Некоторые вопросы правового регулирования обслуживания жилых помещений по теплоснабжению и электроснабжению

НАРУШКЕВИЧ Светлана Витальевна
кандидат юридических наук, доцент, член Российской академии юридических наук, заведующая кафе­дрой гражданского права НОУ ВПО «Волгоградский институт бизнеса»
В статье анализируются вопросы правового регулирования обслуживания жилых помещений по теплоснабжению и электроснабжению. Рассматриваются дискуссионные вопросы правовой природы договора энергоснабжения, изменения, произошедшие в законодательстве, предлагаются изменения и дополнения в законодательство, регулирующее отношения энергоснабжения.

 

Отношения энергоснабжения получили законодатель­ное (в узком смысле этого слова) закрепление только в Осно­вах гражданского законодательства ССР и республик 1991-го года, которые отнесли договор по передаче энергии через присоединенную сеть к купле-продаже. Отдельный параграф обязательствам по энергоснабжению был отведен в Граждан­ском кодексе РФ (§ 6 главы 30 ГК РФ), получивший наименова­ние «Энергоснабжение», выделивший договор энергоснабже­ния в самостоятельную разновидность купли-продажи наряду с розничной куплей-продажей, поставкой, контрактацией, продажей недвижимости и предприятия. Были введены в действие Правила предоставления комму­нальных услуг, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 26-го сентября 1994 г. № 1099, где в качестве абонента определен гражданин, пользующийся или имеющий намере­ние воспользоваться услугой для хозяйственно-бытовых нужд на основании заключенного с исполнителем договора найма, аренды или обслуживания жилого помещения (п. 1.1 Правил). Таким образом, в 1994-ом году нормативное регулирование теплоснабжения разделилось на две группы по признаку, кто является абонентом - физическое лицо, использующее тепло­вую энергию в бытовых целях, или юридическое лицо. В марте 2003-го года был принят, по выражению Е.В. Блинковой и А.В. Чибис, «энергетический» пакет нор­мативно-правовых актов, регламентирующих реформирова­ние электроэнергетической отрасли и РАО «ЕЭС России» и определяющих основные начала и принципы функциониро­вания электроэнергетики в будущем в условиях конкуренции и строго регламентированного государственного вмешатель­ства в хозяйственные отношения. В данный «пакет» вошли Федеральные законы «Об электроэнергетике», «О введении в действие Федерального закона «Об электроэнергетике», «О внесении изменений и дополнений в Федеральный за­кон «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» , «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О естественных монополиях» , «О внесении изменений и до­полнений в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации», «О внесении изменений в Федеральный закон «Об энергосбережении» .



Госдумой во втором и третьем чтениях 21.12.2012 г. приня­ты поправки к Законам об электроэнергетике, тепло-, водо- и газоснабжении и некоторым другим , как было указано выше данный закон вступает в силу с первого апреля 2013 г. Предла­гается закрепить срок действия утвержденных цен (тарифов) на электроэнергию (мощность), поставляемую покупателям (за исключением населения и приравненных категорий) на розничных рынках на территориях, не объединенных в цено­вые и неценовые зоны оптового рынка. Согласно поправкам он должен составлять от трех до пяти лет, если иное не установле­но Правительством РФ. В случае пересмотра долгосрочных цен (тарифов) и (или) параметров их госрегулирования недополученные доходы субъектов электроэнергетики планируется возмещать за счет бюджетных средств. Уточняется, что государство регулирует, в частности, предельные уровни цен (тарифов) на электроэнергию (мощ­ность), поставляемую покупателям на розничных рынках, в т. ч. населению и приравненным категориям, на территориях, не объединенных в ценовые зоны оптового рынка. Инвестиционные программы сетевых организаций ут­верждаются с учетом показателей надежности и качества ус­луг по передаче электроэнергии. Предельные индексы изменения тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса также хотят устанавливать на срок от трех до пяти лет (в настоящее время - один год, если иное не предусмотрено федеральным законом или решением Правительства РФ). На такой же период (от трех до пяти лет) хотят устанав­ливать тарифы на услуги по транспортировке газа по газора­спределительным сетям. Их утверждает ФСТ России. Правительству РФ передаются полномочия по утвержде­нию правил коммерческого учета тепловой энергии, теплоноси­теля. До первого января 2016-го г. предусматривается поэтап­ный переход к установлению тарифов на теплоэнергию (мощ­ность), на услуги по ее передаче на основе долгосрочных па­раметров госрегулирования. При этом метод экономически обоснованных расходов (затрат) не используется. До указан­ной даты применяются предельные уровни тарифов на тепло- энергию (мощность). Таким образом, считает С.В. Матиящук, что «...в послед­ние годы принят целый блок нормативных правовых актов, ко­торые упорядочивают отношения, складывающиеся на рынках электрической и тепловой энергии. Однако стройная система в этой сфере еще не сложилась. Более того, многие из при­нятых нормативных правовых актов не лишены недостатков как юридико-технического, так и концептуального характе­ра.


