Некоторые вопросы применения и совершенствования законодательства об изменении целевого назначения земельных участков



Более четырех лет назад (05.01.2005) вступил в силу Федеральный закон от 21.12.2004 № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в дру­гую» (далее - «Закон о переводе»), принятый в соответ­ствии с п. 1 ст. 8 действующего ЗК РФ, устанавливающим необходимость регулирования перевода федеральным за­конодательством.

С его принятием связывались значительные ожида­ния, обусловленные необходимостью четкой регламента­ции процедуры изменения целевого назначения земельных участков (основного способа определения их правового ре­жима), достижения разумного баланса частных и публич­ных интересов при реализации данного государственного полномочия.

В отсутствие легальных определений в настоящей статье используются определения в следующих значе­ниях:

-    земли - вся земная поверхность в границах государ­ства, являющаяся совокупным объектом земельных право­отношений;

-    категория земель - часть земель, характеризующаяся единым целевым назначением земельных участков, вклю­ченных в нее;

-    целевое назначение земель - юридически закреплен­ный общий, основной характер их использования, устанав­ливаемый в зависимости от выполняемой в общественных отношениях роли и с учетом природных, социальных, эко­номических и иных факторов;

-    перевод земель - установление порядка, условий, предела эксплуатации земель для конкретных целей в со­ответствии с категориями земель.

За время действия «Закон о переводе» претерпел 10 редакций, однако поправки не привели к единообраз­ной практике применения его положений, поскольку в качестве оснований совершения тех или иных действий

Закон оперирует оценочными критериями и терминами, значение которых легально не закреплено.

Уместно отметить, что в отсутствие четких указаний Закона суды оперируют принципами земельного права, закрепленными в ст. 1 ЗК РФ, применимыми к отношени­ям, связанным с изменением категории земельных участ­ков, в частности:

-     принципом учета значения земли как основы жизни и деятельности, согласно которому регулирование земель­ных отношений осуществляется исходя из представлений о земле как о природном ресурсе, используемом в том числе и в качестве средства производства в сельском хозяйстве;

-     принципом приоритета охраны земли как средства производства в сельском хозяйстве перед использованием земли в качестве недвижимого имущества;

-     принципом сохранения особо ценных земель, со­гласно которому изменение целевого назначения ценных земель сельскохозяйственного назначения для иных целей ограничивается в порядке, установленном федеральными законами;

-     принципом деления земель по целевому назначе­нию на категории, согласно которому правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к опре­деленной категории и разрешенного использования в со­ответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства.

Рассмотрим наиболее спорные вопросы применения и совершенствования законодательства об изменении це­левого назначения земельных участков.

Содержание ходатайства об изменении категории и состав документов, прилагающихся к ходатайству



Статьей 2 «Закона о переводе» (п. 1-2), статьей 8 ЗК РФ разделяются в качестве разных объектов перевода «земли» и «земельные участки», при этом субъектам РФ делегирова­ны полномочия по установлению содержания ходатайства о переводе земель из одной категории в другую и состава прилагаемых к нему документов в отношении земель сельскохозяйственного назначения, за исключением зе­мель, находящихся в федеральной собственности. Так вот, первым этапом приватизации земельного участка является подача заявления в районную админстрацию. Заявление на приватизацию земельного участка должно сдержать следующую информацию о соискателе: ФИО, серия и номер паспорта, ИНН; об участке – адрес и размеры участка, категория и цель использования (ИЖС, дачное строительство, ведение подсобного хозяйства и т д.).

На практике субъекты РФ принимают корректные по наименованию акты, регламентирующие порядок перево­да «земель» из одной категории в другую, закрепляют в них значительное количество документов, прилагаемых к хода­тайству о переводе, и de facto применяют их к отношениям, связанным с изменением категории земельных участков.

Почти все региональные акты в ходатайстве о пере­воде требуют указывать кадастровый номер переводимых «земель» (т. е. не земель, а земельных участков), а также прикладывать кадастровый паспорт земельного участка. Это приводит к значительным злоупотреблениям и моно­полизму в сфере строительства, повышению себестоимости объектов жилого фонда: получить большое количество по­ложительных заключений на практике могут только право­обладатели земельных участков, располагающие значитель­ными административными или финансовыми ресурсами.

Оспорить такие региональные акты возможно, только если их действие распространено на земли иных категорий (не только сельскохозяйственного назначения).

