Проблемы признания лица специальным субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления

ГАБДРАХМАНОВА Эльмира Фаритовна
выпускница Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Ака­демии Генеральной прокуратуры Российской Федерации»
В статье раскрываются проблемы признания родителя, педагогического работника, иного лица специальным субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 2 ст. 150 уК рф). Лица, отнесенные ч. 2 ст. 150 уК рф к специальным субъектам преступления, объединены общей функцией воспитания. делается вывод, что лишение отца (матери) родительских прав, ограничение в родительских правах, неустановление факта отцовства исключает квалификацию вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления как совершенного родителем. обязательным условием квалификации по ч. 2 ст. 150 уК рф действий педагогического работника или иного лица, должна быть возложенная законом обязанность воспитания вовлеченного в преступление несовершеннолетнего. Предлагается дополнение ч. 2 ст. 150 уК рф.

В судебно-следственной практике России возникают про­блемы, связанные с признанием лица специальным субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступле­ния. Этому способствуют различные научные подходы при решении вопросов квалификации действий лиц, лишенных родительских прав, осуществляющих педагогические функ­ции, и др. Трудности в работе органов предварительного рас­следования обусловлены меняющимся законодательством в области законного представительства, образования, осущест­вления воспитательных функций, сочетанием федерального и регионального законодательства, регулирующего вопросы устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Законодатель придает повышенную общественную опас­ность вовлечению несовершеннолетнего в совершение престу­пления родителем, педагогическим работником либо иным лицом. В основе отнесения лиц к квалифицированному со­ставу (ч. 2 ст. 150 УК РФ) и усиления ответственности лежит выполнение воспитательных функций в отношение вовлекае­мого в преступление несовершеннолетнего.

В целях правильного применения ст. 150 УК РФ необхо­димо определить правовую связь между ребенком и лицом, которое вовлекло его в совершение деяния. Это делается пу­тем направления запроса в органы записи актов гражданского состояния. Правовое регулирование материнства и отцовства осуществляется Семейным кодексом РФ (ст. 48, 49, 51 и др.). С подтверждением правового статуса матери, как правило, трудностей не возникает. Сложнее с предполагаемым отцом. Разные фамилии, несовпадение отчества ребенка - лишний повод обратить пристальное внимание на его правовой статус.


В случае рождения ребенка у матери, не состоящей в бра­ке, при отсутствии совместного заявления родителей или при отсутствии решения суда об установлении отцовства фамилия отца ребенка в книге записей рождений записывается по фа­милии матери, имя и отчество отца ребенка - по ее указанию, а запись об отце ребенка - по совместному заявлению отца и матери ребенка, или по заявлению отца ребенка (п. 4 ст. 48 Се­мейного кодекса РФ), или отец записывается согласно реше­нию суда (ст. 51 Семейного кодекса РФ).

В науке уголовного права нет единого мнения на возмож­ность привлечения к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 150 УК РФ родителей, лишенных родительских прав или ограни­ченных в родительских правах. Сложились две диаметрально противоположные позиции. Согласно первой не могут быть квалифицированы по ч. 2 ст. 150 УК РФ действия лица, лишен­ного родительских прав. Другие исследователи к родителям относят отца и мать, вовлекающих в преступление несовер­шеннолетнего, в том числе лишенных родительских прав, если они не утратили своего влияния на несовершеннолетнего.





Обе точки зрения заслуживают пристального внимания. При решении этих вопросов мы предлагаем взять за основу се­мейное законодательство, которое регулирует спорные право­отношения. По нашему мнению, родители, которые лишены родительских прав или ограничены в родительских правах, могут нести уголовную ответственность только в качестве об­щих субъектов вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления, поскольку теряют правовой статус родителей и, соответственно, функцию воспитания. Это следует из по­ложений ст. 71, 74 Семейного кодекса РФ, п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (с изм. от 6.02.2007), согласно которым родители утрачивают все права, основанные на факте родства с ребенком, в том числе право на личное воспитание.

Уголовная ответственность по ч. 2 ст. 150 УК РФ должна наступать и в случае малолетнего возраста вовлекаемого. Со­циальная и психологическая незрелость ребенка, обусловлен­ная его возрастом, только усиливает общественную опасность совершенного преступления. Конструкция ст. 150 УК РФ использует слова «преступление» и «деяние» как синонимы. Это подтверждает и судебно-следственная практика. Так, П., используя авторитет родителя, путем обещаний в получении возможности обеспечить удовлетворение своих потребностей и уверений в безнаказанности вовлекла в хищение золотых изделий на общую сумму 26 999 рублей свою несовершен­нолетнюю дочь, не достигшую возраста привлечения к уго­ловной ответственности. Суд квалифицировал действия П. по ч. 2 ст. 150 УК РФ - как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, родите­лем, и по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ - как кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину.


Процессуальные документы должны отражать все установленные по делу квалифицирующие признаки пре­ступления, вне зависимости от части статьи 150 УК РФ, по которой предъявлено обвинение. Так, суд обоснованно пере­квалифицировал действия матери, вовлекшей несовершен­нолетних дочь и ее друга в совершение кражи из помещения, с ч.4 ст.150 УК РФ на ч.1 ст.150 УК РФ. В приговоре было указано, что суд не может перейти на ч. 2 ст.150 УК РФ и вменить ей признак вовлечение несовершеннолетнего в со­вершение преступления путем уговоров и угроз, совершенное родителем, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, поскольку органами пред­варительного следствия такой признак при предъявлении обвинения ей не вменялся.