Очевидным препятствием развития когенерации в России является различие в подходе законодателя к регулированию отношений по электро- и теплоснабжению: в сфере электроэ­нергетики создана новая система организации торговли элек­троэнергией на конкурентной основе, а деятельность в сфере теплоснабжения является естественномонопольной». Гражданский кодекс Российской Федерации комплек­сно урегулировал отношения по снабжению электрической и тепловой энергией через присоединенную сеть, определив их порождающий договор энергоснабжения как разновид­ность купли-продажи (§ 6 гл. 30 ГК РФ). Другие ресурсы (то­вары), такие как газ, нефть, нефтепродукты и вода, вынесены за пределы отношений энергоснабжения, хотя, как указывает п. 2 ст. 548 ГК, правила о договоре энергоснабжения приме­няются к отношениям, связанным со снабжением через при­соединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. Анализ специальных нормативных актов показывает, что ре­гулирование обязательств по снабжению через присоединен­ную сеть иными товарами отходит от правил, установленных Гражданским кодексом. Следует отметить, что предметом регулирования указан­ного параграфа является самостоятельный вид купли-прода­жи - энергоснабжение, в качестве которого выступает снабже­ние абонентов электрической и тепловой энергией. Подобный способ субсидиарного применения к некоторым отдельным видам договора купли-продажи правил, регулирующих дру­гие виды договора купли-продажи, в главе 30 ГК не единствен­ный. Согласно п. 2 ст. 548 ГК РФ к отношениям по снабжению через присоединенную сеть иными товарами (в частности, водой и газом) по общему правилу применяются нормы спе­циальных нормативных актов, а, как пишет И.А. Дроздов, «... субсидиарное обращение к нормам об энергоснабжении обу­словлено сходством данных отношений, но не их тождеством». Принятый Федеральный закон «О теплоснабжении» , установил правовые, экономические и организационные ос­новы отношений в сфере теплоснабжения в Российской Фе­дерации, определил полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления по регулированию и контролю в области теплоснабжения, права и обязанности субъектов теплоснабжения, потребителей тепловой энергии и иных лиц, участвующих в процессах производства, передачи и потребления тепловой энергии. Указанный Закон упорядо­чил систему правового регулирования снабжения тепловой энергией через присоединенную сеть, которая, основываясь на Конституции Российской Федерации, включает в себя Граж­данский кодекс Российской Федерации, данный Федеральный закон и иные регулирующие отношения в сфере теплоснабже­ния федеральные законы, а также указы Президента Россий­ской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации и нормативные правовые акты уполномоченных им федеральных органов исполнительной власти, принима­емые в соответствии с указанными федеральными законами.


