Преступные посягательства в сфере труда: проблемы выявления

РЫЖКОВА Ирина Дмитриевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Липец­кого филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.
В статье рассматриваются проблемы выявления преступлений в сфере труда. Обращается внимание на отсутствие необходимых методических рекомендаций, несоответствие уголовного закона и практики его применения.

 

Современная Россия является правовым государством. Ос­нову правового статуса личности образуют права и свободы человека и гражданина. Наиболее известный в международном публичном праве документ, закрепляющий права и свободы, — это Всеобщая декларация прав человека ООН.

Одним из основополагающих прав, фактически определя­ющих существование человека в современном мире, является право на труд. В соответствии со ст. 23 Всеобщей декларации прав человека, каждый имеет право на труд, на свободный вы­бор работы, на справедливые и благоприятные условия труда, на защиту от безработицы; на равную оплату за равный труд; каждый работающий имеет право на справедливое и удов­летворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и допол­няемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.


Содержание права на труд раскрывается в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Данное право включает право на получение возможности за­рабатывать на жизнь трудом, при этом государство должно принимать меры в целях полного осуществления этого права (ст. 6).

Основной закон России — Конституция — в ст. 7 закрепляет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопас­ности и гигиены, гарантирует минимальный размер оплаты труда, в ст. 37 устанавливает принцип свободы труда.

Уголовным законодательством России обеспечивается охра­на прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 УК РФ).


Следует полагать, что уголовно-правовой охране подлежат и трудовые права граждан. При этом законодатель в главу 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» поместил три статьи: ст. 143 «Нару­шение требований охраны труда», ст. 145 «Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение бе­ременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет», ст. 145.1 «Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат».

К категории «трудовых преступлений» отнесем также (вы­деляя не по объекту, а по сфере и значению) ст. 127.2 «Ис­пользование рабского труда», помещенную законодателем в главу 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности».

Продолжая тематическую классификацию по заданному направлению, в основу которого не заложен признак объ­ектной принадлежности, следует упомянуть также престу­пления, совершение которых возможно при умышленном невыполнении обязательства по выплате (полностью или частично) вознаграждения за труд. Неисполнение обязанно­стей работодателя возможно с использованием криминаль­ных способов, таких как: обман, злоупотребление доверием, полномочиями и пр. Квалификация подобных преступных деяний не исключается (в том числе по совокупности) по ст. 159 УК РФ «Мошенничество» (в частности, по ч. 3 с использо­ванием служебного положения), ст. 165 «Причинение иму­щественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием», ст. 292 «Служебный подлог». Две смежные сфе­ры — трудо-правовая сфера и сфера социального обеспече­ния — не защищены от мошенничества в сфере страхования (ст. 159.5. УК РФ).


Хищение денежных средств или иного имущества при по­лучении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, нака­зывается по ст. 159.2 УК РФ «Мошенничество при получении выплат».

Законодатель структурно расположил данные престу­пления в разных главах УК РФ, что является следствием их различной объектной принадлежности. Отметим, одна­ко, что наряду с концепцией, определяющей объект пре­ступления в виде общественных отношений, охраняемых уголовным законом, представителями отечественной на­уки высказывались и другие точки зрения. Так, к приме­ру, А. Н. Трайнин под объектом понимал материальные и нематериальные ценности: политические, моральные, культурные и иные.

В данном ракурсе, возможно, нам было бы удобнее рас­сматривать преступные посягательства в сфере труда, если бы не устоявшиеся уголовно-правовые (в том числе процессуаль­ные) институты и современная криминалистическая методика расследований преступлений. Тем не менее мы вынуждены признать, что потребность противодействия преступности в указанной сфере не всегда в той же последовательности вписывается в созданные для такого противодействия меха­низмы.


Так, если говорить о подследственности, то, к примеру, ст. 136 УК РФ «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина» отнесена к подведомственности Следственного комитета Российской Федерации и в том случае, когда речь идет о дискриминации в трудовых правах. Следственный коми­тет также расследует преступления, связанные с нарушением требований охраны труда. В то же время преступления о мо­шенничествах и использовании рабского труда подследственны органам внутренних дел.

Сложившееся с учетом научных традиций положение отчасти удовлетворяет возможностям реагирования право­охранительными органами на преступные посягательства в трудо-правовой сфере. Однако полагаем, что в настоящее время преступления данной направленности выявляются и расследуются недостаточно эффективно. Так, отсутствуют необходимые методические разработки и рекомендации по выявлению и расследованию преступлений, не в полной мере исследованы возможности их квалификации, до на­стоящего момента не выработан единый целенаправленный подход на противодействие посягательствам подобного рода. Тематически в уголовном законодательстве отсутствует глава «Преступления в сфере труда» (как вариант «Преступления в сфере труда и социального обеспечения»). Посягательства в общей для них сфере — сфере труда — имеют различные не только видовые, но и родовые объекты. Серьезные труд­ности возникают на пути выявления подобных нарушений.


Приведем пример. По факту жалобы гражданки Р. о на­рушении работодателем ее трудовых прав была проведена проверка представителями соответствующего управления и представителями профессионального союза. Р. утверждала, что на нее неправомерно наложено дисциплинарное взыска­ние в виде выговора. При проверке у работодателя комиссия решила затребовать все документы, которые касались данной работницы.

Были проверены обстоятельства, на которые ссылалась Р. в своей жалобе, по ним было принято соответствующее ре­шение.