Так, Положения Закона Архангельской области от 26.11.2004 № 278-34-ОЗ, устанавливающие требования к со­держанию ходатайства о переводе земель всех категорий (не только сельскохозяйственного назначения), и перечень до­кументов, прилагаемых к такому ходатайству, признаны не подлежащими применению решением Архангельского об­ластного суда от 09.08.2005 по делу № 3-94, поскольку «рас­ширение перечня объектов нормативного регулирования, к которым, несомненно, относится и документация, служащая неотъемлемой частью для реализация процедуры перевода земель из одной категории в другую, по сравнению с ис­черпывающим перечнем документации, установленным на федеральном уровне соответствующим законом, влечет не только дополнительное усложнение как самой процедуры перевода земель из одной категории в другую, но и непра­вомерное обременение для субъектов, имеющих право на­правлять ходатайства для осуществления такого перевода».

В остальных случаях оспорить такие региональные акты о порядке перевода затруднительно: суды указывают на их принятие в пределах предоставленных федеральным законодательством полномочий. Так, Определением Но­восибирского областного суда от 23.04.2008 № 67-Г08-5 без изменения оставлено решение Новосибирского областно­го суда об отказе в признании недействующими отдельных положений Постановления администрации Новосибир­ской области, регламентирующих порядок перевода зе­мель из одной категории в другую.

Суд указал, что Постановление издано в пределах ком­петенции, термин «земля» шире понятия термина «зе­мельный участок», а доводы о тождественности этих поня­тий несостоятельны.

По нашему мнению, объектом перевода могут быть только сформированные земельные участки, поскольку ст. 6 ЗК РФ выделяет «землю» как объект земельных право­отношений только в качестве природного объекта и при­родного ресурса, «земля» не является объектом права и объектом кадастрового учета (в границах каждого када­стрового квартала учитывается один земельный участок, находящийся в неразграниченной государственной соб­ственности и непредставленный ни на каком виде права), изменение назначения неиндивидуализированных «зе­мель» может повлечь нарушения прав значительного ко­личества правообладателей земельных участков.

 

Учитывая изложенное, нельзя не согласиться с мне­нием О.И.Крассова, что объектом земельных отношений «является индивидуализированная часть земли, то есть конкретный земельный участок», а «земля как природный объект, как природный ресурс не может быть ни объектом земельных отношений, ни отношений собственности». Это подтверждается и правоприменительной практикой: в правовых базах нет ни одного акта о переводе земель (а не земельных участков). Считаем необходимым исключить из «Закона о переводе» положения, устанавливающие полно­мочия субъектов РФ по изменению назначения «земель».

Право на оспаривание индивидуальных актов об изменении категории

Статьей 3 «Закона о переводе» установлена возмож­ность оспаривания актов о переводе земель или земельных участков либо акта об отказе в переводе земель в судебном порядке, однако по вопросу круга лиц, которые вправе об­ратиться с такими исковыми требованиями (смежные зем­лепользователи, прокуратура, иные публичные органы, местное население), единообразная судебная практика от­сутствует, что позволяет арбитражным судам по процессу­альным основаниям отказывать в удовлетворении исковых требований о признании недействительным незаконного акта о переводе, не рассматривая дело по существу.

Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановле­нии от 25.10.2007 № А19-3052/07-55-Ф02-8136/07, отказывая смежному землепользователю в признании недействи­тельным акта о переводе, указал, что «сам по себе участок пожароопасным объектом не является, перевод данного земельного участка из одной категории в другую также не свидетельствует о приобретении этим участком статуса по­жароопасного объекта. Соблюдение требований противо­пожарной безопасности в отношении строящегося на зе­мельном участке объекта капитального строительства не является условием перевода земельного участка из одной категории в другую».

Суды общей юрисдикции придерживаются иной точки зрения. В частности, 8 декабря 2008 г. Центральным районным судом г. Твери по иску жителей Михайловского сельского поселения Калининского района Тверской обла­сти признано недействительным Распоряжение админи­страции Тверской области от 03.06.2008 № 225-ра «О пере­воде земельных участков из одной категории в другую» в части перевода участка сельскохозяйственного назначения в земли промышленности под строительство металлургиче­ского завода дочерней компании «ArcelorMittal». В качестве нарушенного права заявители указали конституционное право на благоприятную окружающую среду, закреплен­ное ст. 36, 42, 58 Конституции РФ. Суд принял в качестве до­пустимого доказательства заключение Роспотребнадзора и применил ст. 11 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», согласно которой граж­дане вправе предъявлять в суд иски о возмещении вреда окружающей среде; осуществлять другие предусмотрен­ные законодательством права, в том числе имеют право на оспаривание в суде решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, по мнению граждан, нарушающих их права, в том числе и право на благоприятную окружающую среду.

