Бесплатная консультация юриста по уголовным вопросам

Задайте вопрос и получите юридическую консультацию по уголовному праву от юристов!

Ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка

БАБИЧЕВ Арсений Георгиевич
кандидат юридических наук, докторант кафедры уголовного права Казанского (При­волжского) федерального университета
В статье проводится анализ судебной практики об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка. Даются рекомендации по применению ст. 106 УК РФ, касающиеся правильной квалификации этого преступления и назначения справедливого наказания.


Смягчая ответственность за убийство матерью новорож­денного ребенка, законодатель определил его как преступле­ние средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ). Санкция ст. 106 УК РФ предусматривает в качестве альтернативных наказаний: ограничение свободы на срок от двух до четырех лет, прину­дительные работы на срок до пяти лет либо лишение свободы на тот же срок. При отсутствии четких нравственно-психоло­гических оснований столь резкого, по сравнению со ст. 105 УК РФ, смягчения ответственности за самый опасный в УК РФ вид преступлений создается возможность для:

1) назначения виновной наказания, в первую очередь, не связанного с лишением свободы, поскольку «более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное пре­ступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания» (ч. 1 ст. 60 УК РФ);

2) освобождения ее от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ч. 1 ст. 75 УК РФ);

3) неоправданно широкого судейского усмотрения при на­значении наказания за данное преступление. Из-за отсутствия квалифицированного вида убийства матерью новорожден­ного ребенка, сопровождающегося умышленным лишением жизни двух или более («двойни», «тройни» и т.п.) новорож­денных детей, совершенном при тех же смягчающих ответ­ственность обстоятельствах, сужаются также возможности для назначения справедливого наказания за такое повышенно опасное, по существу «двойное» или иное «множественное» убийство, в рамках санкции одной части ст. 106 УК РФ. Реше­ние этого вопроса имеет два варианта: определить предел лишения свободы за основной состав убийства, предусмо­тренного ч. 1 ст. 106 УК РФ, в три года, и установить за его квалифицированный вид («убийство матерью двух или более новорожденных детей») в части второй данной статьи нака­зание в виде лишения свободы до пяти лет, либо увеличить срок лишения свободы за указанный квалифицированный вид «детоубийства» до семи лет.


То, что достижение целей наказания, назначаемого за убий­ство матерью новорожденного ребенка, то есть за убийство как таковое, совершаемое в отношении беспомощного младенца, матерью, которая должна в первую очередь оберегать ребенка, бороться за его жизнь, как она боролась тогда, когда носила его под сердцем, нередко по заранее задуманному умыслу, фактически, как показывает судебная практика, в условиях, которые не свидетельствуют об особом психическом состоянии виновной, сужающем сферу ее сознания в момент убийства, законодатель связывает с такими наказаниями, как ограниче­ние свободы и принудительные работы, вызывает недоумение и несогласие. Скорее следует поддержать В. Ю. Касторнову, которая предлагает установить в санкции ст. 106 УК РФ в каче­стве единственного вида наказания — лишение свободы сроком на пять лет.

Анализ материалов судебной практики по делам исследу­емой категории показывает, что:

1) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 106 УК РФ, рассматриваются, как правило, в порядке особого судопроизводства, поэтому наказание лицам, осужденным за совершение этого «привилегированного» убийства, назна­чается преимущественно в порядке, предусмотренном главами 40 и 40.1 УПК РФ, и по правилам, указанным в частях 2 и 5 ст. 62 УК РФ. По данным проведенного нами анализа 150 пригово­ров, вынесенных судьями по делам данной категории, особый порядок судопроизводства применялся в 80,6% случаев. При этом не всегда, к сожалению, суд назначал виновной наказание с учетом требований ч. 5 ст. 62 УК РФ, то есть определял такой срок или размер наказания, который превышал половину мак­симального срока или размера наиболее строгого вида наказа­ния, предусмотренного санкцией ст. 106 УК РФ.