Но как замечает М.В. Гулей, выявляя следующую тен­денцию, «...что новым федеральным законам, регламентиру­ющим отношения в сфере жилищно-коммунального хозяй­ства, отдается приоритет над нормами ГК РФ. Так, в связи с принятием Федерального закона от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» статья 539 ГК РФ была дополнена пунктом 4, устанавливающем: «К отношениям по договору снабжения электрической энергией правила настоящего па­раграфа применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное». С вступлением в силу Федераль­ного закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ «О теплоснабжении» проблема конкуренции специальных законов и норм ГК РФ усилилась. Такая ситуация противоречит ст. 3 ГК РФ, провоз­гласившей приоритет норм ГК РФ по отношению к иным фе­деральным законам. В целях преодоления сложившейся тен­денции предлагается п.4 ст. 539 ГК РФ исключить» . Считаем, что необходимо поддержать высказывание дан­ного автора о том, «...что исключение действующих норм из законов, в том числе ГК РФ, является крайней мерой, которая применяется только в случаях отсутствия возможности из­менить ситуацию путем обновления норм. В данном случае возникла именно такая проблема: модернизация правового регулирования энергетической системы ЖКХ осуществляется на уровне специальных законов, нормы которых не коррелируются с положениями ГК РФ. При этом редакционные прав­ки, как свидетельствует практика, не дают положительного эффекта или нарушают принцип приоритета ГК РФ» . Ю.В.Романец замечает, что «...системными признаками могут быть любые особенности общественных отношений, требующие правового закрепления» и для понимания при­водит интересный пример: если газ доставляется в баллонах, то это обычная купля-продажа или поставка. Если же газ про­дается через присоединенную сеть, то это энергоснабжение .


С ним соглашается И.А.Дроздов, уточняя, что «...договор газос­набжения следует относить к числу договоров ресурсо-, а не энергоснабжения, поскольку газ энергией не является. Другое дело, что правовое регулирование отношений энерго- и ресур- соснабжения в силу специфического способа передачи товара по общему правилу должно быть тождественным» . Следует также отметить, что если договор теплоснабже­ния юридических лиц и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, легально относится к договорам купли-продажи, то отношения же по снабжению электрической и тепловой энергией, газом, горячей и питье­вой водой физических лиц-потребителей причисляются к различным типам договоров. Так, например, Правила предо­ставления коммунальных услуг называют подобную передачу услугой, что позволяет некоторым авторам включать предо­ставление коммунальных услуг в систему договоров возмезд­ного оказания услуг . Также в литературе и нормативно-пра­вовых актах встречается термин «договор на обслуживание граждан», опосредующий предоставление гражданам услуг, создающих дополнительные удобства при пользовании жи­лыми помещениями и тем самым способствующий лучшему удовлетворению их жилищных потребностей. А.В. Чибис предлагает следующее понятие договора те­плоснабжения: «По договору теплоснабжения теплоснабжаю­щая организация обязуется подавать потребителю тепловую энергию в обусловленных пределах и надлежащего качества при наличии у него соответствующих технических предпосы­лок для потребления тепловой энергии через присоединен­ную сеть, а потребитель обязуется оплачивать полученную тепловую энергию, а также обеспечивать соблюдение согласо­ванного в договоре режима потребления и надлежащую экс­плуатацию принадлежащих ему теплопринимающих энерго­установок, используемых для получения тепловой энергии по данному договору».


