Юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья лиц, находящихся в местах принудительного содержания

ВИЧЕВА Алёна Андреевна
преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Крымского филиала Красно­дарского университета Министерства внутренних дел России.
В статье рассматривается юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья лиц, содержащихся в местах принудительного содержания. Проанализированы особенности обеспечения права на охрану здоровья отдельных категорий лиц, в зависимости от места принудительного содержания. Выявлены ключевые субъекты обеспечения рассматриваемого права. На основе проведенного анализа нормативно-правовых актов, регламентирующих рассматриваемую сферу, сделана попытка дать определение юридического механизма обеспечения права на охрану здоровья исследуемой категории лиц.

 

В современной России проявляется повышенный интерес к механизму обеспечения прав лиц, содержащихся в местах принудительного содержания как со стороны общественно­сти, так и органов государственной власти. Активизируется ра­бота в направлении осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного со­держания, а также создаются новые механизмы обеспечения прав рассматриваемой категории лиц. В статье мы попыта­емся провести анализ юридического механизма обеспечения указанного права для узкой категории населения нашего го­сударства - лиц, находящихся в местах принудительного со­держания.

Вопросам обеспечения прав человека в отдельных местах принудительного содержания уделяли внимание В. А. Кузь­мин, Е. В. Китрова, Е. Э. Попова, А. И. Пятакова, А. П. Скиба, А. В. Тиканов и другие. При этом механизму обеспечения права на охрану здоровья рассматриваемой категории граж­дан как единому правовому явлению должного внимания не оказывается.



Право на охрану здоровья, закрепленное ст. 41 Консти­туции Российской Федерации и Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», можно определить как обеспечен­ную государством возможность осуществления собственных действий в отношении своего здоровья, требований к органам государственной власти по обеспечению надлежащих законо­дательных и организационных условий для реализации своих потребностей в сфере здравоохранения, а также возможности использовать принудительные меры для защиты соответству­ющих интересов.






Среди современных исследователей до сих пор не сложи­лось единого подхода к определению механизма обеспечения прав человека. Так, например, А. Ю. Семенова определяет механизм обеспечения прав человека как систему органов публичной власти, институтов гражданского общества, обще­ственных и иных организаций и правовых средств, применяе­мых ими в целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Также механизм обеспечения, как отмечают В. Н. Бутылин и В. Г. Сидоров, может быть рассмотрен в двух аспек­тах: во-первых, как система нормативных предписаний, обе­спечивает основные права (свободы); а во-вторых, как система действий (бездействий) различных субъектов в процессе обе­спечения прав (свобод). Таким образом, можно сделать вы­вод, что юридический механизм обеспечения права человека на охрану здоровья представляет собой совокупность юриди­ческих норм и мероприятий, реализуемых уполномоченными субъектами в целях обеспечения рассматриваемого права.

Анализируя перечень мест принудительного содержа­ния, указанных в Федеральном законе № 76-ФЗ, следует от­метить их неоднородность в системе подчинения, что влечет за собой отсутствие единого нормативного документа, регла­ментирующего и обеспечивающего право на охрану здоровья рассматриваемой категории лиц. Основываясь на указанном выше, рассмотрим, каким образом обеспечивается право на охрану здоровья в отдельных местах принудительного содер­жания с целью выработки единого подхода к определению юридического механизма обеспечения рассматриваемого пра­ва.


Так, например, медицинское обслуживание осужден­ных, содержащихся на гауптвахте, осуществляется по нормам, установленным для соответствующих категорий военнослужа­щих, в общем порядке, установленном законодательством об обороне Российской Федерации. Таким образом, ст. 16 Феде­рального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнос­лужащих» устанавливает, что военнослужащие и граждане, призванные на военные сборы, имеют право на бесплатное получение медицинской помощи, в том числе изготовление и ремонт зубных протезов (за исключением протезов из драго­ценных металлов и других дорогостоящих металлов), бесплат­ное обеспечение лекарственными препаратами для медицин­ского применения по рецептам на лекарственные препараты, бесплатное обеспечение медицинскими изделиями по назна­чению врача в соответствующих медицинских, военно-меди­цинских подразделениях, частях и организациях федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным за­коном предусмотрена военная служба. Следовательно, обе­спечение права на охрану здоровья лиц, содержащихся в дис­циплинарных воинских частях и на гауптвахте, осуществляют Министерство внутренних дел РФ, Министерство обороны РФ, Федеральная служба безопасности РФ, Федеральная служба охраны РФ, Служба внешней разведки РФ, Федеральная служ­ба исполнения наказаний, Министерство РФ по делам граж­данской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Лица, подвергнутые административному аресту, имеют право на получение первой помощи и медицинской помощи, в том числе при необходимости в медицинских организациях государственной или муниципальной системы здравоохранения. Специальной правовой основой обеспечения права на охрану здоровья указанной категории лиц является Федераль­ный закон от 26 апреля 2013 г. № 67-ФЗ «О порядке отбыва­ния административного ареста» и Приказ МВД России от 10 февраля 2014 г. № 83 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка в местах отбывания административного ареста». Исходя из определения места отбывания административного ареста, закрепленного ч. 2 ст. 3 указанного выше Федерального закона, обеспечение права на охрану здоровья лиц, подвергну­тых административному аресту, осуществляет Министерство внутренних дел РФ.


