отметить, что на­личие опьянения не всегда освобождает лицо от несения им уголовной ответственности - оно учитывается при наличии определенной степени и других, важных для конкретного дела обстоятельств. Так как данная группа обстоятельств предпола­гает, чтобы обязательно отсутствовала воля совершить престу­пление, а иначе лицо, которое находилось в состоянии опья­нения, если к тому же, это была легкая степень алкогольного опьянения, умышленно и целенаправленно совершало пре­ступное деяние, и осознавало каждое свое действие, как и то, что какие последствия могут наступить, в данном случае опья­нение не будет основанием, которое исключает уголовную ответственность, лицо должно будет понести за свои действия и за наступивши вред, вследствие совершенного им деяния, от­ветственность по уголовному законодательству Англии;

4)    Если преступление совершает корпорация, то есть, по- другому говоря, если его совершает юридическое лицо, одна­ко также здесь должны учитывать все обстоятельства, которые присущи конкретному уголовному делу.

И так, что касается второй группы рассматриваемых об­стоятельств, то здесь законодатель Англии подразумевает на совершение фактической ошибки относительно правовых норм. Причем следует пояснение касательно того, что со­вершение юридической ошибки не оправдывает лицо и не исключает преступность его деяния. Однако, данные нормы являются более чем исчерпывающими, и отсутствуют более какие-либо пояснение, также не перечисляются и основания, которые могут относиться к данной группе. Это объясняется тем, что доминирующее значение для уголовного права все- таки является судебная практика, основанная на прецеденте, и уже при непосредственном судебной разбирательстве каж­дого конкретного дела и будет выясняться, совершило ли лицо фактическую ошибку, и была ли направлена его воля на со­вершение конкретного деяния либо всякая направленность отсутствовала.

Третья группа представляет собой «обстоятельства защи­ты» и в нее входят следующие основания:

1)    Исполнение приказа лицом, которое находится при ис­полнении своих непосредственных трудовых обязанностей и состоит в подчинении у лица, отдавшего приказ, исполнение которого в дальнейшем привело к совершению преступного деяния и наступлению общественно опасных последствий;

2)    Вторым основанием идет как раз-таки наличие фи­зического или психического принуждения лица совершить преступление другим лицом, по отношению к которому у со­вершившего опасное деяние складывается состояние зависи­мости - это могут быть разного рода угрозы либо иное физи­ческое давление, в том числе, это может быть и наркотическая зависимость правонарушителя, и обещание ему оплаты тем лицом, которое фактически заставляет идти на преступление исполнителя, либо в силу каких-то денежных обязательств. По существу, вариантов может быть великое множество, однако суть остается прежней - прямое давление на правонарушите­ля со стороны другого лица;

3)    Третье основание является наличие необходимости. Что стоит отметить - необходимость никаким образом не объ­яснена и не определена в нормах законодательства Англии. Возможно, под необходимостью следует понимать такое со­стояние лица, которое толкнуло его на совершение преступле­ния по причине отсутствия другого выхода защитить себя или иные общественные блага. То есть, под понятием необходимо­сти подразумевается ничто иное, как общепринятая необходи­мая оборона либо крайняя необходимость, когда лицо, совер­шившее преступное деяние защищает себя и свои личностные интересы, и когда отсутствует другой путь защиты, либо защи­щает общественные блага и интересы, когда ни явно преобла­дают по своей значимости, нежели общественные отношения, которым в силу совершенного деяния причинен вред.

Стоит сразу заметить, что обстоятельства, которые ис­ключают преступность деяния не отражены в федеральном уголовном законодательстве США, а их закрепляет Пример­ный уголовный кодекс США, датированный 1962 годом, а так­же Уголовным кодексом 50 штатов.

И так, что можно сказать про американское уголовное законодательство именно в области обстоятельств, которые могут при наступлении исключать преступность деяния и, как следствие, освобождать от несения уголовной ответствен­ности? Во-первых, их совокупность представляет собой схо­жую правовую сущность с обстоятельствами, отраженными английским законодательством, во-вторых - они носят такое же название, выступают в качестве обстоятельств «защиты» от обвинения. То есть, сторона защиты на уголовном процес­се должна воспользоваться наличием таких обстоятельств и доказать факт того, что они в действительности имели место быть.

И так, перечислим основания обстоятельств «защиты», которые содержатся в американском Примерном кодексе:

1)     В статье 2.04 Примерного УК США закреплено такое положение, как не знание или ошибка, которое подразумева­ет, что если лицо, совершившее общественно опасное деяние не знало о том, что данное деяние запрещено и по законода­тельству признается преступлением либо ошиблось в толко­вании законодательной уголовно-правовой нормы, то есть, каким то образом она была истолкована ошибочно, и это при­вело, собственно, к совершению преступления, то такое лицо не подлежит уголовной ответственности за совершенное та­ким образом деяние.

