Бесплатная консультация юриста по уголовным вопросам

Задайте вопрос и получите юридическую консультацию по уголовному праву от юристов!

Особенности применения к несовершеннолетним меры пресечения в виде заключения под стражу (по материалам Республики Башкортостан)

КАРИМОВА Гульназ Юрисовна
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного процесса Уфим­ского юридического института МВД России, член Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов Рос­сии».
В статье рассматриваются основания и особенности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних. Проанализированы материалы судебной практики применения меры пресечения в виде заключения под стражу в Республике Башкортостан.

 

Защита прав и интересов несовершеннолетних является од­ним из приоритетных направлений государственной моло­дежной политики. Это направление также рассматривается в разработанной Минобрнауки России Стратегии государ­ственной молодежной политики в Российской Федерации на 2006-2016 годы, которая направлена, в первую очередь, на поддержку позитивных тенденций в развитии молодого по­коления и усиление степени противодействия негативным.

Конституцией РФ установлено, что детство находится под защитой государства (ст. 38), и это обязывает государство и общество принимать все необходимые меры к защите прав и свобод детей как наиболее уязвимой категории населения, нуждающейся в постоянной опеке.


Несовершеннолетние в силу своей незрелости, несформи- ровавшихся черт характера попадают под влияние взрослых, в том числе и отрицательное, перенимают их манеры. Лич­ность несовершеннолетних преступников отличается от других преступников, прежде всего, возрастом и мотивацией. Возраст­ная характеристика преступников позволяет сделать выводы о криминогенной активности и особенностях преступного по­ведения представителей различных возрастных групп.

Известный русский криминалист С. В. Познышев отмечал, для того, чтобы мстить и пугать, не надо много изучать чело­века, но для того, чтобы воспитательным образом серьезно повлиять на преступника, нужно знать многое такое из его личности, что дается лишь систематическим научным наблюдением.


Правильность такого подхода не теряет актуальности и в настоящее время. Изучение личности несовершеннолетне­го преступника должно носить комплексный характер, затра­гивать различные сферы его жизни.

В настоящее время отмечается увеличение удельного веса преступных посягательств на личность, сопровождающихся элементами цинизма, глумления над людьми, садизма. Сре­ди несовершеннолетних возрастает жестокость, которая свойственна современной насильственной преступности. Интерес­ным в этой связи является исследование Н. А. Барановского, который отмечал, что в межличностных конфликтах находили проявление следующие чувства (влечения) и мотивы поведе­ния: озлобление — 52%, месть — 20%, гнев — 10%, ревность — 3%, жестокость и обида — 2%. Конфликт, по мнению иссле­дователей, лежал в основе 78% тяжких телесных повреждений, совершаемых в семье и быту. Число этих преступлений не только возросло, они стали более жестокими и опасными.


В юридической литературе отмечается, что последние годы характеризуются существенным изменением социально­го состава преступников. Эти изменения, прежде всего, были связаны с кризисом производства, развитием частного сектора экономики, оттоком значительного числа работников из госу­дарственных в частные структуры, ростом безработицы, уве­личивающей ряды лиц, не имеющих постоянного источника дохода. Именно эта категория граждан играет сейчас основ­ную роль в криминализации общества.

Уголовное судопроизводство имеет своим назначением за­щиту прав и законных интересов лиц и организаций, постра­давших от преступления, а также защиту личности от незакон­ного, необоснованного осуждения, обвинения, ограничения ее прав и свобод. Определяя назначение уголовного процесса, законодатель заявил о приоритете соблюдения прав и свобод личности. Реализация этого принципа связана с решением множества задач, среди которых большое значение имеет при­менение уголовно-процессуального принуждения.

 

Меры пресечения являются наиболее строгой составной частью института мер процессуального принуждения. Меры пресечения — это предусмотренные законом средства про­цессуального принуждения, применяемые уполномоченны­ми государственными органами и должностными лицами в отношении обвиняемого (а в исключительных случаях — по­дозреваемого) при наличии достаточных оснований полагать, что он скроется от дознания, предварительного следствия и суда; может продолжать заниматься преступной деятель­ностью; угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства; уничтожить доказательства либо иным пу­тем воспрепятствовать производству по делу, а также для обе­спечения исполнения приговора (ст. 97 УПК РФ).