Так, С. признана виновной в убийстве своего новорожден­ного ребенка сразу же после родов и приговорена к трем годам лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, рассмотрев апелляционное представление государственного обвинителя, просившего изменить приговор в связи с непра­вильным применением уголовного закона при назначении наказания С. и снизить ей наказание, в своем определении указала: приговор в отношении С. изменить, назначенное ей наказание снизить до двух лет и двух месяцев лишения свободы с учетом положений ч. 5 и ч. 2 ст. 62 УК РФ;

2) при назначении наказания убийце своего новорожден­ного ребенка во всех случаях суд учитывал характер и степень общественной опасности преступления, которое законодатель относит к преступлениям средней тяжести (ч. 3 ст. 15 и ст. 106 УК РФ), смягчающие наказание обстоятельства, позитивные особенности личности подсудимой, влияние назначенного наказания на исправление осужденной и влияние наказания на условия жизни ее семьи;

3) даже при отсутствии, как правило, отягчающих обстоя­тельств преступления, виновная осуждалась к лишению свобо­ды (в 93% случаев) на срок от одного года до двух с половиной лет, в большинстве (60% случаев) — к реальному отбыванию наказания в колонии-поселении, а в 3,3% случаев — с при­менением ст. 73 УК РФ, то есть к условному осуждению. Лишь в 6,7% случаев за убийство матерью новорожденного ребенка ей назначалось ограничение свободы. При этом относитель­ная справедливость и обоснованность назначения более стро­гого наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление (ч. 1 ст. 60 УК РФ), но в небольших пределах, не вызывает сомнений, поскольку оно назначалось чаще всего с учетом совокупности смягчающих обстоятельств, данных, положительно характеризующих личность виновной, отсут­ствия отягчающих обстоятельств, а также «особой опасности» умышленного посягательства на жизнь новорожденного че­ловека. Преобладание в судебной практике наказания в виде лишения свободы, когда, по смыслу закона, этот вид наказания назначается только в случае, если ограничение свободы и при­нудительные работы (ст. 106 УК РФ) «не смогут», по мнению суда, «обеспечить достижение целей наказания» (ч. 1 ст. 60 УК РФ), как раз и свидетельствует о том, что правоприменитель считает более целесообразным определение в санкции ст. 106 УК РФ наказания лишь в виде лишения свободы;

4) среди смягчающих обстоятельств чаще при отсутствии отягчающих обстоятельств судами при назначении наказания матери за убийство новорожденного ребенка учитывались: полное признание вины и чистосердечное раскаяние — в 53,3% случаев, активное способствование раскрытию и расследова­нию преступления — в 40% случаев и явка с повинной — в 20% случаев; наличие на иждивении одного — в 26,6% случаев, двух — в 40% случаев или более малолетних или несовершен­нолетних детей — в 6,7% случаев, всего наличие малолетних несовершеннолетних детей, помимо новорожденного ребен­ка, — в 73,3% случаев; совершение преступления вследствие материальных иных семейных затруднений в 26,6% случаев; отсутствие судимости — в 40% случаев или совершение пре­ступления впервые — в 33,3% случаев; положительная или удовлетворительная характеристика подсудимой — в 73,3% случаев.


Отмечая в приговоре наличие у подсудимой на иждивении малолетних или несовершеннолетних детей, а в иных случаях и отсутствие отца новорожденного ребенка или то обстоятель­ство, что после родов роженица испытывала стыд за рождение ребенка вне брака, материальные или иные затруднения при содержании и воспитании имеющихся у нее детей, развитие в связи с родами конфликтной ситуации в доме виновной, ссор с близкими и т.п., суд вместе с тем не учитывал при назначении ей наказание такое обстоятельство, как совершение преступле­ния в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств (п. «д» ч.   1 ст. 61 УК РФ).