С.В. Матиящук выделяет видообразующие признаки до­говора теплоснабжения, это, прежде всего особый предмет договора - тепловая энергия (теплоноситель) и действия по ее передаче, обусловленные технологически неразрывной свя­зью процессов производства и передачи энергии; во-вторых, особый субъектный состав - теплоснабжающая организация, потребитель; особая целевая направленность - возмездная пе­редача тепловой энергии через присоединенную сеть. Обяза­тельное условие - предмет договора теплоснабжения должен считаться установленным, если содержание договора позво­ляет определить наименование и параметры теплоносителя, с помощью которого передается тепловая энергия, ее количе­ство и условия о передаче тепловой энергии - вне зависимости от того, передается энергия через сети, находящиеся в ведении теплосетевой организации, или нет. По договору электроснабжения электроснабжающая ор­ганизация обязуется подавать потребителю электрическую энергию через сети, принадлежащие на праве собственности (или на ином законном основании) электроснабжающей ор­ганизации и (или) территориальной сетевой организации, которая обязуется обеспечить процесс ее передачи, а по­требитель - оплачивать принятую электрическую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления и обеспечивать безопасность эксплуатации на­ходящегося в его ведении энергопринимающего устройства. Таким образом, при снабжении электрической энергией по­требителя, энергопотребляющая энергоустановка которого непосредственно не присоединена к сетям электроснабжаю­щей организации, возникает сложная структура договорных связей, включающая два взаимозависимых договора: договор электроснабжения (основной договор), заключаемый между электроснабжающей организацией и потребителем, и до­говор оказания услуг по передаче энергии (вспомогательный договор).


Таким образом, рассмотрев доводы вышеуказанных авто­ров можно придти к следующим выводам: во-первых, предме­том договора энерго- и теплоснабжения является энергия (те­пловая энергия). Энергия - одно из основных свойств материи, мера её движения, а также способность производить работу. Таким образом энергия не относится к вещам, которые пред­ставляют собой объекты материального мира со своими соб­ственными свойствами, поэтому у энергии нельзя применить нормы о виндикации, негаторном иске, удержании, приобрета­тельской давности и другие нормы. Возможно согласиться с вы­водом, сделанным в научной литературе, что энергию «следует признать «иным имуществом», упоминаемым в ст.128 ГК РФ». Во-вторых, содержание договора энергоснабжения со­ставляют права и обязанности сторон. К данным отношениям применяются, кроме норм, содержащихся в ГК РФ, специаль­ные акты. Как нами было показано выше, в данном случае на­блюдается конкуренция норм ГК РФ и специальных актов, что требует внесения изменений в законодательство. В третьих, обязанностью энергоснабжающей организа­ции является обеспечение абонента энергией в количестве и с качеством, указанном в договоре. В соответствии с п. 3 ст. 541 ГК РФ абонемент - гражданин, использующий энергию для бытового потребления, - вправе использовать энергию в не­обходимом ему количестве. И данное положение конкретизи­руется в правилах предоставления коммунальных услуг. Если абонентом выступает юридическое лицо, то энергия подается в количестве определенном договором.


Думается, что возможно поддержать предложение С.В. Матиящук о возможности включения в п. 2 ст. 37 Закона об электроэнергетике и в п. 3 ст. 17 Закона о теплоснабжении дополнительного абзаца следующего содержания: «Потре­битель вправе предъявить непосредственно сетевой органи­зации требования, вытекающие из договора оказания услуг по передаче энергии, заключенного между тепло- и (или) электроснабжающей организацией и сетевой организацией, в частности в отношении количества и качества энергии, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора сетевой организацией. При этом потребитель несет обязанности по соблюдению предусмотренного договором режима потре­бления энергии, по обеспечению безопасности эксплуатации находящегося в его ведении энергопринимающего устройства и исправности используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии, как если бы он был сто­роной договора оказания услуг по передаче энергии. Однако потребитель не вправе расторгнуть договор оказания услуг по передаче энергии». Основную обязанность абонента составляет своевремен­ная оплата энергии. Но, как отмечено в научной литературе, при привлечении теплоснабжающей организации к ответ­ственности лишь в виде возмещения реального ущерба за нарушение условий договора о качестве произведенной те­пловой энергии неправомерное поведение должника, как пра­вило, остается безнаказанным. Так, при несоблюдении требо­ваний к качеству энергии зависимость выплаты возмещения от успешного доказывания размера причиненного убытка оз­начает сохранение неопределенности и ущемление интересов потребителей тепловой энергии, особенно тех, кто потребляет ее для бытовых нужд.

Проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2017-2020. Юрист Онлайн Адвокат - юридическая консультация. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!