 

Практика судов общей юрисдикции по данному во­просу более обоснованна, поскольку только изменение категории участков делает возможным строительство в будущем объектов, которые при эксплуатации будут нару­шать интересы местного населения и смежных землеполь­зователей. Мы считаем необходимым закрепить в «Законе о переводе» примерный открытый круг субъектов, которые вправе оспаривать акты об изменении категории.

Отсутствие иных вариантов размещения объекта

В статье 4 «Закона о переводе» установлено 3 основа­ния для отказа в переводе в другую категорию:

-     установление на основании федерального законода­тельства ограничения либо запрета на такой перевод (на­пример, отнесение земель к особо ценным);

-     наличие отрицательного заключения государствен­ной экологической экспертизы в случае, если ее проведе­ние предусмотрено федеральными законами (предусмо­трено для участков в составе земель особо охраняемых территорий и водного фонда);

-     установление несоответствия испрашиваемого це­левого назначения утвержденным документам террито­риального планирования и документации по планировке территории, землеустроительной документации.

Вместе с тем, в качестве основного основания для пере­вода земельных участков сельскохозяйственного назначе­ния, лесного и водного фонда в земли других категорий «Закон о переводе» указывает «отсутствие иных вариантов размещения объекта». Бремя несения обязанности доказы­вания отсутствия иных вариантов размещения объектов, критерии оценки отсутствия иных вариантов размеще­ния законодательно не установлены, в связи с чем можно говорить о четвертом основании для отказа в изменении категории, причем его применение ничем не регламенти­ровано.

Не установлено, в границах какой территории долж­ны отсутствовать иные варианты размещения объекта (не­застроенные земельные участки необходимой категории), должна ли учитываться возможность приобретения заяви­телем земельных участков, находящихся в частной собствен­ности. При этом нужно учитывать, что практически все участки в составе земель промышленности и в составе зе­мель населенных пунктов застроены и уже принадлежат на том или ином праве физическим или юридическим лицам.

Не исследован детально данный вопрос и ни в одном из комментариев к «Закону о переводе».

Представляется необходимым закрепить в качестве кри­териев отсутствия иных вариантов размещения объектов:

-     отсутствие участков испрашиваемой категории, на­ходящихся в границах муниципального района в неразгра- ниченной государственной собственности, в федеральной собственности, собственности субъекта РФ или муници­пальной собственности;

-     отсутствие участков испрашиваемой категории на любом виде права у инициатора перевода.

Последний критерий нашел отражение в судебной практике. В частности, ФАС Уральского округа в поста­новлении от 19.12.2007 по делу № Ф09-554/07-С6 признал законным отказ в изменении категории участка сельскохо­зяйственного назначения по тому основанию, что заявитель имел на праве собственности другие участки категории земель промышленности, на которых он мог разместить автозаправочную станцию. По мнению суда, заявитель не доказал отсутствие иных вариантов размещения объекта, поэтому подлежат применению нормы, устанавливающие приоритет сохранения целевого назначения земель сель­скохозяйственного назначения.

Вместе с тем, как указано в Решении Центрального районного суда г. Твери от 08.12.2008, указанный критерий не может быть единственным, поскольку юридические лица в известной мере являются юридической фикцией и ограничений по количеству юридических лиц, учрежденных одним физи­ческим лицом, законодательство не содержит: «...суд не может согласиться с позицией заинтересованных лиц о том, что наличие или отсутствие иных вариантов размеще­ния в данном случае связано исключительно с фактом на­личия или отсутствия у собственника данного земельного участка - ООО «Земля» - иных земельных участков, кото­рые равноценно могли бы быть использованы для разме­щения конкретного промышленного объекта».

Также суд констатировал, что «Закон о переводе» «не содержит определения понятия «иных вариантов разме­щения», следовательно, факт наличия или отсутствия иных вариантов размещения промышленных объектов на зе­мельных участках должен оцениваться исходя из конкрет­ных обстоятельств дела и доказательств, их подтвержда­ющих».