Однако в ходе проверки был выявлен факт, не отраженный в жалобе, о котором Р. не подозревала: в организации имелись документы о бригадной форме организации и оплаты труда, что говорило о том, что бригадная форма в организации при­менялась.




Комиссией был осмотрен трудовой паспорт бригады за ме­сяц, содержащий список членов бригады, начисленные сум­мы, росписи работников — членов бригады. Р. в присутствии членов комиссии показала, что роспись в трудовом паспорте бригады не ее. При этом данный факт представителями рабо­тодателя не оспаривался.

Работница не знала о том, что была включена в бригаду. Со слов Р., никто ей об этом не говорил, дополнительных по­ручений не давал (выполняла только свои должностные обя­занности на одну ставку), никаких дополнительных выплат она не получала. Ей вообще не было известно, чтобы кто-то из работников был членом бригады. Выплаты, распределяемые в соответствии с коэффициентом трудового участия (КТУ), она не получала. Роспись за произведенные якобы ей выплаты — также не ее.

При визуальном осмотре роспись Р. в трудовом паспорте бригады значительно (по ряду признаков) отличалась от ро­списи Р. в других документах.


В ходе проверки были затребованы документы, подтверж­дающие обоснованность расчета произведенной Р. выплаты. Протоколы собрания бригады в день проверки представле­ны не были (ввиду того, что, со слов главного бухгалтера, «их долго искать»). Документы были запрошены дополнительно, что, однако, не исключило возможности их последующего из­готовления.

Через несколько дней были представлены запрашиваемые документы. В ходе осмотра документов был установлен следую­щий факт: трудовой паспорт бригады был датирован не насту­пившим месяцем текущего года. Это дало основание полагать, что запрашиваемые документы были изготовлены после дня проверки. При их изготовлении допущена невнимательность в простановке даты — указана дата именно текущего, а не про­шлого года.

Росписи напротив фамилии Р. в трудовых паспортах бри­гады за несколько месяцев различались по ряду общих и част­ных признаков (отклонения в начальных и заключительных штрихах; основных и соединительных штрихах; различия в ова­лах, полуовалах; различия в отводящих движениях (буква «я» и т.д.)). То есть Р. выполняла работу «на бумаге», а деньги за нее «получал» работник бухгалтерии.


В таких случаях выполняемый объем работы увеличивает­ся незначительно, но до работников не доводят информации о том, что доплата им не производится. Вместо работников деньги, фактически имеющиеся в утвержденном на год фонде оплаты труда и предназначенные для выплат, присваивают обманным путем работники-представители администрации организации-работодателя. Тем более что подготовка и оформ­ление таких документов возможна одним лицом, например, главным бухгалтером.

Выявить данный факт стало возможным вследствие нали­чия среди членов комиссии бывшего сотрудника следственных органов, имеющего профессиональную подготовку в уголовно­правовой сфере и специальные познания, в том числе в кри­миналистике.

Однако ни работники государственных инспекций труда, ни члены профсоюзов такими познаниями, как правило, не об­ладают, либо имеют теоретическую подготовку, полученную в вузе при изучении ими юриспруденции. И наоборот — ра­ботники специальных подразделений, осуществляющие опе­ративно-розыскную деятельность, в таких проверках по факту нарушения трудового законодательства не участвуют. Даже если подобная проверка будет проведена по факту выявления какого-либо преступления, относимого традиционно к кате­гории экономических, ситуацию, аналогичную описанной, выявить практически невозможно.


Еще одной из весомых причин такого подхода является рас­смотрение в условиях современной правовой действительности в качестве основной ответственности за посягательства в сфере труда административной ответственности.

Этим можно объяснить отсутствие методических рекомен­даций по расследованию дискриминации в сфере труда (ст. 136 УК РФ). При этом сама статья применяется крайне редко. Статистика по ее применению на сайте Следственного коми­тета РФ отсутствует.

С одной стороны можно, конечно, говорить о серьезном превентивном значении ст. 136 УК РФ при наличии ее в кодек­се, с другой стороны — слабая методическая составляющая заставляет практических работников искать выходы из воз­никающих ситуаций.


Так, сложившаяся практика указывает на то, что при обра­щении работников в прокуратуру с жалобой на дискримина­цию, материал направляется не в Следственный комитет для расследования в рамках уголовного дела, а в государственную инспекцию труда. Это вызывает ряд серьезных вопросов, таких как: 1) исполнение уголовного закона государственными орга­нами; 2) обоснованность (в таком случае) наличия ст. 136 УК РФ в Уголовном кодексе; 3) реализация конституционного права граждан на защиту от дискриминации.

Не стоит, однако, забывать, что при наличии состава пре­ступления и согласно уголовно-процессуальному закону в большинстве случаев возбуждается уголовное дело и про­водится расследование. При этом ст. 6 УПК РФ «Назначение уголовного судопроизводства» определяет таковым защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Соответственно полагаем, что создание ис­кусственных механизмов по применению иных мер воздей­ствия является нецелесообразным.


Поставленные вопросы требуют рассмотрения и выработки четкой позиции по каждому из них.

Со своей стороны, в качестве необходимых мер противо­действия преступности в сфере труда считаем возможным предложить следующие:

1. выработка методики проведения проверок;

2. взаимодействие специалистов различных служб и кон­тролирующих органов;

3. научное уточнение вопросов квалификации «трудовых преступлений»;

4. анализ и обобщение информации и практики привлече­ния к уголовной ответственности лиц, совершающих подобные деяния.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

27 октября, 2020

Судебный штраф

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!