2)    Статья 2.98 также в качестве основания освобождения от уголовной ответственности закрепляет наличие патологи­ческого опьянения - под патологическим опьянением здесь ве­роятно понимается наличие такого состояния, в виду которого лицо не осознавало и не могло осознавать своих действий и руководить ими, причем данное состояние носит постоянный характер и рассматривается в качестве хронического заболева­ния - алкоголизма, зависимости от алкоголя;

3)     Наличие физического насилия, которое закреплено статьей 2.09 также предполагает прямое и непосредственное воздействие со стороны другого лица, с целью заставить со­вершить определенное преступление, причем нередко такое насилие может быть связано и с нахождением зависимости одного лица от другого;

4)    Приказ военачальника - данное основание закреплено в статье 2.10 и означает тот факт, что лицо, которое совершило преступление в силу наличия обязательного для исполнения приказа вышестоящего лица, находясь при этом с ним в слу­жебных отношениях и неся военную службу, освобождается от уголовной ответственности за исполнения неправомерного приказа;

5)     Согласие потерпевшего - закреплено в статье 2.11. Дан­ное обстоятельство является крайне интересным уже потому, что до конца не утоняется и более того, является не совсем обычным - в случае, если одно лицо наносит другому теле­сные повреждения либо иной вред, по причине того, что по­терпевший согласен на причинение такого вреда ему и кроме того, является инициатором данного деяния, лицо не несет уголовной ответственности. Однако, здесь надо помнить, что все-таки это касается исключительно частных правоотноше­ний, не вытекающих напрямую из норм публичного права, и данное ограничение выражено тем, что такая дозволенность не должна превышать общепринятых моральных норм. То есть, под «общепринятыми моральными нормами, здесь, прежде всего и имеются ввиду публичные общественные правоотно­шения, нормы морали здесь выступают своеобразным локу­сом контроля относительно перехода частных отношений в публичные.

6)     Наличие малозначительности нарушения - статья 2.12 - если лицо, совершив преступление, искренне раскаялось в нем, и при том, загладило причиненный вред общественным правоотношениям таким образом, что совершенное им дея­ние перестало рассматриваться как общественно опасное с вы­сокой степени вредоносности, то такое деяния в силу чета всех обстоятельств будет считаться малозначительным, а значит лицо его совершившее, не подлежит уголовной ответственно­сти.

7)     провокация преступления - статья 2.13 - то есть, нали­чие такого поведения со стороны самого потерпевшего, когда он, предполагая наличие опасных последствий, провоцирует лицо к совершению преступления своими действиями или поведением, имея конкретную цель - создать все условия для того, чтобы лицо совершило преступление и несло за его со­вершение уголовную ответственность;

8)    Необходимая оборона и крайняя необходимость - ко­торые хотя и не являются сформулированы именно таким об­разом в американском законодательстве, однако в нормах ис­пользуется слова-синонимы и смысл правовых норм сводится именно к такому значению.

Вообще, законодательство США отличается тем, что в нем не решается проблема правомерности или неправомерности необходимой обороны и крайней необходимости. Вопрос ста­вится гораздо шире - о правомерности причинения вреда во­обще и физической силы.

Так, физическая сила правомерной будет являться в соот­ветствии с законодательством США в нескольких случаях:

-        В случае самозащиты или защиты третьих лиц;

-     В случае защиты недвижимости, защиты собственного жилища;

-     Для того, чтобы предотвратить или пресечь совершение кражи или иного ущерба, который является неправомерным и наказуемым;

-     Для того, чтобы задержать лицо, совершившее престу­пление либо предотвратить бегство уже задержанного лица из под стражи.

Рассмотрев и сопоставив американское и английское уго­ловное законодательство, можно сделать следующий вывод: государства, правовые системы, которые относятся к англо-сак­сонской правовой семье, руководствуются общими, основопо­лагающими нормами и принципами в построении своих уго­ловно-правовых норм, несмотря на различные модели своего развития и функционирование. Однако, несмотря на то, что встречаются и противоречия между уголовно-правовыми Ан­глии и США, по большей части следует признать, что общий правовой смысл указанных норм является единым и в большин­стве случаев нормы являются просто различными по своей кон­струкции и построению, а по сути, они синонимичны.

РИЗАЕВА Д. Э.
аспирант кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Юридического института Российского университета дружбы народов

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!