Действительно, закрытый перечень критериев «отсут­ствия иных вариантов размещения объектов» установить не представляется возможным. Данный критерий возник в условиях исключительной государственной собственности на землю, и уполномоченный орган мог проводить срав­нение всех возможных участков на предмет целесообраз­ности размещения объекта на всей территории, а также изымать участки у прежних правообладателей. Вместе с тем изложенные выше критерии могут стать ориентиром при рассмотрении ходатайств о переводе.

Обязание в судебном порядке уполномоченного органа осуществить изменение категории

Устанавливая возможность оспаривания акта об отка­зе в переводе земель, земельных участков в судебном по­рядке, «Закон о переводе» напрямую не предусматривает возможности обязать уполномоченные органы изменить категорию в судебном порядке.

Суды большинства субъектов РФ считают, что обязать публичные органы изменить категорию участка в судеб­ном порядке или обязать заинтересованных лиц согласо­вать изменение категории невозможно, поскольку такая возможность напрямую не указана в федеральном законо­дательстве.

Так, ФАС Московского округа в Постановлении от 12.05.2003 № КГ-А41/2670-03 указал, что «обязание ответ­чика положительно решить вопрос об изменении целе­вого назначения земельного участка. не может быть, как правомерно указал суд первой и апелляционной инстан­ций, предметом судебного разбирательства».

В Решении от 28.11.07 по делу № А12-16274/07-С15 Ар­битражный суд Волгоградской области, признав незакон­ным решение Комитета по управлению государственным имуществом Волгоградской области об отказе в переводе земельного участка сельскохозяйственного назначения в земли промышленности, признал доводы, изложенные в оспоренном решении, необоснованными и обязал его не изменить категорию, а повторно рассмотреть ходатайство с учетом обстоятельств, установленных судом.

Самарский областной суд, отменяя решения ниже­стоящих инстанций, указал, что «с учетом положений ч. 8 ст. 3 названного выше ФЗ № 172 от 21 декабря 2004 г. разрешение вопроса о переводе земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в дру­гую в порядке искового производства, что имело место по данному делу, недопустимо», и поставил под сомнение воз­можность принятия к производству исковых заявлений с такими требованиями.

Мы считаем такое толкование неправомерным, по­скольку ст. 3 «Закона о переводе» предусматривает воз­можность обжалования незаконного акта об отказе в пере­воде земель, а ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе РФ» устанав­ливает обязательность исполнения вступивших в законную силу судебных актов.

По нашему мнению, суд, установив отсутствие основа­ний для отказа в переводе земельного участка, указанных в ст. 4 «Закона о переводе», и истребовав в судебном порядке необходимые документы, вправе обязать публичный орган изменить его категорию.

Учитывая вышеизложенное, поддерживаем практи­ку ФАС Поволжского округа, исходящую из возможности обязать уполномоченный орган осуществить изменение категории в судебном порядке.

Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 13.12.2007   по делу № А55-5565/2007 указано следующее: «Ссылка Министерства на нарушение судом конституцион­ного принципа разделения властей является несостоятель­ной. Обязанность Правительства принять по результатам рассмотрения ходатайства обратившегося лица акт о пере­воде земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в другую либо акт об отказе в таком переводе предусмотрена Федеральным законом № 172-ФЗ. В силу статьи 201 АПК РФ в резолютивной части решения суда по делу об оспаривании действий (бездействия) органов и должностных лиц должна быть указана обязанность соот­ветствующих органов совершить определенные действия, принять решения или иным образом устранить допущен­ные нарушения прав и законных интересов заявителя».

Аналогичная позиция приведена в Постановлении ФАС Поволжского округа 17.07.2008 по делу № А12-674/08- С15, оставленном без изменения Определением ВАС РФ от 15.10.2008   № 11390/08.

В связи с этим предлагаем дополнить «Закон о пере­воде» положением, допускающим изменение категории земельного участка в судебном порядке в случае установле­ния неправомерности отказа в таком изменении в админи­стративном порядке.

