Разграничение уголовно-наказуемого нарушения правил охраны труда со смежными составами преступлений

ХИЛТУНОВ Николай Николаевич
аспирант Академии гене­ральной прокуратуры Российской Федерации
В настоящей статье рассмотрены критерии разграничения ст. 143 УК РФ со смежными составами преступлений. Приведены результаты обобщения судебной практики, выявлены распространенные ошибки, допускаемые при квалификации содеянного.

 
Квалификация преступлений представляет собой вид правоприменительной деятельности, значение которой невозможно переоценить. Правильное применение нормы закона в конкретной ситуации оказывает влияние на осуществление основополагающих принципов уголовного права: законности, гуманизма, справедливости и ответственности только за виновно совершенное деяние. По мнению Н.К. Семерновой, квалификация преступления заключается в уголовно-правовой оценке конкретного общественно опасного деяния, устанавливающей соответствие признаков совершенного деяния признакам состава преступления, предусмотренного конкретной статьей уголовного закона.

Судебная практика содержит множество примеров ошибок, возникающих при разграничении преступных нарушений правил охраны труда. Наиболее распространенными их причинами являются: сложность проблемы, недостаточная теоретическая разработка вопроса в юридической литературе, сравнительно небольшой массив рассмотренных судами дел данной категории.

В Уголовном кодексе Российской Федерации (далее – УК РФ) отсутствует единая глава, объединяющая в себе преступления, посягающие на безопасность труда. А.А. Рождествина к преступлениям, посягающим на конституционное право трудиться в безопасных условиях, относит следующие составы преступлений: преступления против жизни и здоровья человека, связанные с нарушением правил охраны труда; нарушение правил охраны труда; нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ; нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах; нарушение требований пожарной безопасности; должностные преступления в сфере охраны труда.

В целях точной правовой оценки совершенного деяния необходимо опираться на различие в элементах исследуемых составов преступлений: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны.

Нарушения правил охраны труда, указанные в ст. 143 УК РФ, могут состоять в том, что: в нарушение ст 225 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) с работниками не проводились вводный, специальный, очередной, внеочередной инструктаж, хотя их проведение обязательно; ст. 221 ТК РФ – виновный не контролировал соблюдение установленных правил обращения с машинами и механизмами; работники не обеспечивались средствами индивидуальной или коллективной защиты; статей 213, 266 ТК РФ – виновный не осуществлял возложенную на него законом обязанность контролировать знание работниками действующих правил техники безопасности и охраны труда, которые могут быть конкретизированы и в локальных правовых актах; не соблюдались особые правила охраны труда, установленные для отдельных категорий работников, например инвалидов, беременных женщин, несовершеннолетних; а также другие правила техники безопасности.

В научной литературе высказано предложение использовать в целях разграничения ответственности различие в содержании объекта в ст. 143 и статьях 215–217 УК РФ. О. Зателепин, напротив, считает, что расположение ст. 143 и статей 215–217 в различных главах УК РФ создает возможность для их разграничения лишь по формальному критерию, а не по содержанию. Более существенным, по его мнению, представляется разграничение рассматриваемых преступлений по объективной стороне, то есть по характеру нарушаемых правил. Полагаем, что следует согласиться с данной точкой зрения, так как общая черта находящихся в конкуренции норм проявляется в установлении ответственности за одни и те же деяния, но по объему и содержанию эти нормы совпадают только частично.

Аналогичная точка зрения изложена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г., в соответствии с которым при разграничении преступлений, предусмотренных статьями 143, 216 и 217 УК РФ, необходимо исследовать содержание самих работ, в ходе которых нарушены правила охраны труда. Если нарушение данных правил допущено в процессе производства горных либо строительных работ, то содеянное квалифицируется по ст. 216 УК РФ.

В случае если причина возникновения пожара заключается в нарушении специальных правил безопасности (на взрывоопасных объектах, при ведении горных, строительных или иных работ), то совершенное деяние охватывается специальными нормами – статей 216, 217 УК РФ, и квалификации по совокупности со ст. 219 УК РФ не требует.

Считаем возможным осуществлять разграничение анализируемых составов преступлений по субъектам, которые образуют условно четыре группы: работодатель; лица, на которых возложена работодателем обязанность по соблюдению правил охраны труда; должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации; иные лица, совершившие нарушение правил охраны труда.

Например, к ответственности по ст. 143 УК РФ может быть привлечено только лицо, обладающее признаками специального субъекта, а именно на которое была возложена обязанность по соблюдению соответствующих правил. К данной категории могут быть отнесены как лица, специально отвечающие за обеспечение производственно-технической безопасности на производстве, в учреждениях, на отдельных участках производства работ, так и лица, руководящие производством тех или иных работ и нарушающие при этом правила охраны труда.

В отличие от ст. 143 УК РФ, субъектами преступлений, предусмотренных ст. 215–217 УК РФ, могут быть любые работники, перечисленные в этих статьях, нарушившие правила по технике безопасности, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством. Следовательно, законодателем определен более широкий круг субъектов преступлений, предусмотренных ст. 215–217 УК РФ, чем в ст. 143 УК РФ. В данном случае считаем подход правильным и солидарны с М.И. Кац, так как «строгое соблюдение инструкций – технологических, рабочих, по технике безопасности и противопожарных, строгая дисциплина во всем, что касается безопасности труда, – закон для всех работающих».

Следующим критерием разграничения анализируемых составов преступлений является характеристика личности потерпевшего. Например, носителем права на безопасные условия труда в рамках ст. 143 УК РФ и, соответственно, потерпевшим может быть только лицо, связанное трудовыми отношениями с предприятием, учреждением. В отличие от этого, потерпевшим при совершении преступлений, предусмотренных статьями 215–217 УК РФ, может являться любое лицо, в том числе не имеющее отношения к производству.