Для лиц, задержанных по подозрению в совершении пре­ступления и (или) обвиняемых в совершении преступления, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу, основу правовой регламентации права на охрану здо­ровья составляет Федеральный закон от 15 июля 1995 г. №103- ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Указанный закон в ст. 7 относит к местам содержания под стражей следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы, изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутрен­них дел, изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных органов Федеральной службы без­опасности. Следовательно, можем сделать вывод, что юриди­ческий механизм обеспечения права на охрану здоровья рас­сматриваемой категории лиц необходимо анализировать с трех позиций, исходя из видов мест содержания под стражей.

Так, для лиц, содержащихся в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы субъектом обеспечения права будет Федеральная служба исполнения наказаний. За­конодатель устанавливает единство правового обеспечения и субъекта обеспечения права на охрану здоровья лиц, содержа­щихся в следственных изоляторах и местах лишения свободы, поэтому мы рассмотрим их в едином ключе. В соответствии с п. 2 Приказа Минздравсоцразвития РФ № 640, Минюста РФ № 190 от 17 октября 2005 г. «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу» медицинская помощь предоставляется лечебно-профилактическими учреждени­ями и медицинскими подразделениями учреждений Феде­ральной службы исполнения наказаний, создаваемыми для этих целей, либо лечебно-профилактическими учреждения­ми государственной и муниципальной систем здравоохране­ния. Также п. 13 указанного Приказа закрепляет положение о том, что для оказания медицинской помощи подозреваемым, обвиняемым и осужденным в Учреждении организуется ме­дицинская часть, которая является структурным подразделе­нием Учреждения: следственного изолятора, исправительного учреждения, в том числе исправительной колонии, лечебного исправительного учреждения, воспитательной колонии либо филиалом лечебно-профилактического учреждения. Из вы­шеуказанного можно сделать вывод, что обеспечение права на охрану здоровья лиц, заключенных под стражу и отбывающих наказание в виде лишения свободы, осуществляется путем функционирования в системе исполнения наказания струк­турных подразделений в виде медицинских частей.


Приказ МВД России от 22 ноября 2005 г. № 950 «Об ут­верждении Правил внутреннего распорядка изоляторов вре­менного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел» в п. 22 установил, что администрация ИВС обязана выполнить санитарно-гигиенические требования, обе­спечивающие охрану здоровья подозреваемых и обвиняемых. При этом подозреваемые и обвиняемые могут обращаться за помощью к медицинскому работнику, дежурному и началь­нику ИВС во время ежедневного обхода камер и опроса содер­жащихся лиц, а в случае ухудшения состояния здоровья - к любому сотруднику ИВС, который обязан об этом незамедли­тельно доложить дежурному либо начальнику ИВС. С учетом указанного, возможно сделать вывод, что в изоляторах временного содержания право на охрану здоровья обеспечивается ад­министрацией учреждения.

Анализ положений Приказа Федеральной службы безопасности РФ от 24 марта 2010 г. № 141 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка в изоляторах временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных ор­ганов» позволяет сделать вывод о том, что обеспечение права на охрану здоровья лиц, находящихся в изоляторах времен­ного содержания пограничных органов Федеральной службы безопасности, осуществляется медико-санитарными частями (военно-медицинской службы) территориального органа без­опасности.



Также оказание медицинской помощи иностранным гражданам, содержащимся в специальных учреждениях, осуществляется в соответствии с Правилами оказания меди­цинской помощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 2013 г. №186 «Об утверждении Правил оказания медицинской по­мощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации»10. При этом указанный нормативный акт пред­усматривает, что в специальных учреждениях Федеральной миграционной службы медицинскую помощь в амбулатор­ных условиях оказывает медицинский работник этого учреждения.

Проведенный анализ нормативных документов, регла­ментирующих деятельность мест принудительного содер­жания, позволяет сделать вывод, что юридический механизм обеспечения права на охрану здоровья рассматриваемой категории возможно определить как совокупность юриди­ческих норм и мероприятий, реализуемых Министерством внутренних дел РФ, Министерством обороны РФ, Федераль­ной службой безопасности РФ, Федеральной службой охра­ны РФ, Федеральной службой исполнения наказания в целях обеспечения права на охрану здоровья через специально создаваемые структурные подразделения и должности, в ком­петенцию которых входит непосредственное оказание меди­цинской помощи, а таким образом и обеспечение права на охрану здоровья.

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2021. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!