Учет продуктивности земельного участка сельско­хозяйственного назначения при переводе в другую ка­тегорию (ст. 7 «Закона о переводе»)

Одним из фактов, с которым «Закон о переводе» связы­вает возможность перевода земельного участка сельскохо­зяйственного назначения в земли иных категорий, является невысокий уровень его кадастровой стоимости относитель­но среднерайонного уровня кадастровой стоимости по муниципальному району. В частности, перевод в земли промышленности возможен, если кадастровая стоимость переводимого участка не превышает средний уровень ка­дастровой стоимости по муниципальному району (город­скому округу), а перевод земельных участков с кадастровой стоимостью свыше 50 % от среднерайонной допускается только в связи с изменением границ населенных пунктов, строительством линейных объектов, добычей полезных ис­копаемых, выполнением международных обязательств РФ и обеспечением обороны государства при отсутствии иных вариантов размещения оборонных объектов.


Указанное соответствует подпункту 6 части 1 ст. 1 ЗК РФ, установившей принцип приоритета охраны не всех сельскохозяйственных земель, а только наиболее ценных из них (кадастровая стоимость земель сельскохозяйственного назначения рассчитывается преимущественно исходя из их плодородия).

Данный принцип направлен на равномерное развитие всех отраслей экономики и учитывает необходимость ин­тенсивного развития сельского хозяйства (не за счет значи­тельного количества обрабатываемых площадей, а за счет высокой продуктивности сельскохозяйственных угодий).

Кроме того, п. 4 ст. 79 ЗК РФ субъектам РФ делегиро­ваны полномочия по установлению перечня особо ценных продуктивных сельскохозяйственных угодий, кадастровая стоимость которых существенно превышает среднерайон­ную, использование которых для несельскохозяйственных целей запрещено (следовательно, невозможен и перевод в земли других категорий).

Как правило, данный перечень составляется по эколо­гическим (пойменные луга, противоэрозионные, пастби­щезащитные и полезащитные насаждения в составе земель сельскохозяйственного назначения) и экономическим кри­териям (участки со значительными показателями плодо­родия, как следствие - высокой кадастровой стоимостью, в том числе мелиорированные земли, сортоиспытательные участки профильных научных учреждений (например Рос- сельхозакадемии) и иные).

Некоторые субъекты РФ в рамках данных полномочий установили дополнительные по сравнению с «Законом о переводе» ограничения на изменение категории участков сельскохозяйственного назначения.

В частности, в Московской и Ярославской областях установлен запрет на перевод земельных участков сель­скохозяйственного назначения с кадастровой стоимостью свыше 10 % от среднерайонной кадастровой стоимости, в Иркутской области - свыше 20 % от среднерайонной када­стровой стоимости.

Вместе с тем, механизм учета кадастровой стоимости при переводе участка в другую категорию законодательно не закреплен.

Согласно п. 4 ст. 2 Закона «О переводе» к ходатайству о переводе прилагается кадастровая выписка о земельном участке, однако кадастровая стоимость, указанная в ней в со­ответствии с п. 5 ст. 65 ЗК РФ, рассчитана для целей налогоо­бложения (учитывает не только продуктивность, но и иные факторы, влияющие на рыночную стоимость участка).

Письмом Роснедвижимости от 25.09.2007 № ВК/2968 «Об определении кадастровой стоимости земельного участ­ка сельскохозяйственного назначения для целей перевода в другие категории» рекомендовано для целей перевода заказывать Отчет о результатах определения кадастровой стоимости по методике согласно п. 9 Методических реко­мендаций по государственной кадастровой оценке земель сельскохозяйственного назначения (утв. Приказом МЭРТ РФ от 01.07.05 № 145). Однако правовые основания для та­ких требований к инициатору перевода земельного участка в другую категорию отсутствуют, в связи с чем в ряде субъек­тов РФ механизм защиты особо ценных сельскохозяйствен­ных угодий не реализуется.

 

Считаем необходимым дополнить «Закон о перево­де» требованием о предоставлении инициатором Отчета о результатах определения кадастровой стоимости участка для целей перевода, основанного только на показателях его продуктивности.

Законотворчество

В связи с планируемым принятием правил земле­пользования и застройки к 1 января 2010 г., конкуренци­ей норм Земельного и Градостроительного кодексов РФ в определении правового режима земельных участков в на­стоящее время ведется полемика об отмене института де­ления земель на категории. Соответствующий законопро­ект разрабатывается Минэкономразвития РФ.