Одной из наиболее строгих мер пресечения является за­ключение под стражу. Лицо, взятое под стражу, физически изолируется от общества и содержится под охраной. При за­ключении под стражу на первый план выступает физическое ограничение свободы, в результате которого резко сужается возможность скрыться от органов предварительного рас­следования и суда, воспрепятствовать осуществлению задач уголовного судопроизводства и продолжать преступную де­ятельность.


Согласно международно-правовым положениям, в частно­сти Минимальным стандартным правилам ООН, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, содержание их под стражей до суда применяется в течение кратчайшего периода времени. Несовершеннолетних право­нарушителей нельзя содержать в учреждении, где они могут подвергаться отрицательному влиянию со стороны взрослых лиц, находящихся под арестом.

Заключение под стражу до судебного разбирательства может применяться к несовершеннолетнему лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего периода времени. При рассмотрении ходатайства органов предварительного следствия о применении в отношении несовершеннолетне­го подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу суду следует проверять обоснован­ность изложенных в нем положений о необходимости за­ключения несовершеннолетнего под стражу и невозможно­сти применения в отношении него иной, более мягкой, меры пресечения.


Так, постановлением Иглинского районного суда С., подо­зреваемому в совершении преступлений, предусмотренных ч.   1 ст. 111, ч. 1 ст. 161 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Кассационная инстанция отменила постановление суда, материалы дела направила в тот же суд на новое рассмотрение, указав следующее. В соответствии со ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пре­сечения применяется в отношении подозреваемого или обви­няемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основа­нии которых судья принял такое решение.

Суду надлежит в каждом конкретном случае устанавли­вать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в ст. 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К числу таких обстоятельств, которые мо­гут иметь существенное значение для решения вопроса об аресте несовершеннолетних, следует отнести, например, на­личие судимости, направленность умысла, дерзость и агрес­сивность преступных действий, последствия преступлений, наличие связей с криминальной средой, особенности лично­сти несовершеннолетнего, его отношение к содеянному и по­следующее поведение, наличие правонарушений в возрасте до 14 лет.


Применение к несовершеннолетнему меры пресечения в виде заключения под стражу возможно лишь в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, с обязательным указанием пра­вовых и фактических оснований такого решения.

Постановлением Калининского районного суда г. Уфы от­казано в удовлетворении ходатайства о продлении срока со­держания под стражей в отношении К., обвиняемого в совер­шении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Кассационная инстанция отменила постановление в связи со следующим. Судом в соответствии с требованиями статей 97, 99, 109 УПК РФ не учтено, что К. обвиняется в совершении осо­бо тяжкого преступления, основания, по которым в его отно­шении была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, не изменились.

Кроме того, в случае совершения несовершеннолетними тяжкого или особо тяжкого преступления, с момента выне­сения приговора и до вступления его в законную силу суд может принять решение об оставлении меры пресечения без изменения.


Так, Учалинский районный суд РБ, признавая виновны­ми несовершеннолетних С. и А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, принял решение до вступления приговора в законную силу меру пресечения под­судимым не изменять, оставив прежнюю — содержание под стражей.

При избрании меры пресечения следует учитывать, что в соответствии с частями 1 и 2 ст. 108 УПК РФ и ч. 6 ст. 88 УК РФ избрание меры пресечения в виде заключения под стражу не допускается в отношении несовершеннолетнего, не достиг­шего 16 лет, который подозревается или обвиняется в совер­шении преступлений небольшой или средней тяжести впер­вые, а также в отношении остальных несовершеннолетних, совершивших преступления небольшой тяжести впервые. Суду также необходимо руководствоваться требованием ст. 423 УПК РФ об обязательном обсуждении возможности при­менения альтернативной меры пресечения в виде передачи несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а на­ходящегося в специализированном детском учреждении — под присмотр должностных лиц этого учреждения (статья 105 УПК РФ).

Следует согласиться с Л. И. Беляевой, которая предла­гает искать возможность для применения таких альтерна­тивных мер, как, например, постоянный надзор, активная воспитательная работа, помещение в семью или воспита­тельное заведение. Следует активнее применять различные педагогические меры, для чего необходимо закрепить их за­конодательно.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале №  5 (72) 2014

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).