Указывая на такое смягчающее обстоятельство, как «совер­шение преступления впервые» или «отсутствие судимости» у виновной, суд лишь изредка называл такое предусмотренное законом смягчающее обстоятельство, как «совершение пре­ступления впервые средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств»4 (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ).




Некоторые смягчающие обстоятельства (например: «мо­лодой возраст» подсудимой, то, что она «не замужем» или на учете в наркологическом или психическом диспансере не со­стоит, что «к административной ответственности ранее не при­влекалась, не работает», «по месту жительства длительное время не жила», у нее отсутствует инвалидность и хроническое заболевание и т.п.) не иначе, как экзотическими не назовешь. Правомерность их учета в качестве смягчающих наказание обстоятельств вызывает сомнение.

При характеристике личности виновной в приговорах ис­пользуется разнообразная оценка имеющихся о ней данных. При этом ее характеристика обозначается то как «положитель­ная», то как «исключительно положительная», то как «удовлет­ворительная». В чем проявляется «положительный», «в целом положительный», «исключительно положительный», «удов­летворительный» или, наоборот, «отрицательный» характер личности виновной, как он связан с совершенным убийством и с возможностями достижения целей наказания — об этом в приговорах ничего не сказано.


В 6,6% случаев суд учел в качестве обстоятельства, отягча­ющего наказание, то, что ранее подсудимая была лишена ро­дительских прав. Это обстоятельство, несомненно, свидетель­ствует, по крайней мере, о прохладном отношении женщины к своим детям и о ее способности пренебречь их законными интересами, не особенно задумываясь о последствиях своих действий.

В некоторых случаях молодая женщина убивает своего но­ворожденного ребенка с особой жестокостью, и это обстоятель­ство не находит должной оценки суда ни при квалификации совершенного преступления, ни при назначении наказания.

Насилие в большей степени, чем что-нибудь иное, противо­речит самой сути женщины, особенно молодой. Однако иссле­дователи отмечают, что насильственные преступления моло­дых преступниц стали отличаться невероятной жестокостью, исключительной дерзостью и цинизмом, что свидетельствует о глубокой их нравственной деградации.


Нечто подобное иногда проявляется и при совершении убийства новорожденного ребенка. В таких случаях суд должен установить: является ли проявление особой жестокости в пре­ступлении проявлением эгоизма, бездумия, цинизма, глубокой безнравственности и исключительной жестокости как неких отрицательных свойств личности преступницы или мы имеем дело с аффективным состоянием, вызванным родами или иной психотравмирующей обстановкой, которое проявляется в его поведении. Лишь в последнем случае можно квалифицировать содеянное по ст. 106 УК РФ и назначать наказание в рамках санкции данной статьи УК.

Несправедливость и нецелесообразность наказания, назна­чаемого за убийство матерью новорожденного ребенка, связа­ны прежде всего с неправильной квалификацией этого вида убийства, когда правоприменитель воспринимает его лишь как формальную совокупность внешних признаков, характеризу­ющих специальный субъект, потерпевшего от преступления, время и некую обстановку преступления, оторванную от осо­бого психического состояния женщины-роженицы, вызванно­го родами либо иной психотравмирующей ситуацией. При этом нарушается единый взгляд на данное преступление как на некую систему признаков, которая является основанием для смягчения ответственности за убийство — наиболее опасный в УК РФ вид преступлений.


Рекомендации по применению ст. 106 УК РФ, касающиеся правильной квалификации этого преступления и назначения справедливого наказания за его совершение, следует изложить в постановлении Пленума Верховного Суда РФ путем допол­нения имеющегося постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве», где было бы также целесообразно изложить рекомендации по применению и других уголовно-правовых норм об убийствах, совершенных при превышении пределов необходимой обороны и превыше­нии мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Здесь могли бы найти отражение также все ос­новные вопросы индивидуализации наказания с учетом общих начал и специальных норм назначения наказания.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале №  12 (79) 2014

  • Default
  • Title
  • Date
  • Random
load more hold SHIFT key to load all load all

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).