Необходимо учитывать, что в соответствии с положениями ст. 16 ТК РФ основанием для возникновения трудовых отношений между работником и работодателем является заключение трудового договора. Также важно обращение к положениям ТК РФ, которые фактически приравнивают к трудовым отношениям, возникающим на основании трудового договора, фактический допуск к выполнению работ с ведома или по поручению работодателя или его представителя вне зависимости от оформления трудового договора.

Как показывают результаты исследования материалов доследственной проверки по фактам несчастных случаев на производстве, происшедших по вине рядовых работников, проведенного А.О. Карапетяном, в 84 % случаев они завершены вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом в мотивировочной части постановлений в качестве основания вынесенного решения приводится отсутствие у работника, нарушившего правила техники безопасности, должностных полномочий, т.е. он не обладал признаками субъекта данного преступления.

Освобождение указанных лиц от ответственности по ст. 143 УК РФ в связи с отсутствием у них признаков специального субъекта представляется вполне обоснованным. Вместе с тем в данной ситуации Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении № 1 от 23 апреля 1991 г. указывает, что содеянное данным работником должно квалифицироваться в качестве преступления против личности, например, по ст. 109, 111, 112, 115, 118 УК РФ.

Отмечаем, что при отсутствии признаков состава преступления за нарушения законодательства о труде и охране труда должностные лица могут быть привлечены к ответственности в соответствии со ст. 5.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации либо к дисциплинарной ответственности согласно ст. 195 и 419 ТК РФ. Возможно привлечение должностных лиц одновременно к административной и дисциплинарной ответственности, так называемая «кумуляция ответственности».

Различие между халатностью, предусмотренной ст. 293 УК РФ, и уголовно-наказуемыми нарушениями правил охраны труда (статьи 143, 215–217 УК РФ) заключается в субъекте преступления. В случае нарушения правил охраны труда субъектом преступления является лицо, наделенное специальными обязанностями (соблюдение правил по технике безопасности и т. д.): им может быть должностное лицо либо работник определенного производства. В случае должностной халатности подобные обязанности специальным актом (инструкцией, требованием) на лицо не возложены. При этом данное лицо может осуществлять общее руководство, но непосредственно обеспечение соблюдения правил безопасности возложены на иных лиц. В связи с этим должностное лицо не может быть одновременно привлечено к ответственности по статьям о нарушении правил охраны труда (статьи 143, 215–217 УК РФ) и халатности ст. 293 УК РФ.

Между тем в некоторых случаях имеет место необоснованная квалификация нарушений правил охраны труда по совокупности с должностными преступлениями, в частности с должностной халатностью. Например, нами установлен случай привлечения к ответственности лица, виновного в нарушении правил охраны труда и одновременно в преступной халатности по отношению к выполнению своих обязанностей. Полагаем, что в данном случае привлечение к уголовной ответственности одновременно по двум конкурирующим статьям противоречит основополагающим принципам уголовного права.

При разграничении нарушения правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) и злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) необходимо опираться на признаки объективной стороны и субъекта, с учетом различия и в видовых объектах. В отличие от статей 143, 215–217 УК РФ, в ст. 285 УК РФ могут быть нарушены не только правила охраны труда, но и иные правила, например, регулирующие объем и порядок производства работ, их продолжительность и т. д. Субъекты в анализируемых преступлениях различаются аналогично, как и в случае с должностной халатностью, в зависимости от того, была ли возложена на лицо, нарушившее правила охраны труда, обязанность обеспечить соблюдение или самому соблюдать соответствующие правила охраны труда.

Специфика должностных преступлений в сфере нарушения правил охраны труда заключается в том, что они изначально не направлены на причинение вреда жизни и здоровью потерпевшего. Вместе с тем, если подобный вред все же причинен, то содеянное квалифицируется по совокупности должностных преступлений и преступлений против личности.

В научной литературе в качестве критерия привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в должностных нарушениях правил охраны труда, предложена «злостность». Нарушение правил охраны труда признается злостным, если будут установлены: неоднократность предупреждения; нарушение повторно аналогичных правил охраны труда; нахождение рабочих в опасных для жизни и здоровья условиях, несмотря на имеющееся предупреждение.

Следующим способом разграничения анализируемых преступлений в сфере нарушений правил охраны труда является учет общественно опасных последствий содеянного. Под последствиями понимаются причиненные действием либо бездействием вредные изменения в охраняемых уголовным законом общественных отношениях.

Отметим, что за исключением состава преступления, предусмотренного в ч. 1 ст. 217 УК РФ, остальные составы преступлений в сфере нарушения правил охраны труда являются материальными. Данные последствия могут быть в форме: ст. 115 УК РФ – легкий вред здоровью; ст. 112 УК РФ – вред здоровью средней тяжести; статьи 111, 118, ч. 1 ст. 143, ч. 1 ст. 216, ч. 1 ст. 219 УК РФ – тяжкий вред здоровью; ст. 109, ч. 2 ст. 143, ч. 2, 3 ст. 216, ч. 2, 3 ст. 217, ч. 2, 3 ст. 219 УК РФ – смерть лица; ст. 216 УК РФ – причинение крупного ущерба.

На основании изложенного, значимым представляется обращение к элементам состава преступления в процессе разграничения смежных преступлений, связанных с нарушением правил охраны труда либо сопряженных с ними. При этом полагаем, что общими для анализируемой категории преступлений являются: непосредственный объект в виде жизни и здоровья человека; единый предмет преступления (нормы охраны труда); особенности характеристик потерпевшего; объективная сторона, в части наступления специфических последствий (вред здоровью; наступление смерти лица либо нескольких лиц; существенное нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства).
Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале №  8 (63) 2013

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!