Основными аргументами является возможность изме­нения разрешенного использования по усмотрению пра­вообладателя земельного участка или на уровне органов местного самоуправления (а не субъектов РФ).

Считаем уместным отметить, что почти всю историю существования правового института категории земель го­сударственные полномочия по изменению категории зе­мельных участков, по общему правилу, исполняли местные органы власти (например, ст. 5, 28-29 ЗК РСФСР 1991 г. (утв. ВС РСФСР 25.04.1991 № 1103-1), ст. 5 ЗК РСФСР 1970 г. (утв. Законом РСФСР от 01.07.1970)), поскольку до принятия Конституции РФ от 12.12.1993 входили в систему органов государственной власти. Данное право, реализовавшееся на основании планов развития территорий, рассматривалось как составная часть их дееспособности, без которой реали­зация возложенных обязанностей невозможна.

После вступления в силу Конституции РФ в актах регионального законодательства постепенно стали закре­пляться полномочия субъектов РФ по изменению катего­рии земельных участков. Данный процесс получил свое развитие после вынесения Постановления Конституцион­ного суда РФ от 09.01.1998 г. № 1-П (п. 4), согласно которому по смыслу ст. 72 и ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции РФ до изда­ния федерального закона по тому или иному предмету со­вместного ведения субъект РФ вправе принять собственные нормативные акты, но после издания федерального закона такие акты должны быть приведены в соответствие с феде­ральным законом.

В настоящее время это привело к установлению «гу­бернаторской экономики» и монополизму в строительной сфере. Считаем необходимым четко установить перечень особо ценных земель, подлежащих особой охране, а в от­ношении малоценных земель передать государственные полномочия по изменению их категории органам местно­го самоуправления муниципальных районов и городских округов (как это сделано в отношении полномочий по предоставлению земельных участков из государственной (неразграниченной) собственности). Такое законодательное решение устранит конфликт земельного и градостроитель­ного законодательства.

Другим аргументом, приводимым в пользу отмены института категории земель как основного способа опре­деления правового режима земельных участков, является большее многообразие видов разрешенного использова­ния по сравнению с 7 категориями земель, установленны­ми земельным законодательством.

При этом не учитывается, что количество категорий никогда не было неизменным, оно увеличивалось по мере развития общественных отношений (самыми «поздними» были земли водного фонда и особо охраняемых террито­рий) и в случае возникновения такой необходимости нет препятствий для увеличения количества категорий.

Таким образом, вышеприведенный аргумент, по на­шему мнению, не является достаточно обоснованным.

Вместе с тем, неограниченное многообразие видов раз­решенного использования (без их объединения по груп­пам в категории) делает невозможным построение единой фискальной системы и противоречит принципу единства технологии государственного кадастра, сопоставимости с данными других публичных реестров, учитывая наличие огромного количества правоустанавливающих докумен­тов, в которых правовой режим участков определен через указание категории земель, что приведет к хаосу в право­применительной практике и сделает невозможным госу­дарственное регулирование земельных отношений.

Прочие же аргументы по существу сводятся не к кри­тике правового института деления земель на категории, а к публичным органам, его применяющим. При этом непо­нятно, каким образом отмена института категории земель может повлиять на правовую культуру публичных органов, уполномоченных на изменение правового режима земель­ных участков.

В связи с изложенным считаем целесообразным при­соединиться к мнению А.В.Нуприенковой (заместитель начальника Управления государственного земельного кадастра Федерального агентства кадастра объектов не­движимости), высказанному на заседании Комитета Госу­дарственной Думы по строительству и земельным отноше­ниям 17 октября 2008 г., что «так или иначе, будет возникать потребность группировки каких-то земельных участков по определённым параметрам».

Отмена категории земель нарушит преемственность в законодательстве и не исправит недостатков в деятельно­сти публичных органов.

Кроме того, Градостроительным кодексом установле­ны территории, не используемые в качестве пространствен­ного базиса для размещения объектов, на которые не рас­пространяется действие градостроительных регламентов и регламентация использования которых возможна только посредством института категории земель.

Институт деления земель на категории по критерию целевого назначения никогда не был статичным, в нем за­ложен, по нашему мнению, значительный потенциал к со­вершенствованию с усложнением общественных отноше­ний и изменением исторических условий, в связи с чем он и останется центральным в отечественном земельном праве.

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 1 (20) 2010

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!