К специальным субъектам вовлечения несовершеннолет­него в совершение преступления относится педагогический работник. Подтверждающими документами в уголовном деле являются заверенные копии трудового договора, приказа (рас­поряжения) работодателя о приеме на работу, должностные (служебные) обязанности и др.

Понятие педагогического работника раскрыто в Феде­ральном законе от 29.12.2012 № 273-ФЗ (с изм. от 02.05.2015) «Об образовании в Российской Федерации». Педагогический работник - физическое лицо, которое состоит в трудовых, служебных отношениях с организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и выполняет обязанности по обучению, воспитанию обучающихся и (или) организации образовательной деятельности (ст. 2 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»). Постановлением Правительства РФ от 08.08.2013 № 678 утверждена номенклатура должностей пе­дагогических работников организаций, осуществляющих об­разовательную деятельность, должностей руководителей об­разовательных организаций.


Педагогический работник должен выполнять воспита­тельные функции в отношении вовлекаемого ребенка. Ав­торы комментария к Уголовному кодексу РФ отмечают, что ответственность по ч. 2 ст. 150 УК РФ должен нести не только педагог, но и иной педагогический работник, который «в от­ношении конкретного подростка, вовлеченного в совершение преступления, выполняет воспитательные функции (напри­мер, тренер подростка, занимающегося в спортивной секции, руководитель художественного кружка в досуговом центре и т.д.)».

К третьей группе специальных субъектов вовлечения не­совершеннолетнего в совершение преступления относятся иные лица. В научной литературе понятие иного лица при­менительно к рассматриваемому составу преступления имеет расширительное толкование.

В качестве иных лиц могут быть признаны опекуны (попе­чители), приемные родители и т.п. Определяющим для таких лиц является закрепление в законе функции воспитания несо- вершеннолетнего.

В юридической литературе к иным лицам нередко от­носят любых фактических воспитателей несовершеннолетне­го (опекуна, попечителя, отчима, мачеху, дедушку, бабушку, взрослых братьев и сестер). Констатируется, что ответствен­ность в данном случае может наступить для указанных лиц только тогда, когда у несовершеннолетнего отсутствуют роди­тели или если родители лишены родительских прав, а зако­ном на них возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних или взявших несовершеннолетнего на постоян­ное воспитание и содержание и вовлекающих его в соверше­ние преступления.


Иными лицами, ответственными за воспитание, являются педагогические, медицинские, социальные работники, психо­логи и другие специалисты.

Виновный по отношению к вовлекаемому в совершение преступления несовершеннолетнего является не посторон­ним, а лицом, на котором лежит юридическая, установленная законодательством о семье или другими нормативными акта­ми, обязанность по воспитанию подростка. Научное толкова­ние понятия «иное лицо» дано и в научно-практическом по­собии под ред. А.В. Галаховой. При всем многообразии под­ходов в раскрытии понятия «иное лицо», все они объединены функцией воспитания.

К иным лицам мы относим опекунов, попечителей, усы­новителей (удочерителей), приемных родителей, патронатных воспитателей, работников организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и других, осу­ществляющих воспитательные функции, но не относящихся к категории педагогических работников.

Следует иметь в виду, что семейное законодательство в соответствии с Конституцией Российской Федерации нахо­дится в совместном ведении Российской Федерации и субъ­ектов Российской Федерации (ст. 2 Семейного кодекса РФ). Законодательством субъектов РФ, как правило, осуществля­ется правовое регулирование патронатного воспитания. На­пример, согласно Примерной форме договора о патронатной семье (патронате, патронатном воспитании), утвержденной постановлением Кабинета Министров Чувашской Республи­ки от 24.09.2014 № 321, патронатный воспитатель является за­конным представителем ребенка (детей), переданного ему на патронат, обязан воспитывать ребенка (детей), заботиться о его (их) здоровье, нравственном и физическом развитии и т.д. (пп. 2.1.2, 2.1.4.).


Спорным является отнесение фактических воспитателей (отчима, мачехи, кровного отца, статус которого не подкре­плен юридически, и т.п.) к иным лицам. Семейное законода­тельство функций воспитания на них не возлагает. Мы пред­лагаем в ч. 2 ст. 150 УК РФ включить в качестве специальных субъектов фактических воспитателей, а в примечании к ука­занной статье раскрыть это понятие.

Итак, специальными субъектами применительно к ст. 150 УК РФ являются родители, педагогические работники и иные лица, на которые законом возложены обязанности по воспи­танию несовершеннолетнего. В отношении каждого из группы специальных субъектов необходимо устанавливать их право­вой статус на момент совершения преступления. В качестве подтверждающих документов могут рассматриваться над­лежаще заверенные копии записи акта о рождении ребенка, трудового договора, решения органа опеки и попечительства об устройстве ребенка, должностных обязанностей и т.п. Мы разделяем точку зрения, что педагогический работник должен находиться в трудовых отношениях с организацией, в которой находится или определен на воспитание несовершеннолет­ний. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение престу­пления виновным в случае его лишения родительских прав, ограничения в родительских правах, неустановления факта отцовства исключает квалификацию вовлечения несовершен­нолетнего в совершение преступления как совершенного спе­циальным субъектом. Обязательным условием квалификации по анализируемой части статьи 150 УК РФ действий педагоги­ческого работника или иного лица, должно быть возложение законом обязанности воспитания в отношении вовлеченного в преступление несовершеннолетнего. Предлагается дополнить ч.   2 ст. 150 УК РФ словами: «фактическим воспитателем», а в примечании к статье раскрыть это понятие.


Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!